$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Глобализация

Прилетят вдруг банкноты в вертолете

25.03.2016

Резкое наращивание денежной массы может быть снова задействовано в белорусской экономике – вбрасывать эмитированные деньги предлагается не в домохозяйства, а в реальный сектор.

В поисках стимулов роста деловой активности власти всех стран ищут новые инструменты. Самым простым и эффективным зачастую кажется вливание денег в экономику – чем больше и чаще, тем лучше. Эта идея не слишком оригинальна, но многим она представляется соблазнительной.

Сегодня никого не удивить вариантами денежно-кредитной политики. По данным агентства Bloomberg, за последние 10 лет центробанки развитых стран 637 раз понижали свои процентные ставки, на скупку активов в рамках программ количественного смягчения (QE) было потрачено 12,3 трлн. USD. Но это не привело к заметному экономическому росту или разгону инфляции. Среди экономистов появилось мнение, что такие меры стимулирования исчерпали себя, и нужны новые инструменты. Одним из них могут стать «вертолетные деньги» (helicopter money).

Этот термин впервые использовал нобелевский лауреат Милтон Фридман в 1969 г. в работе «Оптимальное количество денег». Он описал политику стимулирования экономической активности путем передачи денег (что выглядело бы как их сбрасывание с вертолета) непосредственно домохозяйствам, что­бы они могли больше тратить. По мнению ученого, такие действия должны быть единовременными, а не повторяющимися. В современном понимании «вертолетными деньгами» считается не только прямая раздача денег, но и другие способы стимулирования расходов домохозяйств, например, налоговые скидки. Это увеличивает инфляцию, но она во многих развитых стран так низка, что ее необходимо приподнять.

Многие специалисты видят в «вертолетных деньгах» реальный инструмент стимулирования экономики. Достаточно было в 2002 г. председателю Федеральной резервной системы США Бену Бернанке одобрительно высказаться по этому поводу, как к нему приклеилась кличка «Вертолетный Бен». Но это не отпугнуло остальных. В марте, как сообщает Bloomberg, президент ЕЦБ Марио Драги назвал идею «вертолетных денег» «очень интересной концепцией», хотя и отметил, что его ведомство ее не обсуждало всерьез. Зато в выступлениях других известных экономистов и отчетах ряда банков вариант печатания центробанками денег и их раздача населению рассматривается как вполне возможный, хотя и с трудно прогнозируемыми по­следствиями.

Скептики указывают, что прилив денег в экономику выведет инфляцию из-под контроля, раздует гос­долг и подорвет капитал центробанков, пишет Bloomberg. Но призрак дефляции толкает ЕС и США к обсуждению идеи «вертолетных денег». «Политика, которая раньше казалась невообразимой, обреченной остаться в теории или в истории, может стать реальностью, – цитирует Bloomberg глав­ного экономиста Capital Economics по Европе Джонатана Лойнса. – Если чрезвычайные экономические обстоятельства продер­жатся достаточно долго».

Впрочем, идея «вертолетных денег» в несколько измененной форме довольно широко применялась в странах, которые на Западе считают «формирующимися рынками». Скажем, масштабная господдержка отдельных отраслей, льготное кредитование и искусственное наращивание доходов населения в Беларуси в 2005–2010 гг. была очень похожа на выборочное «деньгометание». Но поскольку Фрид­мана авторы этой политики явно не штудировали, то особенности и риски, о которых он честно предупреждал, сыграли в отечественной экономике роковую роль, взорвавшись гиперинфляцией в 2011 г. Впрочем, кое-кто готов повторить эксперимент.

Пока правительство и Нацбанк пытаются придерживаться жесткой денежно-кредитной политики, полагая, что снижение инфляции в ближайшие 1–2 года является главным условием возвращения к устойчивому экономическому росту. Однако такой подход в последнее время усиленно критикуют некоторые представители российских и отечественных научных кругов. Они уверяют, что рост можно обеспечить и путем резкого наращивания денежной массы. Отличие от описанного Фридманом инструмента лишь в том, что вбрасывать эмитированные деньги предлагается не в домохозяйства, а в реальный сектор в надежде, что он успеет наполнить рынок товарами до того, как разрушится равновесие формулы Фишера. Забавно, что, заимствуя в целом идею одного из столпов мировой либеральной экономической мысли (без указания первоисточника), академик Глазьев и его белорусские сторонники постоянно ругают либералов-теоретиков и укоряют правительство с Нацбанком за «младореформаторство», грозящее, по их мнению, сокрушительными социальными последствиями. О том, к какому экстриму приведет рекомендуемая эмиссия и порожденный ею новый виток инфляции, при этом не уточняется.

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН