$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ:©

23.05.2014

цена и качество защиты потребителей

Принятие Указа от 16.05.2014 № 222 «О регулировании предпринимательской деятельности и реализации товаров индивидуальными предпринимателями и иными физическими лицами» ставит точку в многомесячном споре властей и бизнес-сообщества. Заверения последних, что вводимые меры погубят целый сегмент малого бизнеса, первых не впечатлили.

Требования Указа (см. с. 2–3 Информбанка) не были неожиданными. По сути, он обязывает мелких торговцев соблюдать требования технического регламента Таможенного союза «О безопасности продукции легкой промышленности» (ТР ТС 017/2011), принятого еще в 2012 г. Но получение сертификатов и деклараций соответствия, маркировка знаком «EAC» (Евразийское соответствие) кажется непосильным бременем индивидуальным предпринимателям, закупающим одежду и обувь мелкими партиями на оптовых рынках, где никто себя документооборотом не утруждает. Однако техрегламент неумолим: уполномоченные органы государства — члена Таможенного союза обязаны предпринять все меры для изъятия несертифицированного товара с рынка.

Если в Казахстане и России техрегламент воспринят относительно спокойно, то в Беларуси он вызвал бурные (по нашим меркам) протесты. Предприниматели требовали ввести мораторий на его действие, писали обращения к Президенту и правительству, где утверждали, что новые правила станут непреодолимым барьером для ведения бизнеса. В ответ появилось постановление Минторга, Минсельхозпрода, Минздрава и Госстандарта от 21.06.2013 № 9/26/50/32, которым ИП — плательщикам единого налога была предоставлена возможность до 1 июля 2014 г. использовать упрощенные способы подтверждения соответствия реализуемых ими товаров легкой промышленности требованиям техрегламента. Но эти способы никто, кроме чиновников, простыми не счел. Еще меньше прельстило ИП-«единщиков» предложение торговать белорусской продукцией, а импорт закупать у государственных оптовых организаций, списки которых публикует Минторг. Предпринимателей, судя по их отзывам, не устраивают ни ассортимент предлагаемых товаров, ни условия подобных сделок.

Но ни экономические доводы, ни перспектива социального конфликта не произвели впечатления на власти. Более того, Президент строго предупредил представителей предпринимательства, что никаких отсрочек не даст, протестов не боится и не допустит. А наиболее активным протестантам пригрозили своеобразным локаутом — кто прекратит работу на рынке, ее уже не продолжит. Впрочем, ожидать особых эксцессов не приходится: если одним положение «ипэшников», торгующих на рынках, кажется отныне безвыходным, то другие находят окончательный вариант Указа достаточно либеральным и щадящим. Все-таки переходный период удалось продлить — надо только составить описи товаров, завезенных без сопроводительных документов, до 30 июля зарегистрировать их в налоговых инспекциях, а затем до 1 марта 2015 г. ИП смогут распродавать остатки товаров без документов в розницу или оптом с уплатой соответствующих налогов. За это время можно придумать, как жить и работать дальше. В частности, имея на все реализуемые товары документы, подтверждающие их приобретение, можно перейти на применение упрощенной системы налогообложения с 1 июля или с 1 октября 2014 г., уведомив об этом свой налоговый орган в течение месяца. Впрочем, правила перехода еще вызовут множество вопросов, которые традиционно будут долго и противоречиво разъясняться.

Место

для неродных

Главным достижением переговорного процесса бизнес-союзы считают долгожданную отмену запрета найма работников, не являющихся близкими родственниками. Со вступлением в силу Указа № 222 для занятия предпринимательской деятельностью в качестве индивидуального предпринимателя гражданин вправе привлекать не более трех физических лиц по трудовым и (или) гражданско-правовым договорам. Возможно, власти наконец вняли просьбам бизнес-союзов, осознали бессмысленность этого запрета или готовят резервы для поглощения работников на случай массовых сокращений на предприятиях — кто знает? Между тем ИП более чем за 7 лет существования запрета научились как-то обходить его или обходиться без наемных работников. Теперь же некоторым дарованное смягчение покажется уже ненужным или слишком обременительным: заключать контракты, вести трудовые книжки, начислять зарплату и налоги, платить отчисления в ФСЗН за наемных работников. А ведь и без того утрата привилегии на отсутствие сопроводительных документов заставит ИП тратить немало времени на учет. Так что большой вопрос, удастся ли работников в новых условиях «прокормить»? Тем более что на выходное пособие в случае сокращения может уйти вся прибыль.

С другой стороны, если в промышленности не произойдет масштабных увольнений, то ИП будет не так-то просто найти работников. Например, прогнозируется, что в текущем году численность трудоспособного населения в трудоспособном возрасте сократится по сравнению с прошлым годам на 2,6%, работающих лиц младше и старше трудоспособного возраста — на 7,6%, а занятых в экономике — на 3,4%.

