$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПРИВИЛЕГИЯ ЗАПРАВКИ©

16.01.2015

Одной из главных проблем с конца прошлого года для белорусского бизнеса стало ценообразование. Еще недавно казавшийся необратимым процесс либерализации в этой сфере сменился объявлением моратория на рост цен. В условиях значительной девальвации рубля это ставит многие предприятия на грань разорения. Обиднее всего сознавать, что из грозного требования заморозить цены могут быть и уже есть исключения.

На этой неделе Минторг напомнил, что постановлением Совмина от 19.12.2014 № 1207 «О некоторых вопросах потребительского рынка» установлен запрет на повышение цен. При этом срок его действия не ограничен временными рамками. Таким образом, субъекты предпринимательской деятельности при формировании цен на потребительские товары обязаны руководствоваться действующим законодательством о ценообразовании, в том числе постановлением № 1207.

При этом в министерстве отмечают, что превышение розничных цен на товары по сравнению с ценами, действовавшими на 18 декабря 2014 г., в соответствии с постановлением № 1207 является грубым нарушением правил торговли, влекущим за собой последствия согласно Указу от 5.12.2014 № 567 «О дополнительных мерах по защите прав потребителей». Теперь субъектам хозяйствования остается гадать, что хуже — приостановка работы магазина на срок до 90 дней за нарушение законодательства о ценообразовании или невозможность приобрести товары (особенно импортные) по новым ценам и курсам, что повлечет несоблюдение ассортиментных перечней, что, в свою очередь, тоже грозит аналогичной приостановкой работы, но уже за нарушение законодательства о торговле. Застыли в недоумении производители, ожидая, как вышестоящие министерства и концерны будут «не допускать роста отпускных цен на товары, производимые подчиненными (входящими в состав) организациями», если цены на импортные сырье, материалы и комплектующие в рублевом эквиваленте выросли почти в 1,5 раза. Между тем требования об обеспечении целевых показателей прогноза социально-экономического развития республиканских органов государственного управления и иных государственных организаций, подчиненных Правительству Республики Беларусь, в т.ч. рентабельности продаж, никто не отменял.

Постановлением № 1207 Министерству экономики было поручено ввести мораторий на любое повышение тарифов на услуги естественных монополий, а также субъектов хозяйствования, занимающих доминирующее положение на товарном рынке, без соответствующего разрешения Правительства Республики Беларусь. Но уже с 13 января «Белнефтехим» объявил об индексации цен на нефтепродукты на 4,7% — «с целью частичной компенсации роста курса доллара к белорусскому рублю», а также «в связи с ростом стоимости российской нефти для белорусских НПЗ при введении с 1 января 2015 года налогового маневра в РФ».

Любой предприниматель невольно задается вопросом, почему нефтепереработчикам можно «частично компенсировать» девальвацию рубля, а остальным нельзя? Ведь если остатки товаров, оплаченные до 18 декабря, еще можно продать по старым ценам, то на оплату новых и расчеты за те, которые получены с отсрочкой платежа, средств уже станет заметно не хватать. Неудивительно, что бизнесмены пытаются любым путем увеличить цены, причем не только на уже произошедшую девальвацию, но и с «запасом», который является единственным доступным способом хеджирования навалившихся со всех сторон рисков. При этом большинство импортеров, производителей и ритейлеров в реестре организаций, занимающих доминирующее положение на товарном рынке, в отличие от обоих наших нефтеперерабатывающих заводов не числятся и не продают свои товары по единым для всей республики ценам. А ведь установление одинаковых розничных цен на всех АЗС во многих странах сочли бы ценовым сговором, прямо противоречащим антимонопольному законодательству. К примеру, в США за рынком топлива следит Federal Trade Commission (FTC), которая заботится о том, чтобы не было ценовых сговоров и цены не завышались из-за доминирующего положения на рынке. За 35 лет FTC провела около 190 расследований в отношении нефтяников — примерно по 5–6 в год. Нарушения караются штрафами, достигающими по 300–400 млн. USD по одному делу.

Фиксация цен и раздел рынков вообще подвергаются уголовному преследованию. В январе т.г. цены на бензин на американских заправках упали до 0,5–0,7 USD за литр, т.е. он стал дешевле, чем в Беларуси и России. Правда, в США стоимость самой нефти составляет 58–60% в цене бензина, тогда как у нас — лишь около 1/4, а налоги занимают у «них» только 15% против наших более 40% (остальное — расходы на транспортировку и собственно переработку). Поэтому в ЕС и США снижение цен на нефть на 1% приводит к снижению цен на бензин примерно на 0,5–0,6%.

У нас же, напротив, в условиях нефтяной олигополии бензин дорожает в том числе из-за падения цен на нефть. Чтобы компенсировать «выпадающую прибыль» от снижения мировых цен на нефтепродукты и подорожания доллара, «Белнефтехим» добивается от правительства разрешения увеличить цены на топливо на внутреннем рынке. И такое разрешение всегда будет дано, поскольку власти скорее пожертвуют интересами автовладельцев, чем откажутся от прибыли государственных НПЗ, которая необходима бюджету для финансирования традиционной социально-экономической политики. При этом снижение акцизов в Беларуси в текущем году не компенсирует ни девальвацию рубля, ни повышение цен на нефть в России.
Кстати, в самой России падение международных котировок нефти и налоговый маневр в сочетании с девальвацией российского рубля и попытками Федеральной антимонопольной службы обеспечить соблюдение конкуренции в рознице привело к тому, что местные нефтепереработчики утратили мотивацию к поставкам на внутренний рынок. В результате, по оценке Минфина РФ, маржа переработки нефти в России для среднестатистического НПЗ снизится с 50 USD за тонну в 2014 г. до 20 USD в 2015-м.
Между тем в условиях спада на сырьевых рынках для Беларуси оказываются невыгодными долгосрочные договоренности о поставках нефти, к которым всегда стремились наши власти. Возможно, в текущей ситуации для отечественных НПЗ было бы выгоднее приобретать нефть на спотовом российском рынке по фиксированным ценам, которые определяются еженедельно или по ценовым формулам, привязанным к международным эталонам. Однако такой подход требует кардинального изменения в отношениях не только между компаниями, но и на межгосударственном уровне. А к такому повороту сегодня, по-видимому, никто не готов.

Вадим ЛЕБЕДЕВ

Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях