$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Проекты. СТАНЕТ ЛИ ПАРТНЕРСТВО РАВНОПРАВНЫМ©

23.10.2015

Проект закона «О государственно-частном партнерстве», который находится сейчас в Палате представителей, несомненно, будет еще дорабатываться при подготовке его к рассмотрению и в первом, и во втором чтении. При этом законодателям следует учесть достоинства и недостатки принятого в июле аналогичного российского закона, который вступает в силу с 1.01.2016 г., что актуально для гармонизации законодательства всех стран — участниц ЕАЭС.

Поставлена задача нормы всех региональных законов о ГЧП (в России их более 70) привести в соответствие с Федеральным законом от 13.07.2015 № 224-ФЗ «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 224). Законодатели аргументируют такое решение тем, что Закон № 224 имеет прямое действие, в нем прописаны не только основные понятия и формы сотрудничества бизнеса и власти, но и урегулированы все необходимые процедуры.

Действительно, многие статьи Закона № 224 по сравнению с белорусским законопроектом проработаны более детально, он заметно превосходит его по объему, хотя также страдает значительным числом отсылочных норм.

Так, если в белорусском законопроекте записано, что объектом ГЧП являются, в частности, инфраструктурные объекты в сфере дорожной и транспортной деятельности, то Закон № 224 отличается большей конкретикой: к объектам ГЧП отнесены объекты железнодорожного транспорта, речные порты, частные автомобильные дороги или их участки, мосты, защитные и искусственные дорожные сооружения, производственные объекты, используемые при капремонте, ремонте и содержании автомобильных дорог, объекты, предназначенные для взимания платы, объекты дорожного сервиса; транспорт общего пользования, кроме метрополитена.

По-разному решается вопрос о том, кто может выступать в качестве частного партнера в проектах ГЧП. Закон № 224 признает в таком качестве только юридическое лицо — резидента. Белорусский же проект допускает участие на стороне частного партнера юридических лиц (резидентов и нерезидентов), индивидуальных предпринимателей, что является его несомненным достоинством. Кстати, участие ИП в таком партнерстве вполне оправданно, особенно когда речь идет о мини-проектах в социальной сфере — детских садах, домах для пребывания граждан преклонного возраста и пр.

В качестве одного из недостатков Закона № 224 нередко называют установленный в нем запрет заключать соглашения о ГЧП с иностранными юридическими лицами. Отметим, что в первоначальной версии законопроекта иностранные частные компании допускались к такой деятельности, однако в окончательном варианте документа их из перечня исключили. Специалисты считают, что данное решение носит скорее политический характер и продиктовано введением Западом антироссийских санкций в связи с украинским кризисом. Однако не следует забывать, что в соответствии с российским законодательством иностранные инвесторы могут участвовать в проекте в качестве акционеров созданной в РФ специальной проектной компании, что, как правило, и происходит на практике.

Еще одна норма призвана серьезно изменить сложившуюся в России практику ГЧП — она запрещает участие на стороне частного партнера публичных (государственных) компаний, в т.ч. акционерных обществ, в которых РФ, регион или муниципалитет прямо или косвенно контролируют свыше 50%, а также подконтрольные им дочерние предприятия. Банки с госучастием могут выступать как финансирующая организация, но не как участник проектной компании, созданной частным партнером. Такой подход можно расценивать как позитивный, поскольку он способствует привлечению в инфраструктуру действительно «частных» инвестиций.

Однако здесь могут возникнуть и серьезные проблемы. На практике, когда инвестор начинает поиск кредитных ресурсов для финансирования, крупные банки предлагают деньги по неподъемной для него ставке, а на более комфортные условия они соглашаются лишь в обмен на долю в проектной компании (не случайно в большинстве реализованных проектов ГЧП в качестве частных партнеров выступали именно подразделения госбанков). Вот и Закон № 224 еще не успел вступить в силу, а уже создана рабочая группа по подготовке предложений по его корректировке. В числе недостатков, которые планируют устранить, названы ограниченность форм партнерства, обязанность муниципалитетов согласовывать проекты ГЧП с властями субъектов, ограниченные сроки соглашений и узкий перечень случаев, когда на стороне государства (муниципалитета) могут выступать несколько публичных субъектов.

Специалисты считают, что проблема так называемого публично-публичного партнерства характерна для начальной стадии развития рынка ГЧП. Ввиду отсутствия в белорусском законопроекте каких-либо ограничений для статуса частного партнера, она может оказаться вполне актуальной и для нашей страны.

Отечественный законопроект, безусловно, носит рамочный характер. Если учесть, что ГЧП представляет собой инвестиционный проект, состоящий, как правило, из трех этапов (предынвестиционный, инвестиционный и эксплуатационный), то довольно подробно регламентируется лишь первый из них. Значительное место уделено нормам, касающимся отбора частного партнера и конкурсных процедур, призванных обеспечить конкурентный и равный (недискриминационный) доступ потенциальных инвесторов к проектам ГЧП. Конкретный же механизм должен быть разработан непосредственно в конкурсной документации и в соглашении о партнерстве. Главное, чтобы издержки на подготовку и проведение конкурса были сопоставимы с масштабом проекта ГЧП.

Перечислены существенные условия соглашения о ГЧП, в числе которых назван срок действия соглашения, однако не установлен его минимальный срок, скажем, как в России — не менее чем три года. Долгосрочный характер реализации проектов ГЧП следует из необходимости возврата денежных средств, вложенных частной стороной (в отличие от государственного заказа). Средний срок реализации проектов ГЧП составляет более 10 лет: при этом самым длительным является именно «доходный этап», тогда как «затратный» в целом сравним по срокам с госзаказом.

Стороны сами выбирают приемлемую для них модель соглашения о ГЧП. Можно предположить, что предпочтение получат договоры доверительного управления и аренды с инвестиционными условиями, аутсорсинг.

В отличие от Закона № 224 в проекте не заложена такая норма, как возможность участия третьих лиц на стороне частного инвестора при исполнении обязательства, к примеру, когда реконструированный аэропорт эксплуатируется частным партнером с помощью других бизнес-структур, но стороны могут оговорить такую возможность в соглашении. Следует отметить, что разработчики отечественного законопроекта учли предложение корпоративных союзов и внесли в него норму, исключающую возможность изменения либо прекращения соглашения в случае издания государством нормативного правового акта, ухудшающего положение частного партнера.

В проекте провозглашается стабильность условий соглашения о ГЧП. Вместе с тем п. 2 ст. 26 предусматривает возможность замены частного партнера, «когда это требуется в интересах национальной безопасности, общественного порядка…». Такой обтекаемой формулировкой можно оправдать любые действия по выдавливанию из соглашения частного партнера, причем без решения суда. Остается надеяться, что эта норма или будет доработана к рассмотрению законопроекта во втором чтении, или же в случае ее принятия будет применяться только в экстраординарных случаях.

Согласно Закону № 224 предоставление частному партнеру земельного и (или) лесного участка, водного объекта потребовало разработки поправок в соответствующие базовые законы. В белорусском проекте вопрос имущественного обеспечения частного партнера решается в общем порядке, без внесения каких-либо оговорок в Кодекс о земле, Водный кодекс и пр.

Основная задача принятия данного законопроекта, как признаются его разработчики, — решение проблемы растущего инфраструктурного дефицита в условиях бюджетной экономии. Однако привлечь средства и опыт частных предпринимателей для более эффективного управления публичным имуществом удастся лишь в том случае, если ГЧП гарантирует частнику прибыль.

Наталья ЧЕРНОРУЦКАЯ, юрист