$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Проверенные методы затянувшегося эксперимента©

11.12.2015

Экономика Беларуси в следующем году должна вырасти не менее чем на 0,3%, а инфляция составит 12%. Такие контрольные цифры были названы 7 декабря на совещании у Президента страны, где обсуждались проекты прогноза социально-экономического развития, бюджета и денежно-кредитной политики на 2016 год. При этом обеспечивать выполнение заданных параметров глава государства требует «известными методами», не подбрасывая «разного рода эксперименты».

 

Рост ВВП на 0,3% предлагается рассматривать как минимальный прогноз, который нужно постараться перевыполнить, несмотря на непростые внешние условия. По сути, такой околонулевой рост для страны с переходной экономикой можно считать состоянием стагнации, при которой весьма затруднительно надеяться на поддержание инвестиций и благосостояния граждан на приемлемом  уровне, особенно учитывая, что в текущем году спад составит 3,5–3,9%.Тем не менее Президент поставил задачу составлять и реализовывать параметры прогнозов «исходя из интересов населения».

Несмотря на спад ВВП и промышленного производства, участники совещания считают, что в целом стабильность в экономике сохранена, страна в полном объеме и в срок рассчитывается по всем государственным обязательствам и валютным долгам. Правда, признаются сложное положение дел на многих промышленных предприятиях, отрицательная динамика в сельском хозяйстве, торговле и строительстве, сокращение экспорта и инвестиций. Как считает Президент, 70% проблем вызваны внешними факторами, а только 30 – внутренними. По его мнению, «есть немало внутренних резервов, которые слабо используются как в снижении себестоимости продукции, внедрении новых технологий, так и в управлении предприятиями».

При этом снижать издержки глава государства требует не за счет сокращения работников. Если оптимизация и необходима, но параллельно должны создаваться новые рабочие места. Президент потребовал, чтобы всем заинтересованным экономическим субъектам, руководителям были доведены показатели, определяющие эффективность их деятельности. Например, для председателей областных и районных исполкомов таким индикатором будет количество созданных рабочих мест, причем итоги выполнения будут подводиться ежеквартально.

«СПУСТИТЬ» сверху любой показатель в регионы нетрудно. И исполкомовские чиновники охотно передадут их предприятиям, чтобы затем регулярно требовать отчетов и объяснений по результатам. Вопрос лишь в том, каким образом, за счет каких источников и для чего создавать требуемые рабочие места. Менеджерам предприятий, по-видимому, придется разбираться самостоятельно – так же, как и с обеспечением роста зарплаты, наращиванием экспорта, инвестиций, сокращением складских запасов, уровнем рентабельности и т.п. Но если чиновники могут, ничем не рискуя, в свое удовольствие «грузить» бизнес все новыми заданиями, то для компаний соблюдение одних показателей тут же оборачивается не только провалом других, но и комплексными проблемами.

Скажем, в условиях неблагоприятной конъюнктуры внешних рынков требования по обеспечению производительности труда на одного работника выполнимы лишь за счет сокращения персонала. А если этот показатель установлен в долларах и служит одним из условий оказания государственной поддержки, то рабочие места вряд ли попадут в число приоритетов.

Президент потребовал от правительства конкретной работы и предостерег от разного рода экспериментов, призвав руководствоваться проверенными методами.

Таким образом, в очередной раз прозвучал намек на неприятие реформирования существующей социально-экономической модели, необходимость которой все более очевидна для бизнеса. Но если жесткие бюджетные ограничения чиновники могут обеспечить без ущерба для своей власти, то отказываться от проверенных методов ручного управления они в ближайшем будущем не станут. При этом власти не желают признавать, что именно данные методы привели к нынешней стагнации отечественной экономики и ее 70-процентной зависимости от внешних (точнее, российских) факторов.

Александр Лукашенко уверен, что белорусская экономика абсолютно конкурентна по ценовому фактору и качеству. «Чудес не бывает, в кризисное время мы не можем, даже если захотим, создать новую экономику, то есть вместо нашего машиностроительного комплекса, к примеру, производить что-то космическое. Не сможем – да и не нужно. У нас хорошие люди, образование, промышленная школа. Надо немножко шевелиться, напрягаться», – призвал глава государства. Заодно А. Лукашенко потребовал от правительства и губернаторов создать максимально привлекательные условия для инвесторов.

Такие условия у нас, казалось бы, создаются постоянно: законы сменяются кодексами, а те – новыми законами, которые дополняются очередными декретами и указами. Но почему-то эти усилия до сих пор не привели к серьезному притоку инвестиций в реальный сектор экономики. А иные инвестпроекты (вроде плана застройки территории Червенского рынка в Минске) закрываются на нулевом цикле. То ли макроэкономическая стабильность оказывается недостаточной для доходности, устраивающей инвесторов, то ли существующий уровень защиты частной собственности в республике не снижает риски до приемлемого уровня.

К СОЖАЛЕНИЮ, с ценовой конкурентоспособностью у нас не все гладко. Годами ее обеспечивали дешевые российские нефть и газ. Однако теперь мировые цены на них падают, сокращая до минимума белорусскую маржу. В ближайшем будущем внутренние российские цены могут выйти на европейский уровень (за вычетом экспортных налогов и транспортировки). Автоматически к ним подтянутся и белорусские тарифы. Пока же ценовая конкурентоспособность, порой плавно переходящая в демпинг, не помогает: по целому ряду ключевых экспортных товаров (неэнергетических), в т.ч. продукции машиностроения, пищевой и химической промышленности, сокращаются не только цены, но и физические объемы поставок.

МЕЖДУ ТЕМ  8 декабря на заседании Совета Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР) было отложено принятие решения о предоставлении финансового кредита Беларуси – с предложением доработать программу реформ. При этом министр финансов РФ Антон Силуанов после заседания совета фонда заявил журналистам, что, прежде всего, требуются «конкретные результаты от реализации программы мер экономического развития, которые были заложены в план действий при получении этого кредита». Российский министр напомнил об отклонении от первоначальных показателей по росту зарплат бюджетников в Беларуси и невыполнении ряда показателей, в т.ч. по динамике тарифов на услуги ЖКХ и транспорт, а также о структурных мерах, в т.ч. в области приватизации, которые не были реализованы в ходе выполнения предыдущей программы. «А это один из основных источников при пополнении бюджета и улучшении платежного баланса», – отметил А. Силуанов.

Увязка «братской помощи» с выполнением несколько лет назад проигнорированных и, казалось бы, благополучно забытых обязательств, по-видимому, стала полной неожиданностью для наших властей. Ведь премьер-министр Андрей Кобяков только что пообещал: в бюджетной сфере предусмотрено определенное увеличение оплаты – чуть больше, чем рост инфляции. При этом весь резерв увеличения оплаты труда в бюджетной сфере рассматривается через оптимизацию и рационализацию расходов. Но удастся ли это объяснить руководству ЕФСР и российскому Минфину? К тому же, если в 2008–2012 гг. существовали относительно неплохие шансы выгодно приватизировать некоторые госпредприятия, то сейчас это вряд ли возможно: инвесторы утратили интерес к «падающим» рынкам, а активы убыточных предприятий дорого покупать никто не станет.

Остается лишь демонстрировать оптимизм. Как заявил агентству БЕЛТА заместитель председателя правления Нацбанка Сергей Калечиц, наша страна продолжает согласование сроков и условий получения кредитов МВФ и ЕФСР, соответствующий перечень реформ уточняется, отдельные детали, связанные со сроками осуществления некоторых преобразований, еще «нужно дообсуждать». А потому первый транш кредита ЕФСР появится в белорусской казне лишь «когда будет договоренность» – наверное, в следующем году. При этом С. Калечиц заверил, что «у нас нет такой критической необходимости получать эти средства завтра».

По итогам совещания Президент в основном одобрил проекты прогноза, бюджета и денежно-кредитной политики страны на 2016 г. В течение нескольких дней документы будут доработаны и в окончательном виде представлены главе государства. Таким образом, бизнесу удастся их увидеть уже только на новогоднем столе.

Вадим ЛЕБЕДЕВ