$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПРАВИЛА ИСКЛЮЧЕНИЙ

09.07.2010

Саммит глав государств — членов Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), прошедший 5 июля в Астане, завершился подписанием заявления России, Казахстана и Беларуси о введении Таможенного кодекса: для трех стран — с 6 июля, для РФ и Казахстана — с 1 июля.

Поскольку документ был ратифицирован парламентами России и Казахстана еще в середине мая, а белорусским — только 30 июня, сроки начала работы Таможенного союза сдвинулись на несколько дней. Тем не менее Президент РБ Александр Лукашенко заявил в Астане, что Беларусь «ни на йоту, ни на полметра, ни на миллиметр не отстала в Таможенном союзе ни от России, ни от Казахстана».

Таким образом, работа Cоюза по давней белорусской традиции начинается со вступления в силу не опубликованного официально нормативного правового акта, окончательный вариант которого большинство субъектов хозяйствования трех стран не видело. А потому с его применением неизбежно возникнет немало затруднений. Ведь в Таможенном кодексе Cоюза определяются общие вопросы таможенного регулирования, содержатся нормы по унификации таможенного администрирования, включая порядок декларирования товаров, единые таможенные процедуры, правила определения страны происхождения товаров, их таможенной стоимости, уплаты таможенных платежей. Все это несколько отличается от привычных норм национальных кодексов и потребует приведения ряда отечественных нормативных актов разного уровня в соответствие с союзными соглашениями. К тому же союзный кодекс содержит много отсылок к национальным законодательствам. Замечу, что в России новый закон «О таможенном регулировании», который должен заменить прежний ТК РФ с учетом союзных договоренностей, прошел 18 июня только первое чтение в Госдуме. А потому участники ВЭД и таможенники вынуждены «вручную» разбираться, какие «досоюзные» нормы отменены, а какие действуют.

Однако политики настроены оптимистично. «Любой союз, особенно близких братских государств, должен быть во благо, приносить благо народам, в т.ч. Таможенный союз, — заявил Президент РБ А.Лукашенко. — Поживем — увидим». Его российский коллега Дмитрий Медведев на саммите ЕврАзЭС назвал формирование Таможенного союза «выгодным и интересным делом».

Единые таможенные правила, которые позволят товарам, произведенным в странах Союза, свободно перемещаться внутри его границ, способны стимулировать экономическую активность и кооперацию. ТС должен стать ключевой частью единого экономического пространства (ЕЭП), которое, по замыслу политиков, должно превратиться в аналог Евросоюза на территории СНГ.

Насколько выгодным будет ТС и для кого именно он интересен, еще предстоит выяснять. Скажем, секретарь комиссии Таможенного союза академик Сергей Глазьев уверен, что региональное объединение защитит своих участников от многих внешних и внутренних шоков за счет унификации валютного регулирования, объединения финансовых ресурсов и контроля. Это, а также устранение барьеров в торговле и международная кооперация принесут 15-процентный совокупный рост товарооборота трех стран в ближайшие 10 лет. Однако уточнять структуру этого роста С.Глазьев не стал. А ведь тут возможны различные варианты. Так, выступая 2 июля на сессии «Экономическая интеграция» в рамках III Астанинского экономического форума, бывший первый вице-премьер и экс-глава Нацбанка Казахстана, директор центра экономического анализа «Ракурс» Ораз Жандосов отметил, что если у одной из стран будет 17% роста внешней торговли, а у другой — 2% спада, то в сумме как раз получатся расчетные 15%. Не знаю, кого персонально имел в виду г-н Жандосов, но мне сразу вспоминается белорусский торговый баланс, в котором на долю стран Таможенного союза приходится 49,2% товарооборота и... 103% отрицательного сальдо. Собственно, практически весь «минус» внешней торговли обеспечивает нам Россия: –2944,5 млн. USD против +139,8 млн. в торговле с Казахстаном и –277,3 млн. — со странами вне СНГ. Изменит ли Союз почти двукратное превышение российского импорта над нашим экспортом в эту страну (несмотря на рост последнего за январь–май в 1,5 раза) — покажет время.

Замминистра экономического развития РФ Андрей Слепнев полагает, что регионализация является современным ответом на провалы глобализации. А потому создание Таможенного союза и ЕЭП вполне оправдано. Но и в рамках региональной интеграции придется отказываться от «кусочков» суверенитета ради общего процветания.

Зато в ТС у предпринимателей появляются новые стимулы для активной конкуренции, у органов госуправления — в создании наиболее привлекательных условий ведения бизнеса. Иными словами, союзникам предлагается состязаться в комфортности налогового, таможенного, корпоративного и иного законодательства. Отмечу, что успех в этом турнире будет измеряться не количеством годами повторяемых обещаний упростить то и либерализовать это, а конкретными свершениями. Например, в Беларуси сегодня ставка НДС — 20%, в России — 18, а в Казахстане — 12, налога на прибыль — 24, 20 и 18% соответственно. Есть и другие аспекты: запутанность и предсказуемость законодательства, практика его применения, уровень коррупции и произвола чиновников, способность защищать национальные интересы. Все это измеряется не столько рейтингами международных организаций, сколько ощущениями самих бизнесменов. И в условиях Таможенного союза им легче искать, где лучше. Готовы ли мы к такому состязанию?

Аналогии с Евросоюзом здесь вряд ли возможны: слишком велика разница в менталитете, социально-политических и экономических моделях. О.Жандосов считает, что Таможенный союз — образование оригинальное, мало похожее на ЕС, НАФТА или АСЕАН. Одна из особенностей — крайне малый внутренний рынок Казахстана (добавлю — и Беларуси), что заставляет эти страны ориентироваться на экспорт, прежде всего российский. Но слабая диверсификация экономик РФ и Казахстана делает эти страны несамодостаточными. По мнению О.Жандосова, лишь у российского бизнеса хватит ресурсов для того, чтобы в достаточной мере воспользоваться преимуществами Союза. Замечу, что каждая из стран-участниц, развивая свою промышленность, стремится не только заполнить внутренний рынок собственными товарами и защитить его от импорта, но и активно завоевывать внешние рынки — прежде всего соседние. Отсюда нефтегазовые, мясомолочные, сахарные и автотракторные конфликты, битвы за импортозамещение, взаимные обвинения в протекционизме.

К сожалению, не утихнут подобные баталии и в Таможенном союзе. Во-первых, в течение года участники Союза сохранят наиболее важные для них пошлины на прежнем, более низком, чем у партнеров, уровне. В частности, в Беларуси пока остаются низкие импортные тарифы на десятки товаров, в т.ч. на иностранные автомобили (как минимум, до 1.07.2011 г.), в Казахстане — по 409 позициям. Однако россияне обезопасили свой рынок от дешевых иномарок: передавая их по доверенности или продавая в России, нужно будет заплатить российскую пошлину в полном объеме.

Во-вторых, остался самый болезненный для Беларуси вопрос — экспортные пошлины. Как заявил первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов, Россия и Казахстан имеют право взимать эти пошлины при взаимной торговле внутри Таможенного союза и будут пользоваться им до формирования единого экономического пространства. А поскольку белорусам не удалось доказать, что уже с созданием единой таможенной территории у сторон такое право исчезает, полтора года нашей экономике придется как-то жить с дорогой нефтью. При этом нет никаких гарантий, что в 2011 г. мы получим ее без пошлин в таком же количестве, как в 2010-м или в каком-то ином.

В-третьих, существует угроза введения 30-процентной экспортной пошлины на газ, поставляемый в Беларусь (есть информация, что Минфин РФ уже заложил ее в проект бюджета на 2011–2013 гг. в расчете на 40 млрд. RUB дополнительного дохода), а также увеличения экспортных пошлин на нефть и лес-кругляк, которые перерабатываются в соседних с РФ странах и продаются с более высокой добавленной стоимостью.

Но все эти проблемы не смущают политиков. Президент России Д.Медведев уже мечтает о том, что ТС станет в будущем по сути общим рынком и даже основой общего валютного пространства. Подогревает оптимизм интерес к Союзу со стороны других стран ЕврАзЭС — таких как Кыргызстан и Таджикистан. Для них, возможно, особый интерес представляют перспективы ЕЭП, особенно из-за общего рынка рабочей силы. Но все это — в будущем. Сегодня мы имеем тот Союз, который создан, со всеми его правилами и исключениями. А потом уже будем считать, что он нам принес...

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях