$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ПРОДАВАТЬ ЗА БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ©

18.08.2015

Во время посещения ОАО «Минский завод колесных тягачей» 14 августа Президент Беларуси Александр Лукашенко в очередной раз высказал свое отношение к приватизации.

«Я не хотел бы приватизировать (читай: отдавать за бесплатно) то, что создано народом», — заявил Глава государства. Он отметил, что последние год-два навязывают идею приватизации и продажи этого предприятия. «Мое отношение к приватизации вы знаете. Не мы это с вами создавали, это создано несколькими поколениями, и не нам с вами решать в корне эту проблему, — сказал Президент. — Хотя, если встанет вопрос, придется». Но, по его мнению, «чуть ли не бесплатно продавать» сейчас ни к чему — «что, у нас такая ситуация патовая?»

«Если что-то и продавать, то это надо продавать за большие деньги. Но нам часто говорят: мы можем за миллиард долларов такой завод построить, а вы от нас требуете 2 млрд. Я говорю: попробуйте. Завод можно построить, стены недорого стоят, оборудование можно купить, и кредиты дадут те, кто производит оборудование, — заявил А. Лукашенко. — А вот людей научить работать на этом оборудовании в этих стенах, создать школу для того, чтобы получать качественный продукт, — это даже не годы, а десятилетия». В качестве примера Президент привел неудачную попытку россиян заменить поставки МТЗ: «до сих пор покупают наши трактора».

Заметим, что если попытки «что-то сделать» на волгоградском заводе провалились, то перенос производства тракторов «Россельмаша» в Канаду был вполне успешным. Между тем экспорт белорусских тракторов и седельных тягачей в РФ сократился в прошлом году на 28,8%, а по итогам 5 месяцев т.г. — еще на 64,7%. А ведь программа импортозамещения в РФ только начинается. Поэтому призыв «не потерять российский рынок» как никогда актуален. При этом пример МЗКТ, не сдающего пока позиции в конкуренции в Евразийском экономическом союзе, убеждает Президента, что «и государственные могут работать».

Впрочем, достижения одного из предприятий ВПК, практически не имеющего в России конкурентов, тут вряд ли можно считать показательными — особенно на фоне резкого ухудшения объемов продаж и финансового положения заводов, чья продукция все больше проигрывает в конкуренции как с западными, так и с российскими компаниями. А потому, даже если государство и попытается их продать, покупателей будет немного. При этом зарубежным инвесторам кажется очевидным, что если в стране на протяжении нескольких лет снижаются темпы роста ВВП и объемы производства, сокращается экспорт и ухудшается финансовое положение предприятий, то активы должны дешеветь, сколько бы поколений местных жителей их ни создавали. Собственно, об этом свидетельствует даже просто балансовая стоимость белорусских активов. Если за прошлый год их стоимость, по данным Белстата, выросла с 1623,6 трлн. Br до 1848,3 трлн., то в долларах она сократилась на 8,6%, а с учетом падения прибыли и страновых рисков — гораздо больше. Тем более сложно говорить о рыночной цене предприятий, ни одна акция которых до сих пор свободно не продавалась.

К ПРИМЕРУ, в опубликованном недавно Bank of America Merrill Lynch отчете Transforming World Markets представлена карта капитализации фондовых рынков стран мира. В США этот показатель составляет 19,731 трлн. USD, или 52% от мирового объема. С большим отрывом далее идут Япония (3,006 трлн.), Соединенное королевство (2,691 трлн.), Франция (1,313), Швейцария (1,275), Германия (1,194 трлн.), Канада (1,156 трлн.), Китай (889 млрд.), Россия (416 млрд. USD). В подобных оценках размер страны не столь существенен. Гораздо важнее активность и ликвидность фондовых рынков, в т.ч. объем и доля акций, находящихся в обращении (free-float), что определяет капитализацию отдельных компаний (т.е. произведение общего количества выпущенных акций на их рыночную стоимость, полученную в ходе торгов), а в совокупности — капитализацию всего рынка. Беларусь на карте BofA Merrill Lynch выглядит «белым пятном». Это и неудивительно: если в США доля free-float превышает 80%, а в странах ЕС — 30–69%, то у нас — менее 0,25%.

ЕЩЕ несколько лет назад казалось несомненным, что ряд белорусских предприятий чрезвычайно интересует зарубежных инвесторов, особенно российских. Но государство категорически отрицало возможность передачи их в частные руки — за исключением предприятий, ставших откровенными банкротами или заведомо не способных более развиваться без значительных вложений, на которые в бюджете уже нет денег. Теперь ситуация изменилась. Периодические девальвации, падение спроса и долги существенно ухудшили финансовые и рыночные позиции многих предприятий, а следовательно, и их ценность в глазах инвесторов. Труднее рассчитывать на российский капитал: из-за рецессии и западных санкций средств и желания вкладываться в Беларуси осталось не столь уж много. Открытых и достоверных данных о количестве предложений на покупку у нас нет, зато есть статистика. С 2010 по 2014 гг. объем иностранных инвестиций на чистой основе в Беларуси сократился в 2,3 раза (с 3,97 млрд. USD до 1,81 млрд.), в т.ч. из России — в 6,5 раза (с 2,7 млрд. до 367,2 млн. USD).

Можно предположить, что, открыв новый этап гонки вооружений, Россия проявит больше интереса к белорусскому ВПК, поскольку на создание аналогичных технологий и обучение кадров нужно слишком много времени. Но это не значит, что россияне готовы заплатить за МЗКТ или другое предприятие сумму, назначенную в Минске. Во-первых, для торга у Москвы есть немало рычагов давления: поставки нефти, затягивание выдачи кредитов, придирки к качеству белорусских продуктов. А во-вторых, контролировать можно не отдельные предприятия, а нечто большее.

Вадим ЛЕБЕДЕВ