$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПРОПИСАТЬСЯ В ГОРОДЕ СОЛНЦА

11.02.2011

Министерства и ведомства завершают работу над проектом закона «О государственной инновационной политике и инновационной деятельности в Республике Беларусь». Ожидается, что данный документ, восьмой год зреющий в кабинетах чиновников разного уровня, в этом году, наконец, попадет в Палату представителей Национального собрания и будет рассмотрен вне графика (в плане подготовки законопроектов на 2011 г., утв. Указом от 6.01.2011 № 10, он отсутствует). Впрочем, если проект примут в нынешней редакции, он вряд ли поспособствует инновационному рывку страны.

Проект закона, текстом которого обладает «ЭГ», определяет ряд основных задач государственной инновационной политики. В их числе стимулирование авторов инноваций, защита их имущественных и неимущественных прав, создание инновационной инфраструктуры и фондового рынка для инновационно активных организаций. Провозглашается свобода научного и технического творчества. Звучит идея сконцентрировать государственные ресурсы на приоритетных направлениях инновационной деятельности, выделяя бюджетные средства на конкурсной основе. Проект содержит достаточно подробный глоссарий понятий инновационной сферы, обозначает границы компетенции различных субъектов государственной инновационной политики, определяет порядок экспертизы и финансирования инновационных проектов, работу инновационной инфраструктуры.

Однако, несмотря на разносторонность содержания и высокие цели, некоторые участники инновационного процесса, ознакомившись с проектом закона, окрестили его «городом Солнца». Есть сомнения, что в нем удастся «прописать» большое количество предпринимателей. Во-первых, большинство норм документа носит декларативный либо отсылочный характер. А в этом случае любые, даже самые передовые идеи рискуют оказаться похороненными под грудой подзаконных нормативных актов. Во-вторых, обозначенные проектом процедуры представляются достаточно забюрократизированными, что вряд ли сделает прозрачным процесс вовлечения отдельных предприятий как в саму инновационную деятельность, так и связанное с ним государственное финансирование.

Бюрократия кроется в мелочах

Так, в качестве одного из условий, позволяющих рассчитывать на включение в инновационные госпрограммы и поддержку, названо наличие у субъекта хозяйствования инновационного проекта. Право на определение правил его составления и исполнения, в т.ч. на разработку форм документов, предложено закрепить за уполномоченным республиканским органом госуправления. Он также будет проводить конкурсы проектов, финансируемых за счет республиканского бюджета. На местном уровне формированием перечней инновационных проектов и контролем за их реализаций займутся исполкомы.

Подобный подход внешне представляется достаточно логичным, и, к слову, уже используется в рамках действующего законодательства. Однако, как показала практика, оформление инновационных проектов и других документов, необходимых для участия в госпрограммах, — достаточно трудозатратное и дорогостоящее занятие, которое не под силу многим субъектам хозяйствования, и особенно представителям малого и среднего бизнеса. Ситуацию усложняет финансовая ответственность: предоставленные бюджетные средства государство требует вернуть независимо от того, оказался проект коммерчески удачным или потерпел крах. Сложность процедур и отсутствие права на риск сделали инновационную деятельность малопривлекательной для частного капитала, видимо поэтому инновационные госпрограммы минувшей пятилетки оказались «укомплектованы» в основном госпредприятиями. При этом директивное формирование программ привело к тому, что туда попадали зачастую случайные предприятия и проекты, а инновации подменялись ординарной модернизацией основных фондов.

Проект закона, с одной стороны, декларирует право предпринимателей на инновационный риск, а с другой — закрепляет за органами госуправления возможность требовать возврата бюджетных средств в случае их нецелевого или неэффективного использования. Если учесть, что любой чиновник при появлении спорных вопросов с реализацией инновационного проекта закономерно постарается перестраховаться и потребует вернуть государственные деньги, вряд ли принятие законопроекта в такой редакции снизит риски и пробудит бизнесменов массово обращаться за государственным финансированием.

Не решает законопроект и принципиально важную проблему передачи частному бизнесу прав на научные разработки, осуществленные за счет государственного финансирования. Согласно проекту закона, правообладателем подобных объектов будут государственные заказчики и (или) исполнители — госорганизации. Они смогут передавать авторские права другим лицам, в т.ч. на безвозмездной основе. Однако такая возможность им уже предоставлена Указом от 31.08.2009 № 432 «О некоторых вопросах приобретения имущественных прав на результаты научно-технической деятельности и распоряжения этими правами». Вот только спустя почти год с момента вступления в силу данного законодательного акта директор Республиканского центра трансфера технологий Александр Успенский в беседе с корреспондентом «ЭГ» не смог припомнить ни одного случая безвозмездной передачи какой-нибудь технологии. Видимо, передача научных разработок эффективным собственникам должна стать не правом, а обязанностью чиновников.

По сути проигнорированной оказалась тема форсайта, повсеместно применяемого в мире при разработке национальных стратегий технологического развития. Его задача — путем анализа и прогнозирования определять наиболее перспективные направления для развития национальной экономики. Формулировка, предложенная проектом закона, о «технологическом предвидении с использованием научно обоснованных методик» ни к чему не обяжет ни составляющие инновационные программы министерства и ведомства, ни Совмин. А значит, на практике вновь станет применяться более привычное для чиновников директивное планирование.

Наконец, законопроект не содержит каких-либо внятных льгот для субъектов инновационной деятельности, за исключением возможности воспользоваться льготными кредитами. При этом не ясно, на каких условиях и под какой процент. Нет конкретики и относительно остальных форм господдержки, упомянутых в законопроекте, — безвозмездного предоставления госсобственности, обучения кадров, финансирования участия в международных выставках и т.д.

Можно, конечно, сослаться на то, что законопроект в целом носит рамочный характер и в случае его принятия он лишь обозначит общие ориентиры и приоритеты инновационной политики Беларуси. Однако, напомним, что в материалах парламентских слушаний, прошедших 25 ноября прошлого года в Палате представителей (см. «ЭГ» № 92 за 30.11.2010), отмечалась разрозненность и слабая эффективность более 50 нормативных актов, ныне регулирующих инновационную деятельность. Выход виделся в принятии закона, обеспечивающего полное и системное регулирование данной сферы. Дублируя и обобщая уже действующие нормы, подготовленный законопроект едва ли выполнит возложенную на него задачу.

Высокое небо идеала

Тем временем Совмин приступил к изучению проекта Государственной программы инновационного развития Республики Беларусь на 2011–2015 гг. Именно ставка на инновационное развитие должна, по планам руководства страны, обеспечить почти двукратное увеличение ВВП, более чем двукратный рост экспорта и выход на положительное сальдо внешней торговли. Для этого, по данным пресс-службы правительства, проект госпрограммы предполагает создание высокотехнологичных и наукоемких секторов экономики в сфере био- и нанотехнологий, по производству новых материалов, лазерно-оптического оборудования, в сфере генной инженерии и т.п. К 2015 г. удельный вес отгруженной инновационной продукции промышленных предприятий должен достигнуть 20–21%, доля инновационно активных предприятий составить не менее 40%, а внутренние затраты на научно-исследовательские работы — 2,5–2,9% к ВВП. По планам, через 5 лет наша страна должна стать ни много ни мало «мировым инновационным центром», а белорусская продукция соответствовать девизу «лучшие товары мира — произведено в Республике Беларусь».

Очевидно, достижение таких рубежей потребует поистине революционных изменений во всей сфере инноваций, в т.ч. в законодательстве. Тем более что реализация предыдущей пятилетней программы буксовала. К сожалению, ее итоги пока не обнародованы и оценить конечный результат сложно, однако, напомним, по результатам 2009 г. не выполнены 9 из 11 основных показателей инновационного развития страны. Более того, по таким показателям, как удельный вес инновационно активных предприятий, отношение расходов республиканского бюджета и внутренних расходов на научно-исследовательские работы к ВВП страна оказалась ниже уровня начала реализации программы.

Мнение практика

Как считает директор инновационного предприятия «Адани» профессор Владимир Линев, Беларусь упустила наиболее благоприятный период в развитии наукоемких производств. Со времени развала СССР произошло существенное старение научных кадров, люди науки уже вышли из того возраста, когда они готовы рисковать, занимаясь бизнесом, что в значительной мере осложняет процесс коммерциализации научных разработок.

А ведь именно ученые должны становиться учредителями инновационных предприятий, убежден В.Линев. Для реализации их идей на практике в стране должна быть создана соответствующая инфраструктура, в частности, на льготных условиях предоставляться помещения и коммуникации. Эту функцию во всем мире выполняют технопарки. К примеру, после объединения Германии в ее восточной части начали массово появляться технопарки, в которых потерявшие работу ученые смогли реализовать собственные бизнес-идеи. Созданные ими инновационные фирмы смогли предложить свои услуги крупным мировым корпорациям, а те, в свою очередь, стали мощным источником финансирования разработок. К сожалению, в нашей республике проблема с площадями не решена, технопарки созданы лишь номинально, не спешат к нам и международные корпорации, а госпредприятия, о ведущей роли которых в финансировании инновационного бизнеса говорят некоторые чиновники, не обладают достаточными ресурсами (большинство из них сами нуждаются в финансовой поддержке).

По мнению В.Линева, следует перенять зарубежный опыт взаимодействия науки и инвесторов. На Западе ученые, как правило, получают право пользования патентом, которое выражается в передаче им не менее 25% в уставном капитале фирмы, учреждаемой для коммерциализации разработок. С одной стороны, участие инвестора позволяет покрыть расходы на поддержание и защиту патента. С другой — ученый как собственник бизнеса делает все возможное, чтобы его изобретение было действительно эффективным и конкурентоспособным. В Беларуси «план на патенты» способен нанести серьезный вред дальнейшему продвижению отечественной продукции на экспорт. Поддержание патента за рубежом обходится в десятки тысяч евро, а средняя стоимость одного судебного процесса по защите авторских прав в странах ЕС достигает 150–250 тыс. EUR. Ни у одного белорусского института не хватит средств на то, чтобы защитить там хотя бы 3–4 патента. Поэтому наши лучшие разработки рискуют оказаться безнаказанно скопированными конкурентами.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях