$

2.1204 руб.

2.4136 руб.

Р (100)

3.2021 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

ПРАВА В ГРАНИЦАХ ОБЯЗАННОСТЕЙ©

14.09.2012

Очередные изменения налогового законодательства, запланированные на следующий год, касаются не только отдельных платежей, но и призваны усовершенствовать налоговое администрирование. В частности планируется дополнить ст. 21 Общей части НК пунктами, согласно которым плательщик вправе получать в налоговом органе копию представленной им ранее налоговой декларации (расчета), информацию о реквизитах, необходимых для заполнения платежных инструкций в целях исполнения налогового обязательства, уплаты пеней, а также не выполнять неправомерные требования налоговых органов и их должностных лиц, не соответствующие Налоговому кодексу.

Неужели только теперь плательщики получат защиту от самодурства и произвола? Но буква закона и раньше стояла на страже их интересов: в ст. 58 Конституции РБ изначально установлено, что никто не может быть понужден к исполнению обязанностей, не предусмотренных Конституцией и ее законами, либо к отказу от своих прав. К тому же, подп. 1.8 ст. 22 НК обязывает плательщиков выполнять законные требования налогового, таможенного органа и их должностных лиц. Поскольку здесь не говорится о «любом требовании», слегка напрягшись, можно догадаться, что исполнять незаконные требования необязательно. Специального указания на сей счет вроде бы не требовалось. Но если оно существует в российском НК (п. 1.11 ст. 21), почему бы и нам его не завести? Кстати, наши соседи в этой статье пошли еще дальше, наделив своих плательщиков правом «требовать от должностных лиц налоговых органов и иных уполномоченных органов соблюдения законодательства о налогах и сборах при совершении ими действий в отношении налогоплательщиков».

Право конкретное

и иное

Между тем у наших налоговых органов более чем достаточно правомерных требований, которые они вправе предъявлять, а плательщики обязаны соблюдать. Скажем, подп. 1.4 ст. 22 НК обязывает представлять в налоговый орган по месту постановки на учет в установленном законодательством порядке бухгалтерские отчеты и балансы, налоговые декларации (расчеты), а также другие документы и сведения, необходимые для исчисления, уплаты и взыскания налогов, сборов (пошлин), а ст. 81 НК наделяет налоговые органы и их должностных лиц в пределах своей компетенции правом получать от плательщика (иного обязанного лица) необходимые для исчисления, уплаты и взыскания налогов, сборов (пошлин) документы (их копии), иную информацию, касающуюся деятельности и имущества плательщика. Поскольку точный состав «других»» и «иных» нигде однозначно не определен, потребовать можно все, что угодно. Не только первичные учетные документы, являющиеся таковыми в соответствии с Законом «О бухгалтерском учете и отчетности», но и, например, распечатки телефонных разговоров в подтверждение связи расходов с получением доходов, а мало будет — и содержание этих разговоров, внутреннюю управленческую документацию, бизнес-планы, договоры, протоколы, личные объяснения и т.п.

Помимо обычных мер по контролю за исчислением и уплатой налогов, налоговые органы и их должностные лица вправе, например, вызывать к себе плательщиков (иных обязанных лиц), их представителей, а также других лиц, имеющих документы и (или) информацию о деятельности проверяемых лиц, вносить представления (предложения) о ликвидации организаций и прекращении деятельности ИП, выносить лицензиату требование (предписание) об устранении выявленных нарушений и устанавливать срок их устранения, а в лицензирующий орган — о приостановлении действия лицензий. Налоговики вправе получать от других государственных органов, организаций и физических лиц на безвозмездной основе необходимые для выполнения возложенных на налоговые органы обязанностей информацию и документы, в т.ч. заключения соответствующих специалистов, экспертов, получать сведения из информационных систем, содержащих персональные данные, и иметь доступ, в т.ч. удаленный, к таким системам. При проведении проверки можно проверять у плательщиков (иных обязанных лиц) и их представителей документы, удостоверяющие личность, и (или) подтверждающие полномочия, в рамках вопросов, подлежащих проверке, требовать и получать от плательщиков, в т.ч. в электронном виде, иную информацию, касающуюся их деятельности и имущества, проверять наличные деньги в кассе и у подотчетных лиц, ценные бумаги и другое имущество. На время проведения внеплановой тематической оперативной проверки можно приостанавливать (не более чем на 2-е суток) розничную торговлю (выполнение работ, оказание услуг) плательщиков. В качестве «исключительной формы контрольного мероприятия» допускается даже производить личный досмотр плательщиков (иных обязанных лиц) и их представителей, досмотр находящихся при них вещей, документов, ценностей и транспортных средств. Налоговики также вправе при проведении проверки использовать технические средства, в т.ч. аппаратуру, в т.ч. звуко- и видеозаписывающую, идентификаторы скрытых изображений, изымать оригиналы документов либо требовать представления выписок из них или копий, производить арест и (или) изъятие вещей и товарно-материальных ценностей, которые являются предметами, орудиями и средствами нарушения налогового и иного законодательства.

От каждого

по возможностям

Права и обязанности плательщиков, установленные в ст.ст. 21 и 22 НК обеспечиваются соответствующими обязанностями и правами должностных лиц налоговых органов, перечисленными в ст. 82 и 81 НК. В частности налоговики обязаны действовать в строгом соответствии с законодательством, корректно и внимательно относиться к плательщикам (иным обязанным лицам), их представителям, не унижать их чести и достоинства. Интересно, что перечни прав и обязанностей сторон, приведенные в этих статьях, остаются открытыми.

В соответствии со ст. 84 НК налоговые и таможенные органы несут ответственность за убытки, причиненные плательщикам (иным обязанным лицам) вследствие незаконных решений, неправомерных действий (бездействия) этих органов и их должностных лиц при исполнении служебных обязанностей. А данные лица несут дисциплинарную, административную, уголовную и (или) иную ответственность за такие решения, неправомерные действия (бездействие) в соответствии с законодательством. Правда, если наказания за любые нарушения, которые могут совершить плательщики, детально «взвешены» в КоАП, то специальных норм, регламентирующих ответственность налоговых органов в отечественном законодательстве нет. Их можно лишь по крупицам искать в разбросанных в КоАП нормах.

Скажем, требование для осуществления административной процедуры документов и (или) сведений, не предусмотренных законодательством, либо несоблюдение установленных сроков представления документов и (или) сведений, необходимых для осуществления административной процедуры, сроков ее осуществления, неправомерное взимание за него платы грозит чиновникам штрафом от 10 до 30 базовых величин (ст. 9.26 КоАП). Противозаконное вмешательство должностных лиц в предпринимательскую деятельность с использованием своих служебных полномочий грозит штрафом от 20 до 50 БВ (ст. 23.82 КОАП), а повлекшее ущерб в крупном размере — штраф, или лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или ограничение или лишение свободы на срок до 3 лет (ст. 232 УК).

Кроме того, подп. 1.11 ст. 21 НК дает плательщикам право на возмещение убытков, причиненных незаконными решениями налоговых органов, неправомерными действиями (бездействием) их должностных лиц — также в порядке, установленном законодательством. Таковым можно считать нормы ст.ст. 15 и 938 Гражданского кодекса, согласно которым убытки, причиненные юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению Республикой Беларусь или соответствующей административно-территориальной единицей из республиканского или местного бюджета в порядке, предусмотренном законодательством.

***

Казалось бы, только успевай требовать и выполнять. Тем не менее, наши толерантные плательщики без пререканий откликаются и на требования, не вполне вписывающиеся в рамки закона: по первому зову являются на ковер для объяснения своих финансовых результатов и низких зарплат (а потом корректируют и то и другое, причем не всегда законными путями), подписываются на ведомственные журналы, подключаются к электронному декларированию, даже если не подпадают под критерии, установленные ч. 2 п. 4 ст. 63 НК. Бывает и такое, что инспектор МНС требует от компании увеличить текущие платежи по налогу на прибыль, мотивируя это тем, что у плательщика подозрительно большие обороты по НДС.

Зато случись какая-то «непонятность», бухгалтеры пишут письма в МНС с просьбой разъяснить проблему, твердо веря, что мнение чиновников развеет все их сомнения. При этом в соответствии с п. 3 ст. 21 НК плательщикам гарантируется административная и судебная защита их прав и законных интересов в порядке, определяемом НК и иными актами законодательства, в т.ч. в случае исчисления и уплаты налогов, на основании письменных разъяснений, полученных ими от МНС. На мой взгляд, данная норма ничем не облегчает участь плательщиков и ни к чему не обязывает налоговиков. Но законодатели почему-то не рискнули прямо установить, что выполнение плательщиком письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора) или по иным вопросам применения налогового законодательства, данных ему либо неопределенному кругу лиц налоговым или другим уполномоченным органом в пределах его компетенции, исключает вину лица в совершении налогового нарушения. Именно такая (или аналогичная) формулировка стала бы весомым вкладом в укрепление права и справедливости в налоговой сфере.

Леонид ФРИДКИН