$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ПУСТОЕ МЕСТО

01.03.2011

На фоне славословий по поводу упразднения административных барьеров и ожиданий реализации норм Директивы № 4 может показаться странной ностальгия по государственному регулированию. Однако иные непродуманные шаги грозят серьезными проблемами для экономики страны. Речь идет об аудите.

Указ от 1.09.2010 № 450 «О лицензировании отдельных видов деятельности» практически аннулировал нормы Закона от 8.11.1994 № 3373-XII «Об аудиторской деятельности», предусматривающие допуск субъектов хозяйствования к аудиту только при наличии соответствующей лицензии. Это — большая ошибка. Тезис о том, что лицензироваться должны лишь те виды деятельности, которые затрагивают жизнь и здоровье людей, нуждается в некоторой корректировке — сферы, затрагивающие здоровье финансов и безопасность инвесторов, тоже нельзя оставлять без регулирования.

Из правового поля выпали сегодня ключевые вопросы аудиторской деятельности. С 1.01.2011 г. в связи с изданием Указа № 450 постановление Совмина от 17.10.2003 № 1346 «Об утверждении положений о лицензировании видов деятельности, лицензирование которых осуществляет Министерство финансов» фактически утратило силу, что окончательно закреплено постановлением Совмина от 30.12.2010 № 1910 (НРПА от 18.01.2011 № 5/33160). Правда, остались общие квалификационные требования, но чем обеспечивается теперь их исполнение и контроль?

До сих пор эти задачи решались через лицензионные требования. Именно постановление № 1346 обязывало аудиторов страховать ответственность при проведении обязательного аудита. Только лишение или приостановление действия лицензии грозило за выдачу заведомо ложного аудиторского заключения, отсутствие в штате фирмы надлежащего количества аттестованных аудиторов, несоблюдение правил аудиторской деятельности и т.п.

По сути, с сегодняшнего дня любой желающий может объявить себя «аудитором», заключать договоры и раздавать аудиторские заключения, ничем не рискуя, — счесть его деятельность незаконной нельзя и оштрафовать не за что. Можно ли надеяться, что все субъекты хозяйствования выберут опыт и качество, а не польстятся на дешевизну и обещания сделать все, что клиент потребует? Учитывая, что качество аудита и раньше хромало, а конкуренция привела к повальному демпингу, в такое верится с трудом.

Столь же сомнительна надежда, что отношения аудиторов и их клиентов отрегулируются сами собой. В жизни «невидимая рука рынка» помогает лишь тем, кто сам себе помогает. Эффективное функционирование рынка капиталов зависит от того, доверяют ли инвесторы финансовой отчетности компаний. Это доверие во многом определяют аудиторы, выражающие мнение о достоверности отчетности. Система не идеальна, но другой пока не придумали.

ВСТРАНАХ с рыночной экономикой ущерб, нанесенный недостоверными финансовой отчетностью и аудиторским заключением, измеряется суммой убытков, понесенных пользователями в результате неверных инвестиционных решений, вызванных такой информацией. Доказать тут факт нанесения ущерба зачастую очень сложно даже в странах, где накоплен большой опыт в этой области. В Беларуси же не только нет соответствующей судебной практики. Многие наши чиновники, бизнесмены и юристы до сих пор вообще слабо себе представляют, зачем нужен аудит и какова потребительская ценность аудиторского заключения. Зато это отлично знают зарубежные инвесторы. Они и раньше не слишком доверяли отечественным аудиторам, требуя, чтобы инвестпроекты сопровождали компании, входящие в международные аудиторские сети, зарегистрированные IFAC. Теперь же, если нынешняя ситуация с аудитом в республике затянется, отношение к отчетности белорусских предприятий, станет еще более подозрительным. Парадоксально, что в то же время Директива № 4 и Программа правительства на 2011–2015 гг. призывают обеспечить широкое применение международных стандартов финансовой отчетности. Заодно запланировано увеличение предельного размера выручки как критерия обязательности аудита. Действительно, малым предприятиям, не выпускающим ценные бумаги, а при «упрощенке» с ведением книги учета доходов и расходов и финансовой-то отчетности не имеющим, аудит ни к чему. Но для остальных отчетность по МСФО и любым другим стандартам имеет ценность лишь тогда, когда она проаудирована в соответствии с международными и национальными стандартами аудита. А те предполагают двухступенчатую систему контроля: внутреннего и внешнего. Последний обеспечивается также на двух уровнях: государственном и общественном.

Например, законом Сарбэйнса- Оксли, принятом в США в 2002 г., и Директивой Евросоюза 2006/43/ЕС от 17.05.2006 «О внутреннем аудите годовых и консолидированных балансов отчетности» устанавливаются механизмы регистрации (аккредитации) аудиторов, обеспечения их независимости, требования к образованию, стандартам, выплатам, публичному раскрытию информации и контролю. Статьи 15–17 Директивы предусматривают обязательную регистрацию всех частных аудиторов и аудиторских фирм, выполняющих обязательный аудит, в открытом для общего доступа реестре. А ст. 32 Директивы требует организации публичного надзора за деятельностью аудиторов под управлением лиц, не вовлеченных в аудит, но компетентных в этой области, причем сами аудиторы в такой системе должны составлять меньшинство. Таким образом, традиционная на Западе роль общественных аудиторских объединений дополняется полномочиями государственных регуляторов.

В РОССИИ с 1.01.2010 г. лицензирование Минфином аудиторской деятельности было заменено передачей основных регулирующих полномочий общественным организациям аудиторов. Они ведут реестры аудиторских фирм и ИП, осуществляют внешний контроль качества их работы. В свою очередь, такие организации должны соответствовать определенным требованиям, аккредитуются в Минфине РФ и подконтрольны ему. Аудиторы, занимающиеся обязательным аудитом, должны состоять в одной из саморегулируемых организаций.

Такая реформа стала возможной в результате кропотливой многолетней работы российских аудиторских объединений, доказавших готовность принять это бремя, сформировавших свою довольно эффективную систему контроля качества. К сожалению, белорусские аудиторы этим похвастать не могут. Все попытки создания аналогичных общественных организаций не привели к сколько-нибудь заметным результатам: ни в координации деятельности аудиторов, ни в представлении и защите их имущественных интересов, что предписано Законом № 3373-XII, ни в массовости. Характерно, что никто из этих объединений по сей день даже не удосужился хотя бы высказаться по рассматриваемой проблеме. Разумеется, не могут подменить защиту профессиональных интересов и попытки ценового сговора или лоббирование отдельных коммерческих интересов.

НЕ СЕКРЕТ, что проекты указа и постановления Совмина о реестре аудиторских организаций и аудиторов-ИП, заменяющем лицензирование, подготовлены давно, но по неизвестным причинам «заблудились» в чиновничьих кабинетах. Такая волокита, в отличие от ситуации с туризмом и розничной торговлей, имеет весьма серьезные последствия: за качество аудита всей бухгалтерской отчетности белорусских предприятий за 2010 г. с сегодняшнего дня никто не отвечает. Следовательно, с точки зрения современных требований корпоративного управления, доверие к этой отчетности (если таковое имелось) ни на чем более не основывается. А мы только-только собрались развивать фондовый рынок и привлекать прямые иностранные инвестиции в особо крупном размере...

Леонид ФРИДКИН