Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №48(2545) от 01.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

ПРУД для инвестора

Характерная примета торговли на исходе года -- продажа живой рыбы...
Характерная примета торговли на исходе года -- продажа живой рыбы. Так вот, вполне вероятно, что в нынешнем сезоне продается последний карп, выловленный в прудах, принадлежащих только государству. Далее рыба будет поставляться частными, по крайней мере негосударственными рыбхозами. О реформировании отрасли рассказывают генеральный директор Государственного объединения рыбного хозяйства Беларуси Алексей СТЕПАНЕНКО и начальник отдела рыбоводства и рыболовства Светлана БАНИНА.

Схема покупки -- любая

В настоящее время идет разгосударствление рыбных хозяйств. Решение акционироваться приняли все хозяйства. А их в стране -- 21. Сейчас активно формируются пакеты документов для разгосударствления: ревизии финансово-хозяйственной документации, переоценка основных фондов. Но главная проблема, от решения которой зависит смысл всей работы, -- найти реального инвестора, готового выложить звонкую монету за акции рыбхоза. Пока в наличии такового нет, но все же к белорусским прудам присматриваются со стороны, рассказывает Алексей Степаненко:

-- Более 20 претендентов, в той или иной мере желающих заняться выращиванием и отловом рыбы, прорабатывали вопрос участия в акционировании хозяйств (или их структурных подразделений). К примеру, на 90% проведены все необходимые формальности о привлечении одной крупной (1900 чел. работающих) эстонской фирмы, наполняющей шпротами весь еврорынок. Ей по ряду статей, в том числе географической, пришелся ко двору Полоцкий рыбхоз. Через открытие там СП и акционирование эстонцы намеревались выйти на белорусский рынок и, пользуясь наличием единого таможенного пространства, постепенно перейти на российский -- значительно более для них привлекательный, чем наш. Однако, учитывая белорусско-российские политические отношения, эстонцы "замерли", ожидая, как дальше развернется белорусско-российский диалог.

Не завершились ничем пока и переговоры с другим инвестором -- местным, белорусским, который хотел вложить средства в рыбхоз "Грицево" (Молодечненский район), хотя "добро" на создание производства было получено на самом высоком уровне. Приценивался, да так и не решился на серьезный шаг и третий инвестор -- один из российских металлургических комбинатов, которого привлекают пруды и естественные водоемы рыбхоза "Витебский".

Нужно сказать, что белорусские прудовые хозяйства, в отличие от прибалтийских и украинских, сохранили весь цикл производства прудовой рыбы. Система выращивания по-прежнему включает в себя производство посадочного материала. У нас есть свое хорошее маточное поголовье, ремонтное стадо, системы выростных, нагульных, зимовальных прудов, сеть инкубационных цехов, где по самым современным биотехнологиям рождаются миллионы карпов, карасей, щук, судаков и прочих особей многоликого рыбного семейства.

Все это можно приобрести. Те, кто хочет взять в аренду приглянувшиеся пруды, должны обратиться в гособъединение рыбного хозяйства или непосредственно к директору рыбхоза, представить бизнес-план. Последний рассмотрит и утвердит (либо отвергнет) Минсельхозпрод, в структуру которого и входит объединение рыбного хозяйства.

Можно отработать любую схему покупки, все зависит от того, насколько "самодостаточен" пруд для выполнения поставленных задач. К примеру, если он не способен самостоятельно заполняться водой и для этого требуются услуги насосной станции либо нужен подогрев воды (рыба начинает питаться, а значит расти и набирать в весе при температуре +12 С), данные затраты придется включить в стоимость аренды. Короче говоря, приемлема любая схема взаимовыгодного сотрудничества...

"Обеды" для рыб от ФАО

Реформирование негосударственного рыбного хозяйства -- то, что нам предстоит, -- ряд европейских стран уже прошли. К примеру, в Литве форма собственности в отрасли уже давно частная. Пройдя через приватизацию, литовские прудовые хозяйства стали заниматься тем, что более выгодно. К примеру, если щук литовцы разводят сами, то молодняк растительноядных рыб закупают за границей, в том числе у нас. Выращивают его до торговых кондиций, потом -- продают. Как и белорусы, литовцы кормят рыбу: прудовые карп, щука и другие виды рыбы лишь на 50% находятся на "подножном", естественном корме и на 50% их вес зависит от "обедов", которые устраивают хозяева прудов. Так что потенциальные покупатели должны знать: рыбу нужно кормить.

Украина, Польша, Венгрия, Чехия аналогично уже решили свои "рыбные" проблемы. К примеру, в Венгрии, где приватизация рыбохозяйств началась с 1991г., практически все они ушли из-под опеки государства. Там разводят карпа, другие виды рыб: 7 лет занимаются выращиванием осетра, замахнулись даже на производство черной икры. Ряд затрат по восстановлению венгерских прудов, водный баланс которых зависит от прилегающих к стране территорий, взял на себя занимающийся поддержкой проектов по восстановлению экологического равновесия водоемов известный в Европе фонд "ФАО". Благодаря его поддержке, а также кредитам ЕС страна имеет возможность не только заботиться о производстве товарной рыбы, но и пополнять рыбной молодью естественные водоемы. На экологические проекты по поддержанию естественных водоемов дает деньги и Евросоюз.

Осталось разработать модель оптимального соотношения разводимой рыбы. Этим, в частности, сейчас и занимаются в объединении, решая данную задачу наряду с акционированием, закупкой кормов для питания рыбы с весны следующего года, заботой об инкубаторах. Нужно признать, экономическая составляющая затрат на производство у венгров выглядит более привлекательно, чем наша. Материальная составляющая (корма, электроэнергия, стимуляторы) у нас -- 60%, у них -- 48%, в себестоимости реализуемой продукции у нас зарплата составляет 5--10%, у венгров -- 15--20%.

Непривлекательны у нас и условия получения кредитов: проценты по ним, которые требуют белорусские банки, значительно выше венгерских. На кредиты ФАО и ЕС белорусам рассчитывать пока не приходится, однако практический опыт венгров можем использовать вполне, считает Светлана Банина.

Равно, как и польский. Их рыбхозы по площадям и объемам прудов значительно меньше белорусских. Выращивают в основном карпа. Работают только под заказ торгующих предприятий и пользуются их финансовой поддержкой. У польского частника не болит голова, что отловленная рыба не будет продана и ее придется спешно перерабатывать.

Следует сказать, что специализация у рыбоводных хозяйств Польши -- самая разная. К примеру, изучая опыт польских соседей, не так давно белорусские специалисты побывали в хозяйстве, владелец которого производит 50 т форели и 500 тыс.голов посадочного материала этой деликатесной рыбы, пользующейся спросом в Европе. Так вот, если коротко, при выборе вида рыбы и методов ведения хозяйства там руководствуются возможностью получения прибыли, а не прогнозными показателями, спущенными сверху.

Пока щучий экспорт положительного сальдо не дает

Кстати, о деликатесах. Наша щука в Европе идет на ура -- качество и вкусовые свойства ее мяса стоят вровень с осетровыми. Щуку заказывают в основном фирмы из Бельгии и Чехии, доставляют в спецмашинах партиями по 5 т живого товара. По дороге (в Польше) щукам меняют воду, поэтому рыба прибывает к месту назначения с незначительными потерями. Хотели бы иностранцы закупать у нас и линя. Всего же рыбы на экспорт идет в переделах 35--40 т, и 5 тыс.т реализуется на месте.

-- Экспорту живой рыбы из Беларуси очень сложно перекрыть импорт, -- поясняет Алексей Степаненко. -- В то же время нам планируют, к примеру, экспорт -- 106,5%, импорт -- 105%. На мой взгляд, такое огульное планирование, даже если и очень хочется иметь в торговле рыбой положительное сальдо, -- крайне недальновидно. Ведь наша страна -- не морская держава: чтобы потребление наших граждан смогло соответствовать медицинским нормам, приходится завозить 14 кг рыбы (на человека) и 1 кг -- производить самим.

С другой стороны, завоз сырья (морской и океанической рыбы), его переработка, транспортные, таможенные и другие издержки -- экспорт переработанной рыбы -- нонсенс. К тому же предприятия РБ не имеют сертификата на торговлю рыбопродукцией в Европе. Конечно, рано или поздно придется приобретать такой сертификат, для чего -- обратиться в Европейскую комиссию по экспорту при ЕС. Пока же продажа завезенной и переработанной рыбы не выгодна. Нужно решать задачи доведения уровня ее производства в стране до европейских требований. Когда отрасль пройдет через разгосударствление и приватизацию, тогда и можно будет вести речь о получении европейского сертификата. Конечно, это также проблематично без инвестиций, в том числе и частных, однако инвесторы в итоге получат реальную выгоду.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений