$

2.1364 руб.

2.4873 руб.

Р (100)

3.1332 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Программы

Приоритеты денежно-кредитной политики

03.02.2017

Национальный банк обещает сохранить в текущем году взвешенную денежно-кредитную политику, основной целью которой является снижение инфляции до однозначной величины – не выше 9%. В целом действия регулятора будут направлены на поддержание сбалансированности в экономике, что создаст необходимые предпосылки для выполнения прогнозных макроэкономических показателей. Такие задачи поставлены 1 февраля на расширенном заседании Правления Нацбанка, где рассматривались итоги реализации денежно-кредитной политики и обеспечение финансовой стабильности в 2016 году и основные задачи на 2017 год.

«Нейтральный характер денежно-кредитной политики в 2017 году обусловлен риском роста инфляционных и девальвационных процессов в случае ее смягчения, – заявил на заседании заместитель Председателя Правления Национального банка Сергей Калечиц. – С другой стороны, излишне жесткая денежно-кредитная политика будет сдерживать деловую инициативу и не позволит в полной мере реализовать потенциал роста экономики, в т.ч. доходов населения». В заседании приняли участие представители правительства, органов государственного управления и коммерческих банков.

Национальный банк в 2016 году в целом выполнил поставленные задачи по реализации денежно-кредитной политики, отметили участники заседания. Второй год подряд обеспечивается достижение цели по инфляции. В основном благодаря контролю за денежным предложением в 2016 году потребительские цены выросли на 10,6% против 12% в 2015-м. В 2016 году обеспечен рост золотовалютных резервов на фоне снижения валютных обязательств Нацбанка.

Темпы роста денежного предложения и кредитования банками экономики соответствовали сложившимся макроэкономическим условиям. В течение года поэтапно снижены процентные ставки в экономике через уменьшение ставки рефинансирования и сокращение размера риск-премии. На фоне снижения общего уровня процентных ставок улучшена структура депозитного рынка – выросла доля безотзывных вкладов в национальной валюте с более длительными сроками.

Наряду с мерами по снижению инфляции Нацбанком предпринимались меры по обеспечению финансовой стабильности в стране. В целом показатели финансовой стабильности в 2016 году находились в рамках безопасных диапазонов. Банками соблюдены основные нормативы безопасного функционирования, в стране динамично развивается сегмент лизинговых организаций.

Основными направлениями укрепления финансовой стабильности являются снижение кредитного риска в банковском секторе, дедолларизация экономики, минимизация фискальных рисков и оптимизация внеш­него долга.

В текущем году Нацбанк намерен совместно с правительством продолжать реализацию системных мер по обеспечению финансовой стабильности. Среди них важное место займут инициативы, направленные на снижение проблемной задолженности банков, сокращение директивного кредитования, создание условий для ускоренного развития небанковских сегментов финансового рынка.

При условии замедления ин­фляционных процессов и обе­спечения стабильности платежного баланса ставка рефинансирования к концу 2017 года может быть снижена до 14–16% годовых. Для обеспечения макроэкономической ста­бильности в 2017 году Нац­банком совместно с правительством будут приняты меры по дальнейшему увеличению золотовалютных резервов страны.

В рамках обязательств перед странами – партнерами по ЕАЭС в 2017 году Нацбанк намерен предпринять ряд шагов в на­правлении либерализации валютного регулирования. Активизируются подготовительные мероприятия, направленные на формирование условий для перехода в среднесрочной пер­спективе к режиму инфляционного таргетирования, что предусмотрено Программой социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016–2020 годы.

Сегодня в режиме монетарного таргетирования ключевым индикатором в Беларуси служит состояние платежного баланса и счета текущих операций. Напомним, что в 2014 г. резкое ухудшение эффективного реального курса и условий  торговли экспортеров, рост зар­плат, несоразмерный производительности, и рост валового внешнего долга при сравнительно низком уровне золотовалютных резервов (5–6 млрд. USD) привели к тому, что обязательства государства превышали размер иностранных активов. При этом дефицит счета текущих операций (СТО) существенно превышал нормальный уровень. Это заставило отказаться от таргетирования обменного кур­са и ис­пользовать в качестве инс­трумента регулирования кон­троль над эмис­сией. В прошлом году это удалось – широкая денежная мас­са выросла всего на 3,8% при прогнозе 16–18%.

Не менее важным является выбор способа формирования обменного курса. Сейчас это делается на основе непрерывного двойного аукциона. При этом Нацбанк участвует в операциях на валютном рынке, руководствуясь «операционным правилом» исходя из колебаний стоимости корзины валют. Дилер Нацбанка выходит на рынок, когда тот не может «переварить» объемы, и по итогам торгов всегда должен быть «в плюсе».

СУЩЕСТВУЮТ разные варианты курсовой политики, в т.ч. таргетирование обменного ку­рса (номинальный якорь – обменный курс) или инфляции (промежуточный целевой ориентир – прогноз инфляции или инфляционные ожидания), монетарное таргетирование (номинальный якорь – денежный агрегат) и т.д. Условие «невозможной троицы» предполагает, что одновременно не могут наблюдаться свободное движение капитала, фиксированный обменный курс и независимая денежно-кредитная политика. Для Беларуси, как  и для большинства стран ЕАЭС, характерны умеренные потоки капитала, в т.ч. из-за недостаточной мобильности. Это позволяет в определенной степени проводить независимую денежно-­кредитную политику и стабилизировать обменный курс за счет стерилизованных валютных ин­тервенций. Но возможности такой политики ограничены. Кроме того, в условиях значительных отклонений от непокрытого паритета процентной ставки может происходить замещение валюты кредитования и сбережения, сопровождаемое значительными потоками капитала, что неминуемо приведет к снижению эффективности денежно-кредитной политики (ДКП).

Если денежно-кредитная политика направлена на стабилизацию уровня цен, валютные интервенции могут сглаживать колебания обменного курса, но не изменять его среднесрочную траекторию. Таким образом, обменный курс не может выступать номинальным якорем. Если же страна стабилизирует обменный курс, используя режим его привязки, проведение эффективной независимой ДКП становится невозможным. В частности, режим привязки обменного курса не может сочетаться с режимом монетарного таргетирования или таргетирования инфляции. В Беларуси недостатком режима таргетирования обменного курса было то, что валютный «коридор» просчитывался участниками ры­нка, сегодня же он «плавающий». Настраивает его параметры правление НБРБ не­сколько раз в год. Процентная политика при режиме монетарного таргетирования предполагает, что ставки должны быть «отпущены» но свободу. Но, как признает МВФ, этот режим «в классическом виде» не применяется нигде.

Нацбанк не отпускает процентные ставки в «свободное плавание», поскольку участники рынка не видят реальную ин­фляцию и доходность, а население «играет в депозиты, как в рулетку». Так что нормализации ситуации с процентными ставками еще придется подождать – пока инфляция не сократится до уровня 4–5%. Но если  рост денежного предложения регулятор в состоянии ограничить, то влияние монетарных факторов остается слабым, а высокие инфляционные ожидания и спрос сохраняются. Так, реальные доходы населения снизились в 2016 г. на 7,5%, а конечное потребление – только на 3%. По мере снижения процентных ставок население возвращается к потребительскому кредитованию, что стало особенно заметно в IV квартале 2016 г. Также активно тратятся сбережения, в т.ч. валютные. Однако ситуация с депозитами, по мнению Нацбанка, стабилизировалась. Во II полугодии 2016 г. заметен небольшой приток рублевых вкладов, в т.ч. благодаря влиянию Декрета № 7.

ЧИСТОЕ предложение валюты со стороны и предприятий, и населения составило в прошлом году 1,5 млрд. USD, что повлияло на укрепление рубля. Но оно сдерживалось, чтобы не слишком снижать конкурентоспособности экспортеров. По оценкам специалистов, если в IV квартале 2014 г. реальный курс был недооценен на 17%, то сегодня он переоценен на 3,5%. С другой стороны, за 2 года удалось снизить дефицит счета текущих операций с 6,7% ВВП до 4,7%, несмотря на падение объемов экспорта нефтепродуктов и калийных удобрений. К сожалению, спрос на другие виды белорусской продукции также остается низким, хотя с середины про­шлого года наблюдается небольшое восстановление спроса и производства. При этом сохраняется высокая закредитованность многих предприятий. Суммарная задолженность в 3 раза превышает среднемесячную выручку. Поскольку у субъектов хозяйствования нет возможности дальше брать кредиты, требования банков к экономике в 2016 г снизились на 2,8%.

В Нацбанке полагают, что проблема не в том, что в экономике нет денег или банки не могут выдавать их из-за отсутствия ресурсов. В банковской системе деньги есть, уже 9 месяцев наблюдается структурный профицит ликвидности, банки держат свободные деньги на корсчетах в Нацбанке. Но, хотя процентные ставки за год снизились почти вдвое, процентный канал слабо работает. Из-за распространенного льго­тного кредитования (доля директивных кредитов превышает 40%) Нацбанк не может в полной мере управлять процентной ставкой и влиять на стоимость кредитов. Однако в конце прошлого года начало расти рублевое кредитование на рыночных условиях. Также мешает эффективной работе процентного канала высокий уровень долларизации: почти 3/4 кредитов – валютные, а из оставшейся четверти 40% – директивные. Получается, что лишь 15% кредитов попадают под влияние ставки рефинансирования Нацбанка. За текущий год планируется снизить объем директивного кредитования  до 30%.

Одним из условий перехода к режиму инфляционного таргетирования является признание властями и бизнесом того, что снижение инфляции на данном этапе важнее, чем рост зарплаты или ВВП. Сегодня сложно сказать, удастся ли достичь такого консенсуса. Но восстановление доверия к действиям экономических властей воз­можно только при условии реализации взвешенной и ответственной политики, подкрепленной конкретными действиями и результатами.

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА