$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ПЯТЕРКА ПО ЗАРПЛАТЕ

22.04.2011

Независимые эксперты все чаще называют быстрые темпы роста зарплаты одной из главных причин нынешних проблем белорусской экономики, в т.ч. дефицита валюты и роста потребительского импорта. Динамика изменения заработков и ВВП показывает, что перенаправление необходимых для развития ресурсов на потребление в нашей стране проходит быстрее, чем у соседей.

Например, специалисты российской аудиторско-консалтинговой компании ФБК ежегодно рассчитывают зарплатоемкость ВВП (отношение суммарной номинальной зарплаты занятого в экономике населения к объему валового внутреннего продукта). Их расчеты показывают, что в большинстве стран Евросоюза зарплатоемкость в посткризисном 2010 г. снизилась, например, в Германии — с 41,2 до 40,8%, Финляндии — с 42,2 до 40,8%, Швеции — с 42,8 до 40,8%, Нидерландах — с 40,9 до 39,5%, Литве — с 34,2 до 32.2%, Латвии — с 39,4 до 36%, Эстонии — с 38,8 до 34,8%. В России зарплатоемкость уменьшилась (впервые за 10 лет) с рекордных 40% в 2009-м до 39,5%, оставшись выше, чем в среднем по ЕС (38,8% в 2010-м против 39,4% годом ранее). По мнению директора департамента стратегического анализа ФБК Игоря НИКОЛАЕВА, нынешние высокие показатели России объясняются значительным повышением уровня социальной поддержки населения в 2009– 2010 гг., а также ростом мировых цен на нефть.

В исследовании ФБК не упоминается Беларусь. Но исходя из объемов ВВП и номинального фонда оплаты труда (который не надо путать с долей оплаты труда в ВВП и доходами населения) несложно подсчитать, что у нас зарплатоемкость ВВП в 2010 г. достигла 42,4%, тогда как в 2008-м она составляла 26,9%, а в 2009-м — 29,9%. Таким образом, мы обогнали как россиян, так и ЕС (в среднем и многих его участников по отдельности), поставив при этом 3-летний рекорд по темпам роста этого показателя. Теперь по уровню зарплатоемкости Беларусь занимает 5-е место в Европе, уступая только Швейцарии (50,3%), Дании (50,9%), Великобритании и Словении (по 45,9%).

Можно было бы только радоваться такому рывку — ведь в программе деятельности правительства на пятилетку как раз запланирован выход по ряду показателей на общеевропейский уровень. Но для этого нужен соответствующий прорыв всей экономики. Пока же темпы ее роста и динамика производительности труда были в прошлом году неадекватно ниже, чем скорость наращивания заработков, а по ВВП на душу населения мы существенно уступаем западным соседям. Впрочем, И.Николаев отмечает, что мировой тренд позволил повышать зарплаты без увеличения производительности труда. Но стимулирование внутреннего спроса повышением доходов чревато не столько ростом производства, сколько раскручиванием инфляции.

Однако пока белорусская статистика показывает дальнейший рост и того, и другого. В январе–феврале 2011 г. общий объем денежных доходов населения составил 19,7 трлн. Br — на 36,5% больше, чем за январь–февраль 2010 г. Реальные денежные доходы (т.е. с учетом изменения индекса потребительских цен на товары и услуги, составившего за этот период 11,8%) увеличились на 22,1%, реальные располагаемые денежные доходы (за вычетом налогов, сборов и взносов), скорректированные на инфляцию, — на 20,8%. Интересно, что доля «нетрудовых» заработков в структуре доходов существенно снизилась. По итогам 2010 г. доля зарплаты в структуре денежных доходов населения составляла лишь 56,1%, 2009-го — 57,1%, трансферты населению — 19,8 и 19,7% соответственно, а в январе–феврале 2011 г. доля зарплаты достигла уже 64,2%. Зато доля доходов от собственности, занимавшая в былые годы 2,5 и 2,8% соответственно, в первые 2 месяца т.г. сократилась до 2,3%. Интересно, что доходы от предпринимательской и иной деятельности, приносящей доход, составили в январе–феврале скромные 11,8%, что лишь на 0,2 п.п. больше, чем в аналогичном периоде прошлого года, несмотря на бурный рост числа индивидуальных предпринимателей и частных фирм.

Между тем индекс потребительских цен по республике для 5% наименее обеспеченных семей в марте 2011 г. по отношению к февралю 2011 г. составил 101,3%, к декабрю 2010 г. — 106,2%; для 5% наиболее обеспеченных — 102,1% и 104,9% соответственно. Таким образом, едва ли не впервые «инфляция для бедных» оказалась более тяжким бременем, чем для более состоятельных белорусов.

Леонид ФРИДКИН