Мостовая благих намерений

Казалось бы, мотивы у белорусских и союзных чиновников самые благие — защита интересов отечественных производителей и потребителей. Но за собственный счет последних. Конечно, важно и нужно иметь строгие стандарты безопасности и качества, не допускать, чтобы производители и импортеры наживались на здоровье людей. В цивилизованном обществе и торговля должна быть цивилизованной. Но такая цивилизованность стоит недешево. Безопасное производство, сертификация продукции, соблюдение санитарных, экологических и иных норм, контроль на всех этапах производства и сбыта и т.п. — каждое звено в этой длинной цепи имеет свою калькуляцию. А потому возможность выбирать более безопасный продукт обеспечивается содержимым кошелька потребителя. Те, кто не может себе позволить такую цивилизацию, вынуждены выбирать между не очень качественным продуктом и отсутствием какого бы то ни было. Правда, чиновники уверены, что смогут обеспечить рынок достаточным количеством товаров, но память о том, как они справлялись с такой задачей в советские времена, заставляет в этом усомниться. Привлекательность бизнеса ИП-«единщиков» именно в том и заключалась, что они могли предложить своим небогатым соотечественникам кое-какой выбор — не слишком качественный, зато относительно разнообразный. На эту цель работает огромная глобализованная индустрия, основанная на дешевом труде, низкой себестоимости производства, минимальных транзакционных издержках. Последнее возможно лишь потому, что во всей цепи от станка до прилавка никто не утруждает себя соблюдением нормативов и законов. Достаточно состоятельные потребители могут себе позволить услуги другой индустрии, предлагающей легальный, сертифицированный и брендированный товар, в цене которого немалую часть составляют налоги. За хорошие деньги можно требовать соответствующего качества. Тут даже не очень нужна помощь государства и его контроль — конкуренты, СМИ и общественные организации буквально затравят нарушителей. Но если главным для потребителя остается цена, то он вряд ли по достоинству оценит заботу государства о качестве и безопасности товара.

Скорее всего, не удастся переключить заготовку импортного ширпотреба на государственные оптовые структуры. Они, возможно, смогут завезти достаточное количество товаров, хотя вряд ли справятся с запросами на разнообразие ассортимента. При этом, во-первых, государству придется изыскивать дополнительные валютные кредитные ресурсы, решать множество финансовых задач, которые до сих пор ИП решали «каждый сам за себя». Во-вторых, появление в сбытовой цепи еще одного посреднического звена — государственного оптовика, требующего неукоснительного соблюдения определенных правил, сразу увеличивает упомянутые транзакционные издержки. ИП остается богатый выбор альтернативных вариантов. Можно увеличивать цены или смириться с существенным падением своей прибыли, а можно покинуть привычный бизнес и заняться чем-то другим или работать с нарушениями в надежде, что пронесет, или вообще уйти в тень и торговать нелегально — из-за угла, вразнос по офисам, квартирам и т.п. В Россию и Казахстан поступает достаточно много «серого» и «черного» импорта из Юго-Восточной Азии и там хватает мелкооптовых барахолок, куда никакой контроль не суется. Кстати, за скромную мзду там состряпают и сопроводительные документы — благо требования к ним у наших союзников куда либеральнее, чем в Беларуси. Поэтому и реакция мелких торговцев на введение техрегламента в РФ и Казахстане совершенно иная — у них есть более насущные проблемы.

Несомненно, что найдется достаточно не слишком щепетильных и обеспеченных граждан, которые охотно воспользуются услугами нелегалов, не имеющих никаких документов на товары, если те окажутся на сколько-нибудь процентов дешевле, чем в законной торговой сети. Естественно, государство будет энергично бороться с таким безобразием. На рейды, проверки, мониторинги потребуются дополнительные силы и средства, которые придется изыскивать в скудеющем бюджете. В свою очередь, рост административных барьеров и мероприятий всегда порождает спрос на коррупцию. Борьба с ней тоже обойдется в копеечку, а потенциальные коррупционные издержки и «плата за страх» добавятся в цену товара. Но граждане, привыкшие к определенному уровню потребления, пожелают его сохранить, в т.ч. требуя от нанимателей повышения зарплат. Учитывая дефицит рабочей силы, такие требования придется принимать во внимание, невзирая на динамику производительности труда. Стало быть, нас ждут новые дисбалансы в экономике, рост затрат предприятий и инфляции.

Аргументы выбора дешевый «плохой» товар или дорогой, но «хороший» актуальны только для достаточно богатых, которые «дозрели» до того, чтобы не гоняться за дешевизной в ущерб здоровью. Но состоятельных граждан, скорее всего, не устроит ассортимент. А потому все неудовлетворенные отправятся восполнять пробелы своего потребления за рубеж, вывозя валюту на радость литовским, польским и украинским торговцам. Это, разумеется, не оставит равнодушными наши власти, которые вновь вспомнят об идее обложения шоп-туристов каким-нибудь сбором, или предложат еще больше ограничить объемы ввоза товаров физлицами для личного пользования. Так что все многообразие последствий евразийской интеграции белорусам еще предстоит оценить.

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях