$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПРИЗРАК ПРИВАТИЗАЦИИ БРОДИТ ПО СТРАНЕ

11.03.2011

Выступая в парламенте, вице-премьер Сергей Румас в феврале говорил о необходимости «широкой приватизации» в 2011 г. Главная ее цель — привлечение прямых иностранных инвестиций. В то же время Президент страны предостерег, что продажа госсобственности не должна быть основным способом привлечения иностранного капитала, и предложил зарубежным инвесторам заняться строительством предприятий «с чистого листа». В свою очередь представители Мингорисполкома все чаще говорят о необходимости «малой приватизации», которая даст отечественным предпринимателям возможность выкупить арендуемые помещения. Одним словом, по стране гуляет «призрак приватизации», однако ее механизм, масштабы и сроки пока не определены.

Когда начнется «приватизация по-белорусски», чем она будет отличаться от российского опыта и в какие отрасли производства государство так и не пустит частника? Об этом «ЭГ» рассказал Александр ШВЕЦ, председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации, руководитель рабочей группы при Минэкономики по составлению плана мероприятий по реализации положений Директивы № 4.

— Какой эффект даст обещанная малая приватизация и в какой срок ее можно начать?

— Микроприватизация назрела уже давно. Сейчас у многих госпредприятий есть неиспользуемые площади, которые так необходимы для развития малых предприятий. Неустойчивое положение арендатора в нашей стране заставляет предпринимателей, занимающихся производством, выжимать все возможности из старого оборудования: к чему покупать новое, когда не знаешь, куда будешь его перевозить, если с тобой расторгнут договор аренды? Приватизация даст бизнесменам гарантии, что такого не произойдет, станет стимулом для развития производства. Это способ вывести накопленные предпринимателями деньги из «пассивного» состояния в активный оборот, что может дать ощутимый вклад в госбюджет, привести к развитию экономики на региональном и национальном уровнях.

— Насколько велика вероятность того, что малая приватизация начнется уже в этом году?

— Как заявил Сергей Румас, правительство намерено уже в первом полугодии 2011 г. обеспечить принятие всех необходимых правовых актов, реализующих нормы прямого действия Директивы № 4. Думаю, в этот срок вполне реально запустить и малую приватизацию.

— Что касается приватизации средних предприятий, то здесь уже возникают вопросы как об их ликвидности, так и о целях будущих собственников. С одной стороны, какой смысл инвестору вкладывать деньги в госпредприятия, которые нерентабельны сейчас и неизвестно, будут ли доходны в будущем? С другой — государство вряд ли устроит вариант, когда купленное за бесценок производство будет свернуто, а площади — сданы в аренду под торговый центр…

— Здесь необходим дифференцированный подход. По каждому объекту госсобственности решение будет приниматься отдельно, с учетом анализа рынков сбыта, перспективности выпускаемой продукции. Думаю, для разных случаев необходимы различные механизмы приватизации.

Что касается убыточных предприятий в регионах, то возможен вариант, когда будущему собственнику под конкретный инвестиционный проект акции предприятия будут передаваться по символической цене, практически бесплатно. Но для этого он должен гарантировать модернизацию производства, вывод на рынок перспективных наукоемких товаров, создание новых рабочих мест. Не надо бояться таких решительных мер по отношению к убыточным предприятиям. Если безработные либо оставшиеся без зарплаты люди выплеснутся на улицу — будет хуже.

— Кто будет принимать решения о приватизации конкретных предприятий?

— Принимать решение о включении объектов госсобственности в приватизационные списки будут те ведомства, которым принадлежат данные предприятия. Разумеется, в тесном взаимодействии с Минэкономики, которое курирует вопросы инвестиционной деятельности. Предполагается, что решения о продаже акций конкретных ОАО, включенных в план приватизации, будет принимать Госкомимущество. На уровень главы государства будут выноситься предложения о продаже крупных валообразующих ОАО.

— Правительство Беларуси подготовило проект трехлетнего плана приватизации, в который включено 245 предприятий. Это окончательный перечень или же он будет пополняться «по ходу дела»?

— Возможно, в него будут включаться новые предприятия. Ведь сейчас отсутствует даже полный реестр госсобственности. Некоторые предприятия передавались из государственной в коммунальную собственность, а исчерпывающей информации по последней пока нет.

— Чем будет наша приватизация отличаться от той, что проходила в России в 1990-х гг.?

— В России нередко встречалась ситуация, когда после смены собственника на предприятиях продолжался развал: у новых владельцев по-прежнему не было средств для развития производства. Наша приватизация должна радикально отличаться от российской — ее главной целью будет вывести приватизируемые предприятия на новый уровень. При этом они могут продолжать выпуск своей прежней продукции, если она пользуется спросом, или подвергнуться перепрофилированию.

В отличие от России, где госсобственность просто раздавали кусками, у нас есть все возможности делать это с толком, подробно разбирая ситуацию на каждом предприятии и определяя показатели, которых мы хотим добиться через 6–8 лет. Частный капитал будут допускать к госсобственности лишь под конкретные проекты и обязательства.

— Нужны ли какие-то преференции белорусским собственникам, и будут ли они предоставлены?

— Если обратиться к международному опыту, то, например, в Китае долгое время преференции были именно у иностранного капитала. Национальный инвестор только недавно был уравнен в правах по налогу на прибыль и другим показателям…

— Вы считаете, Беларуси надо пойти по такому пути и дискриминировать национального инвестора?

— Нет. Достаточно будет уравнять его в правах и условиях с зарубежными коллегами. Даже при равных правах у национальных инвесторов нет достаточных средств, чтобы конкурировать с крупными иностранными корпорациями за обладание предприятиями «крупнее среднего». Исключение составляют белорусские собственники, у которых развиты партнерские связи с коллегами в других странах. Если национальный инвестор сам не «потянет» выкуп предприятия, то он может привлечь соинвесторов из-за границы.

— Готовы ли иностранные инвесторы прийти в Беларусь после введения внешнего госуправления частной компанией «Пинскдрев», после разноса, который глава государства устроил «частникам» молочной отрасли — компании «Юнимилк»?

— Конечно, подобные «революционные» действия по отношению к предприятиям с долей иностранной собственности нежелательны. Они не добавляют потенциальным инвесторам желания вкладывать деньги в белорусские предприятия. Но и сказать, что они «распугали» всех, я не могу.

Мы не знаем характера соглашений и обещаний, которые были даны, пусть и в устной форме, компанией «Юнимилк» главе государства. Разумеется, солидный бизнес должен свои обязательства выполнять. Однако инвесторов нервирует сам факт, что такими ситуациями занимается лично Президент. Они предполагают, что уровня правительства было бы вполне достаточно.

— На каких отраслях сосредоточен интерес национальных и зарубежных инвесторов? Где нам ждать самого быстрого разгосударствления собственности?

— В пищевой промышленности, и в первую очередь это касается молокоперерабатывающих предприятий. Цены на продовольствие на всех рынках растут, в России недобор молока — около 50%, РФ вынуждена экспортировать молокопродукты. Поэтому высок интерес российских инвесторов к этой отрасли. Также в соответствии с мировыми тенденциями будет быстро расти частный сектор в сфере услуг, IT-технологиях, в услугах связи.

— Есть ли такие отрасли, в которые государство не пустит частника?

— Разумеется. Это естественные монополии, а также те отрасли и предприятия, которые сверхприбыльны. К примеру, маловероятно, что будет приватизирован Солигорский калийный комбинат...

— Крупные предприятия в любом случае не по карману национальному инвестору. Их будут способны приобрести лишь крупные международные корпорации. Не станет ли это для них способом обанкротить и «закрыть» своих конкурентов?

— Приватизация крупных предприятий — вопрос не только экономический, но и социальный. За ним будет следить антимонопольный орган Минэкономики и руководство страны. Кризисные времена показали, что государство должно время от времени участвовать в регулировании рыночных процессов. Другое дело, что у нас чиновники слишком часто пытаются вмешиваться в дела мелкого и среднего бизнеса. Но что касается флагманов индустрии, то государство может и должно быть их эффективным собственником.

В качестве одного из механизмов повышения эффективности управления крупными предприятиями предлагается следующая схема: госпредприятие за счет прибыли выкупает часть акций и передает этот пакет в виде бонусов менеджерам высшего звена. Разумеется, эта схема небесспорна, она может открыть простор для коррупции и присвоения госсобственности. Чтобы этого не произошло, ее следует внедрять с жесткими ограничениями. Схема будет применяться только на тех предприятиях, где есть устойчивый рост прибыли именно за счет активных действий менеджмента.

В целом алгоритмы будущей приватизации пока лишь вырабатываются. Ясно одно: отдельные должностные лица нового правительства понимают необходимость оздоровления промышленных предприятий. И приватизационный процесс выступает здесь как альтернатива санации и банкротству.

Беседовала Дарья КОСТЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях