$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Право на ностальгию

19.06.2007

Депутаты российской Госдумы приняли 14 июня в первом чтении изменения в Гражданский кодекс РФ, которые обяжут производителей, использующих старые советские товарные знаки, заключать договоры с российскими компаниями, которые их зарегистрировали на себя.

Споры вокруг товарных знаков советской эпохи имеют давнюю историю. В СССР монопольным представителем государства при заключении любых лицензионных договоров было всесоюзное объединение «Лицензинторг». Оно исчезло вместе с Союзом. После распада СССР, по данным Роспатента, осталось около 4 тыс. товарных знаков, из них по пищевым продуктам — около 70, по кондитерским изделиям — около 250, по лекарственным средствам — около 600, остальное — промышленные товарные знаки. Часть из них так и остались «бесхозными», но большинство советских товарных знаков находятся в ведении разных хозяйствующих субъектов в РФ.

С целью преодоления трудностей международной регистрации товарных знаков мировое сообщество заключило Парижскую конвенцию по охране промышленной собственности от 20.03.1883 г., Мадридское соглашение о международной регистрации знаков от 14.04.1891 г. и ряд других документов. СССР ратифицировал конвенцию 19.09.1968 г., а соглашение — 1.07.1976 г. После распада СССР Беларусь постановлением Совмина от 11.03.1993 № 141 признала, что Парижская конвенция, Мадридское соглашение и Договор о патентной кооперации от 19.06.1970 г. продолжают действовать на территории нашей страны, и обязательства, налагаемые указанными международными соглашениями, мы будем исполнять. Свое правопреемство в этих договорах подтвердили и остальные постсоветские страны. Вскоре появились и национальные законы об объектах интеллектуальной собственности, которые позволили ввести эти активы в гражданско-хозяйственный оборот. Россияне по мере развития рыночных отношений быстро сориентировались в коммерческой ценности таких объектов. Например, в июле 1992 г. самарское ОАО «Жигулевское пиво» зарегистрировало товарный знак «Жигулевское» и потребовало от 200 заводов прекратить его использование. В 2001 г. Роспатент отменил свое решение, а в 2003 г. Федеральный арбитражный суд Московского округа подтвердил решение о лишении этого АО исключительных прав на данный товарный знак. Другие брэнды и даже образы героев советских мультфильмов также не раз были предметом судебных тяжб, некоторые из которых длятся и поныне.

Нас же до недавнего времени эти процессы обходили стороной. Гром грянул прошлым летом, когда ФТС России по просьбе ряда кондитерских компаний, в т.ч. «Объединенных кондитеров» и фабрики «Азарт», ограничила ввоз в страну белорусских конфет «Аленка», «Мишка на севере», «Красная шапочка» и др. Для наших кондитеров это обернулось потерей существенной долей экспорта. Пришлось менять ассортиментную политику и названия, заниматься международным патентованием и вести с россиянами переговоры о заключении лицензионных соглашений.

Между тем с 1.01.2008 г. правила игры существенно изменятся. Часть 4 ГК РФ, вступающая в силу с нового года, заменит все ныне действующие законодательные акты России в сфере интеллектуальной собственности, а также вводит ряд новых правовых институтов в данной области. Пока согласно ст.13 части 4 ГК РФ все правообладатели, которые производили свою продукцию до 1992 г., смогут производить ее и в РФ «под тем же товарным знаком, с тем же изображением». При этом правообладатели должны зарегистрировать свой товарный знак в Роспатенте и доказать универсальную правопреемственность своей продукции, то есть что ее качество будет не хуже, чем в советские времена.

В случае принятия данного закона компании, использующие советские брэнды, не смогут на прежних условиях ими пользоваться, поскольку исключение абзаца 2 ст.13 отменяет правопреемственность. Придется заключить договоры на использование товарных знаков с правообладателями или познакомиться на практике со статьей 180 УК РФ.

Инициаторы законопроекта Сергей Бабурин и Павел Крашенинников утверждают, что действующее законодательство ущемляет экономические права российских товаропроизводителей, позволяя иностранным компаниям, которые когда-то приобрели советские предприятия, бесконтрольно и бесплатно использовать известные советские товарные марки. Депутаты не скрывают, что лоббируют интересы российских алкогольных и кондитерских компаний. Впрочем, у иностранцев, за редким исключением, особого интереса советские брэнды не вызывали. Например, в 1997 г. компания SPI Group за 300 тыс.USD купила у федерального казенного предприятия «Союзплодоимпорт» права на 43 водочные марки, включая брэнды Stolichnaya, Moskovskaya, Russkaya и др. В 2001 г. в результате судебных разбирательств товарные знаки были перерегистрированы на Россию. Но SPI продолжила производство водки за рубежом и судится с «Союзплодоимпортом» по всему свету.

Законопроект касается как иностранных, так и российских компаний, которые пользуются советскими торговыми знаками «не на условиях договора». Все они, в случае принятия законопроекта, будут вынуждены либо раскручивать новые брэнды, либо заключать договора с правообладателями и платить им роялти.

Интересно, что несколько лет назад, отстаивая право выпускать «Советское шампанское», Нижегородский завод шампанских вин, ссылаясь на п.1 ст.6 bis Парижской конвенции, пытался доказать суду, что слово «Советское» не может быть зарегистрировано как товарный знак, т.к. не обладает его основным признаком — индивидуализацией товара конкретного производителя, регулируется одноименным ГОСТом и с 1940 г. выпускается всеми заводами бывшего СССР. За это время торговый знак стал общеупотребительным названием, которое вошло в сознание покупателей. Кроме того, правопреемником знака «Советское», указывающего на территорию производства, не может быть отдельный хозяйствующий субъект. Однако суд согласился с мнением «Союзплодоимпорта», утверждающего что «слово „советское «, если его рассматривать обособленно, ассоциируется исключительно с государственным строем — советской властью, но не с видом вина». Товарный знак, по существу, остался за государством, считают в «Союзплодоимпорте», а правительство делегировало ФКП право распоряжаться им: пропуск на рынок через лицензионные соглашения позволит лучше контролировать качество популярной марки.

Оправданы ли все эти хлопоты? За 16 лет качественная структура практически всех потребительских рынков претерпела серьезные изменения. Теперь правят бал торговые марки, имеющие прочные рыночные позиции. Для значительной части потребителей, в особенности — для средних сегментов, известность и репутация торговой марки становится чуть ли не самым главным критерием принятия решения о покупке. Важной характеристикой торговой марки является образ, отражающий идеологию ее потребителей. Однако практика показывает, что, реанимируя старые торговые марки, производителям зачастую с минимальными рекламными расходами удается вернуть или вывести на рынок товар, напоминающий «старые добрые времена» и обеспечить ему весьма солидный объем продаж. А потому ретробрэндинг стал специфической отраслью современного маркетинга.

Казалось бы, войны за ностальгические брэнды не должны длиться долго. С каждым годом все меньше людей выбирают товар, исходя из сентиментального воспоминания о вкусе тех кусочков потребительского счастья, которые в молодости приходилось добывать через заднее крыльцо или в трехчасовой очереди. Но интерес к делам и именам давно минувших дней иногда пробуждается и в новых поколениях. И на нем можно неплохо заработать. Если вовремя приватизировать или национализировать…

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях