$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПРЕДЛОЖЕНИЯ БЕЗ ЭМОЦИЙ©

12.05.2015

в период дефицита занятости

Депутаты Палаты представителей почти единогласно приняли к сведению, т.е. узаконили Декрет Президента от 2.04.2015 № 3 «О предупреждении социального иждивенчества». При этом в Овальном зале обошлось без бурных дискуссий — на обсуждение вызвавшего в обществе столько эмоций документа ушло всего 40 минут, включая 2 доклада, а министру труда и соцзащиты Марианне ЩЁТКИНОЙ задали лишь 6 вопросов.

Ознакомив народных избранников с кратким содержанием Декрета, министр заверила, что при его разработке был проанализирован исчерпывающий перечень нормативных правовых актов. А потому нормы документа «встроены в законодательство страны с учетом льгот, преференций, особенностей налогообложения». Последствия принятия Декрета видны уже сейчас, полагает М.Щёткина. Свидетельством тому является рост в 2,4 раза числа граждан, занимающихся трудовой деятельностью по заявительному принципу. Только за I квартал в службу занятости за содействием в трудоустройстве обратились более 16 тыс. длительно неработающих граждан. Правда, о том, трудоустроились ли они, министр не сообщила.

План по практической реализации Декрета сформирован правительством во взаимодействии со всеми органами госуправления, включая Верховный Суд и Генпрокуратуру. Предусмотрен мониторинг обращений граждан, а роль координатора поручена Минтруда и соцзащиты.

В своем докладе и в ответах на вопросы М.Щёткина акцентировала внимание на том, что все поступившие до сих пор вопросы и обращения «носили исключительно разъяснительный характер», а конструктивных предложений не поступало. По-видимому, в публикациях в независимых СМИ, наполненных критикой Декрета № 3 и описанием его противоречий, конструктива министерства не усмотрели. Вполне лояльно были настроены и депутаты. Против одобрения документа проголосовали лишь 2 человека, тогда как 100 — «за». Правда, депутаты задали вопросы, затрагивающие злободневные аспекты проблемы «тунеядства».

— Насколько глубоко и всесторонне прорабатывались и учитывались все обстоятельства при подготовке и проработке данного Декрета? Каков социальный срез «тунеядцев» и какие социальные группы этому подвержены? Изучался ли опыт других стран, как там решался вопрос? — поинтересовалась депутат Валентина Леоненко.

Марианна Щёткина рассказала, что проект Декрета разрабатывался достаточно долго, возвращался на доработку и несколько раз обсуждался в присутствии Президента. Вначале предлагалось обязать неработающих граждан полностью оплачивать стоимость здравоохранения, образования и т.д. Но от этого варианта отказались, сочтя его слишком дорогим и сложным. Более «разумным» разработчикам показалось введение сбора, что, по словам министра, призвано не столько наполнить бюджет деньгами, сколько заставить людей легально работать, участвовать в финансировании госрасходов, а главное — «вывести всех из тени». При этом была проведена большая работа по изучению законодательства других государств. Каких именно — министр не назвала. Затруднение вполне понятно: экскурс в мировую практику, скорее всего, привел бы к весьма грустным аналогиям со странами, мало пригодными в качестве образца для подражания, не говоря уже о давних временах, когда была популярна подобная «подушная подать».

ГОРАЗДО увереннее чиновники чувствуют себя, анализируя баланс трудовых ресурсов. Например, как заявила министр, больше всего настораживает, что почти 60 тыс. граждан не имеют желания работать и не видят в этом смысла. А потому возникает вопрос: откуда у людей доходы?

Вообще-то ответ легко можно получить и без Декрета — достаточно в полной мере применять законы от 4.01.2003 № 174-З «О декларировании физическими лицами доходов и имущества» и от 30.06.2014 № 165-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения».

Пожалуй, они позволили бы выявить не только тех, кто принципиально не работает, но и пролить свет на теневые доходы, существенно большие, чем сбор с «тунеядцев». К тому же тогда действия государства затронули бы реальный криминал, а не вполне законопослушных граждан, не работающих в силу различных причин. Например, в парламентские комиссии поступает немало обращений от женщин-домохозяек, живущих за счет доходов работающих мужей. Быть может, чиновники задумаются, до чего они доводят общество, если вынуждают его всерьез обсуждать необходимость оформления состоятельной дамы уборщицей в фирме мужа или заключения между ними договора на обслуживание на дому, что предполагает уплату единого налога в размере меньшем, чем пресловутый сбор?

Обсуждение норм Декрета на интернет-форумах и поток вопросов избирателей свидетельствуют, что реакция на Декрет оказалась не совсем такой, как ожидали его разработчики. Депутат Николай Колтунов призвал снять этот «напряг» и заметил, что так «можно договориться до того, что если человек заработал в течение своей жизни какую-то сумму денег, положил их на депозит и живет на проценты, то что, его тоже причислять к иждивенцам, хотя он финансирует нашу экономику?».

Собственно, до этого уже «договорились»: именно так было заявлено в апреле представителями министерств во время прямой линии. Такой подход подтвердила и М.Щёткина, заявив, что владельцу подобных депозитов заплатить 3,6 млн. Br не проблема, тем более, что он тоже «пользуется всеми благами». Зачем тогда существует льгота по подоходному налогу, собравшиеся выяснять не стали.

БОЛЕЕ важной парламентарии сочли проблему безработицы, которая в этом году стремительно растет. Соответственно, увеличиваются и затраты из бюджета, несмотря на более чем скромный размер пособий. Смогут ли «иждивенцы» компенсировать хотя бы эти суммы? С другой стороны, за неуплату сбора «тунеядцам» грозит административный арест и привлечение к общественно полезным работам. Депутат Евгений Оболенский поинтересовался экономической целесообразностью этой меры. Он напомнил, что практика применения Декрета от 24.11.2006 № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях», по которому нерадивых родителей принудительно трудоустраивали, показала, что попытки заставить работать «обязанных лиц» слишком дорого обходятся и организациям, куда их направляют, и самому государству. В ответ М.Щёткина заверила, что арест на 15 суток — это исключительная мера. При этом «сидеть и смотреть в окно» никому не позволят — придется заняться общественно полезной работой, а в случае отказа будет применяться наказание в соответствии с нашим законодательством. По-видимому, дефицит времени помешал депутатам уточнить, как соответствует такой гуманистический принцип запрету на принудительный труд, содержащумся в международных конвенциях, членом которых является наша страна.

Напряженность на рынке труда растет не столько из-за Декрета № 3, сколько в связи с ситуацией в экономике. Число зарегистрированных безработных при снижении количества вакансий становится все заметнее, отметила депутат Ольга Политико. Растет число работающих в режиме вынужденной неполной занятости, идут сокращения на предприятиях, из России возвращаются наши соотечественники, поскольку там также наблюдается спад. Как стимулировать создание новых рабочих мест? Будет ли увеличиваться пособие по безработице?

«Заверяю, никто с голоду не умрет», — заявила М.Щёткина. Пособие по безработице увеличиваться не будет, поскольку это повлекло бы рост расходов Фонда социальной защиты населения, а в стране и так есть механизмы адресной социальной помощи. По мнению министра, создание рабочих мест — забота прежде всего местных органов власти. Нужно развитие малого и среднего бизнеса, ремесленной деятельности. Также М.Щёткина напомнила о перспективах фриланса: «сегодня можно купить компьютер и работать». Таким образом, уверена министр, «никто не упрощает ситуацию, сложившуюся на рынке труда, но возможности найти работу есть, было бы желание». С другой стороны, предлагавшаяся в 2014 г. денежная помощь для открытия своего дела безработными не была использована полностью.

К сожалению, тема стабилизации экономики и создания более высокооплачиваемых рабочих мест развития в Овальном зале не получила. Не стали депутаты разбираться и в причинах нежелания безработных стать предпринимателями. Между тем этот вопрос сегодня становится все более актуальным — чтобы надеяться на рост самозанятости населения, развитие малого бизнеса и, тем более, создание там рабочих мест, придется пересмотреть целый ряд последних налоговых и административных решений, а главное — отношение чиновников к бизнесу. Иначе все сведется к оформлению фиктивных «ремесленников» и применению прочих схем, позволяющих формально не считаться «тунеядцами». И если вступление Декрета в силу задним числом кого-то застало врасплох, то в следующем «сезоне» выявлять плательщиков сбора, скорее всего, будет затруднительно.

Депутат Дмитрий Харитончик поинтересовался, почему платить сбор не будут те, кто находится в местах лишения свободы. Чем они лучше лиц, которые отработали меньше 183 дней в году? В ответ министр предложила «исходить из того, что это тоже люди». А потому им можно дать «бонус от общества», чтобы найти себя, предоставив им время для адаптации после выхода на свободу.

Свои замечания и предложения по Декрету № 3 депутаты передадут в Администрацию Президента, сообщила журналистам заместитель председателя Постоянной комиссии по труду и социальным вопросам Лариса Богданович. Комиссия проанализировала отзывы на документ в интернете и в печатных СМИ. Беспокоятся в основном сельчане и те, кто работает или живет за границей. По ее словам, на многие вопросы есть ответы в самом Декрете — например, по освобождению от сбора отдельных категорий граждан.

Заметим, что нашлись и такие, кто решения своих проблем ни в тексте документа, ни в официальных разъяснениях не видят. Зато многие из тех, кто имеет сегодня работу, уже представили себе, как легко могут оказаться с клеймом «тунеядца» по не зависящим от них причинам. Поэтому энтузиазма в обществе от принятия Декрета оказалось куда меньше, чем ожидали власти.

Пока же М. Щёткина призвала депутатов «жить в реальном мире»: обсуждение Декрета № 3, по ее словам, содержит много эмоций, но в них не видно конструктивных предложений. Именно такие предложения министерство намерено собирать до конца года. Теперь же начата работа по созданию интегрированной информационной системы. Как только она заработает и будут введены социальные электронные карты, содержащие информацию о каждом человеке, то все начнут «платить по-разному, в зависимости от вносимого вклада».

ТАКОЙ тезис выглядит многообещающе: можно лишь гадать, как далеко зайдет нормотворческая фантазия в поисках социальной справедливости. К примеру, у нас в стране имеется немало граждан, доходы которых столь малы, что уплачиваемый ими за год подоходный налог меньше суммы установленного Декретом № 3 сбора. А ведь социальными благами они пользуются в полном объеме. Заодно можно выяснить, как люди умудряются жить за такую зарплату. Полезно законодателям было бы обратиться и к реальной мировой практике. Скажем, во многих развитых странах социальная справедливость предполагает уменьшение облагаемых подоходным налогом сумм на размер прожиточного минимума, а также взимание налогов не индивидуально, а со всей семьи. Вопрос лишь в том, захотят ли чиновники принять подобные предложения, даже если они поступят?

Анна МОРОЗ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях