$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Протест согласных©

15.01.2016

Конфликт индивидуальных предпринимателей, торгующих на рынках, с властями из-за требований Указа № 222 стал главным событием в начале января. Но его причины, созданные более 2 лет назад, как и неудачные попытки решения, являются отражением общих проблем белорусской экономики и общества в целом.

 

Участники антикризисного форума, проведенного 11 января, просят об отмене или введении моратория на применение Указа от 16.05.2014 № 222 «О регулировании предпринимательской деятельности и реализации товаров индивидуальными предпринимателями и иными физическими лицами», призывают приостановить проведение проверок и наложение санкций за нарушение требований Указа. Однако власти пока не дают ответа.

Как официальные, так и независимые эксперты расходятся в оценке масштабов конфликта. Некоторые, в т.ч. руководитель ОО «Перспектива» Анатолий Шумченко, уверяют, что с начала года прекратили работу около 70% предпринимателей, а то и больше. Другие полагают, что эти цифры существенно завышены и речь может идти о 30–50%. Так, начальник отдела налогообложения индивидуальных предпринимателей Министерства по налогам и сборам Татьяна Путрик уверена, что около 70% ИП – плательщиков единого налога продолжили деятельность в 2016 г., сообщает агентство БЕЛТА. По крайней мере, если  в начале прошлого года около 21 тыс. предпринимателей представили декларации и уплатили единый налог, то теперь – их около 14 тыс. При этом ИП, решившие приступить к деятельности в январе, еще могут подать декларацию и уплатить единый налог в любой день месяца. Правда, платежи индивидуальных предпринимателей, по оценке  министра по налогам и сборам Сергея Наливайко, составляют около 2–2,5% от всех налоговых поступлений. Он считает, что это незначительная доля, и рассчитывать на существенные поступления от малого бизнеса не приходится.

Но даже если без работы останется 5–10% из почти 243 тыс. предпринимателей, это уже следовало бы считать серьезной проблемой. Ведь нынешние события могут привести к существенному росту безработицы, как официально регистрируемой, так и скрытой. Неизбежен и мультипликативный эффект: сокращение числа арендаторов снизит доходы рынков и торговых центров, уменьшит поступления от них в бюджет. Потеряет работу некоторое количество людей, обслуживающих данные структуры. Соответственно, это отразится на их способности погашать кредиты, осуществлять инвестиции, создавать рабочие места.

Кроме того, опустеет ниша относительно дешевых потребительских товаров, которыми ИП в довольно разнообразном ассортименте снабжало население. Можно предположить, что эту нишу займут более крупные торговые структуры и отечественные производители. Но если бы они были в состоянии это сделать (или были в достаточной степени заинтересованы), то вытеснили бы мелких лавочников с рынка и без сокрушительного воздействия техрегламентов и указов. На самом деле, сегмент, занимаемый сегодня ИП, малопривлекателен для крупного торгового бизнеса. А разговоры о создании грандиозных оптовых структур, обеспечивающих поставки ширпотреба, вроде пресловутого «черкизона», так и не получили реального воплощения.

СОБСТВЕННО, сам Указ № 222 изначально был компромиссным вариантом, призванным смягчить ранее установленные техрегламентом Таможенного союза требования. Однако, как в мае 2014 г., так и в марте 2015 г. было очевидно, что достигнутый компромисс лишь оттягивает продолжение конфликта. К тому же срок действия самых «напряженных» норм уже откладывался  Указом от 30.03.2015 № 143 с 1.03.2015 г. на 1 января т.г. Тогда власти предупреждали, что больше отсрочек и поблажек не будет. К этому, вроде бы, обязывают и нормы законодательства Евразийского союза, исполнение которых уже не терпит отлагательств. Впрочем, если бы наши чиновники всерьез озаботились нуждами отечественных предпринимателей, они, возможно, нашли бы способ уговорить Евразийскую экономическую комиссию. Не намерены власти давать еще какие-либо отсрочки по установке платежных терминалов. 

Часть предпринимателей не устраивают требования к наличию сопроводительных документов на товары. При этом дело не только в сложности их получения. Многих пугает, что контролирующие органы слишком часто в ходе проверок объявляют накладные и сертификаты поддельными, что влечет те же санкции, что и полное отсутствие документов. Но сами предприниматели, закупая товары, вряд ли в состоянии определить достоверность получаемых бумаг. Теперь Министерство экономики обратилось в Верховный Суд с просьбой проанализировать судебную практику, которая складывается по административным правонарушениям по отсутствию или наличию недостоверных документов. Заместитель директора департамента по предпринимательству Минэкономики Петр Арушаньянц сообщил журналистам, что нужно разъяснить, «кого считать добросовестным предпринимателем, как доказать добросовестность».

Конечно, желательно иметь более четкие критерии разграничения недобросовестности поставщиков и виновности предпринимателя. Но проблема усугубляется тем, что требования к форме и реквизитам первичных документов в Беларуси существенно отличаются от действующих за рубежом. К примеру, в России и Украине наличие и применение печати у субъектов хозяйствования вообще не обязательно, накладные давно не являются бланками строгой отчетности, а порядок их заполнения гораздо либеральнее, чем у нас. Подстраиваться под нормы белорусского законодательства там никто не станет. Зато сложившаяся в республике система требований слишком удобна для контролеров, поскольку обеспечивает им весьма высокую результативность проверок, которые оборачиваются для ИП штрафами и конфискациями. Так, по словам Т. Путрик, за 11 месяцев 2015 г. было проведено около 3 тыс. проверок субъектов хозяйствования. Судами принято решение о конфискации товаров без документов, подтверждающих их приобретение, на общую сумму около 380 млрд. Br. У некоторых выявляются документы, которые не соответствуют действительности.

Некоторым активистам делового сообщества кажется приемлемым вариант еще одной отсрочки – на сей раз путем объявления моратория на проведение проверок. Но даже если этого удастся достичь, через некоторые время мы вновь вернемся на то же место, на котором власти и предприниматели топчутся не первый год. К тому же отсутствие санкций, по сути, будет означать несоблюдение техрегламентов ЕАЭС.

РЕШАТЬ эти проблемы надо было давно. Сейчас Минэкономики предлагает обсудить их в рамках Общественно-консультативного совета с целью выработать единый подход. Организаторы антикризисного форума намерены подготовить предложения от имени ИП. Но бизнес-союзы и отдельные независимые специалисты неоднократно представляли чиновникам свое видение решения различных вопросов, оно слишком редко принималось во внимание. По сути, у делового сообщества нет никаких рычагов для достижения своих целей – они могут лишь просить учесть свое мнение без всяких гарантий, что оно будет принято во внимание. Предприниматели неоднократно имели возможность в этом убедиться. Тем не менее они не оставляют надежд, что их чаяния и проблемы будут услышаны и решены на высшем уровне. Интересно, что малый бизнес, так же как участники форума, регулярно жалуется, что решения принимаются без его участия, не прилагая никаких усилий для того, чтобы сменить статус «совещательного голоса» на более весомый. Такой «размен» даром не дается. Между тем непосредственно влиять на окончательные решения бизнес может лишь в случае реальных рычагов воздействия на власть, в т.ч. при наличии собственных представителей в законодательных органах. Но предприниматели более всего боятся быть замеченными в какой-либо политической деятельности, не отдавая себе отчета, что их экономические интересы могут быть защищены только в случае расширения их же гражданских прав. К такому повороту в республике никто не готов. А потому призывы некоторых участников форума перейти к более активным протестам  немедленно и резко пресекались, а пришлые политики – обвинялись в попытках личного пиара и изгонялись. Можно не сомневаться, что в дальнейшем действия ИП будут носить столь же лоялистский характер.

В то же время ИП не приходится рассчитывать на сочувствие со стороны других слоев бизнеса и населения. Владельцы и сотрудники компаний полагают, что, коль скоро они вынуждены выполнять все требования законодательства по документированию, остальным тоже не должно даваться никаких поблажек. Нет солидарности и между самими ИП. Не многие из них готовы активно защищать свои интересы. Да и тех, кто собирается на форумах и конференциях, чтобы просто вслух высказать свое недовольство происходящим, сравнительно мало. Кое-кто наверняка попытается работать нелегально, пополняя ряды «теневого» сектора. Вероятно, большинство готово попытаться подстроиться под установленные нормы, чтобы сохранить свое дело – то ли путем сокращения маржи, то ли за счет повышения цен, руководствуясь конструктивными и неоднократно проверенными на практике девизами «моя хата с краю» и «умри ты сегодня, а я – завтра».

Леонид ФРИДКИН

 

 

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН