$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Предупреждение минимизации и презумпция неблагонадежности

22.04.2016

Многие представители бизнеса уже почувствовали на себе силу норм Указа от 23.10.2012 № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» (далее – Указ № 488), который действует в Беларуси уже более трех лет. Этот документ и практику его применения оценивает заслуженный юрист Беларуси Валерий ФАДЕЕВ.

Проект Указа № 488 мне довелось комментировать по просьбе бизнес-союзов еще в ноябре 2011 г. На подготовку этого небольшого по объему документа ушло явно больше года, что, по-видимому, было связано с критическими отзывами в его адрес большинства участников обсуждения, особенно представителей деловых кругов. Тем не менее инициатива контролирующих органов победила, и мы получили то, что имеем.

СОГЛАСНО Указу № 488 в Беларуси создан реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере. Ведение реестра возложено на МНС. Предложения о включении могут вноситься также инспекциями МНС, Комитетом госконтроля, Минфином и их территориальными органами, правоохранительными органами и судами.

В принципе, как включение в указанный реестр, так и отказ об исключении из него могут быть обжалованы в суде. Однако если попасть в реестр легко (достаточно, чтобы сотрудник одного из указанных органов посчитал субъект хозяйствования неблагонадежным на основании имеющихся у него «фактов»), то для исключения нужно пройти «круги адовы», в т.ч. запросить для себя проверку. Между тем основанием для включения в реестр наряду с признанием согласно вступившему в законную силу приговору суда признаков лже­предпринимательства, использованием бланков строгой отчетности и (или) банковского счета в совершении преступлений, предусмотренных ст. 233 УК, непредставлением в течение двух отчетных периодов подряд налоговых деклараций либо неуказанием в них поступившей выручки могут стать нерасположение по месту нахождения, указанному в учредительных документах, и неуведомление о переезде в регистрирующий орган в установленные законодательством сроки. В какой мере последний проступок может служить свидетельством неблагонадежности? Кстати, на 18.03.2016 г. в указанном перечне числилось свыше 6600 субъектов. Может быть, следует оценить еще и затраты на его ведение? Представляется также, что указанный порядок оставляет большой простор для «усмотрения» и, конечно же, для возможной коррупции.

Указом № 488 на субъекты предпринимательской деятельности возложена обязанность обеспечить проверку первичных учетных документов на предмет их соответствия требованиям законодательства, а в случае их оформления от имени организации или индивидуального пред­принимателя РБ – также на предмет их принадлежности отправителю товара и действительности бланка такого документа, информация о котором размещается в электронном банке данных бланков документов и документов с определенной степенью защиты и печатной продукции. Первичный учет­ный документ может быть признан контролирующим органом по результатам проверки не имеющим юридической силы в случае наличия у контролирующего органа и (или) представления правоохранительными органами доказательств, опровергающих факт совершения отраженной в нем хозяйственной операции.

Получается, что на бизнес возлагается некая государственная функция – проверка подлинности первичных учет­ных документов. Разработчики Указа № 488 не удосужились задуматься: а есть ли на предприятиях такие возможности? Но еще серьезнее – внесудебное при­зна­ние документов не имеющими юридической силы!

О том, какими последствиями это грозит, ряд субъектов уже почувствовал на себе. Так, в частности, в случае признания хозяйственных операций по приобретению товаров (работ, услуг), имущественных прав, оформленных не имеющими юридической силы первичными учетными документами, стоимость приобретения объектов в соответствии с Указом № 488 не включается в состав затрат, учитываемых при налогообложении, предъявленные суммы НДС не подлежат вычету и также не включаются в затраты, учитываемые при налогообложении, и внереализационные расходы. Соответственно, предприятиям приходится доплачивать немалые суммы налогов.

К СОЖАЛЕНИЮ, наши законодатели непрерывно прогрессируют. За 3 года в Указ № 488 дважды вносились изменения и дополнения. Последнее – Указом от 19.01.2016 № 14 (далее – Указ № 14), согласно которому плательщик по предписанию органа финансовых расследований КГК обязан осуществить в порядке, определенном в Указе № 488, налогообложение хозяйственных операций с субъектом предпринимательской деятельности, в отношении которого составлено заключение этого органа. В «ЭГ» уже отмечалось, что подобные предписания применялись и раньше. Как правило, их направляли инспекции ИМНС с указанием о работе с плательщиками из реестра с предложением заплатить налог или готовиться к налоговой проверке. Но, поскольку действенного механизма по назначению внеплановой проверки для такого случая не было, данная альтернатива была лишь необоснованной угрозой. Кроме того, было непонятно, сколько и за какой период платить. Ведь иногда плательщики попадают в реестр после довольно долгого периода вполне законной деятельности.

Основанием для предписания согласно Указу № 14 является заключение Департамента финансовых расследований КГК, содержащее «указание на то, что для целей налогообложения первичные учетные документы, отражающие хозяйственные опе­рации по взаимоотношениям с субъектом предпринимательской деятельности, за определенный в заключении период не имеют юридической силы. Период, в течение которого офо­рмленные первичные учетные документы являются не имеющими юридической силы, определяется Департаментом на основании имеющихся у него сведений и документов…».

Заключение может быть обжаловано, правда, только тем субъектом, в отношении которого оно вынесено. Можно попытаться доказать в суде, что хозяйственная операция с кон­кретным контрагентом действительно была и не является отмыванием денег, но это потребует немалых затрат времени и денег.

Попасть в реестр легко, а выбраться из него – очень сложно. При любом раскладе бизнес несет большие потери в виде дополнительно уплаченных налогов и штрафов. Кроме того, включение в реестр влечет для субъекта и другие серьезные последствия: контрагенты могут отказаться от сделок с ним, страдает деловая репутация. Кто и как должен возмещать ущерб в данном случае – в Указе № 488 не сказано. Фор­мально можно, исходя из общих норм права, в т.ч. ГК, попытаться взыскать убытки в связи с незаконным включением в реестр либо необоснованным предписанием и уплатой налогов, но тут вспоминается бессмертное: «Он же памятник, кто ж его посадит?». Ведь вместо презумпции добросовестности, являющейся одним из важнейших принципов гражданского права (ст. 2 ГК), в Указе № 488 заложена презумпция виновности.

НЕОДНОКРАТНО приходилось писать о том, что, вступая в отношения с контрагентами, хозяйствующие субъекты оценивают, прежде всего, их имущественное положение, финансовое состояние, кредиторскую задолженность, возможность исполнять обязательства, а вот ряд содержащихся в Указе № 488 критериев их волнует в меньшей степени. Указанные сведения могут и должны находиться в специализированных реестрах (регистрах), которые уже имеются либо предусмотрены в Беларуси (Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей – ЕГР; интегрированный информационный ресурс об имуществе, права на которое ограничены залоговыми обязательствами; кредитные истории и др.). Вместе с тем представляется целесообразным, исходя в т.ч. из мирового опыта, либо объединить эти ресурсы в один (на базе, например, ЕГР), либо наладить между ними четкое взаимодействие с возможностью автоматического перехода из одного ресурса в другой.

Понятно, что государство обязано проверять соблюдение законодательства, бороться со схемами уклонения от уплаты налогов. Но в данном случае налицо явный перегиб: контролерам переданы функ­ции суда, а на субъекты хозяйствования возложены несвойственные им задачи проверки благонадежности своих конт­рагентов.

Автор публикации: Валерий Фадеев, заслуженный юрист Беларуси