$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Повод волноваться

02.04.2010

Стабильность любой валюты в сколько-нибудь долгосрочной перспективе зависит прежде всего от состояния и сбалансированного развития той экономики, на которую эта валюта опирается. Это аксиома, не требующая доказательств. Каковы конечные показатели уровня стабильности белорусского рубля — в первую очередь по отношению к доллару США — основной мировой резервной валюте, а также и к потребительским товарам?

Станислав БОГДАНКЕВИЧ, доктор экономических наук, профессор

В 2001–2009 гг. национальная валюта обесценилась по отношению к доллару на 242,3% (с 1180 до 2859 Br). Параллельно с падением обменного курса дорожала и потребительская корзина. В последние годы индекс потребительских цен составлял в 2007 г. — 12,1%, 2008-м — 13,3%, 2009-м — 10,1%, почти совпадая с параметрами девальвации. Это неприемлемо много.

Следствием высокой инфляции и роста складских остатков стали также неподъемные уровни процентных ставок по кредитам для предприятий и населения.

Ориентиром в оценке стабильности белорусского рубля Нацбанк избрал корзину валют в составе доллара, евро и российского рубля в равных пропорциях. Ее начальный курс с 2.01.2009 г. был установлен на уровне 960 Br с коридором колебаний +/–10%. В этом диапазоне планируется удержаться и в текущем году — с помощью внешних займов. Между тем в 2009 г. курс корзины вырос на 7,94%, до 1036,27 Br.

В I квартале обменный курс белорусского рубля сохранил тенденцию к снижению, достигнув нового исторического максимума, стоимость валютной корзины составила 1064,86 Br.

Важнейшим фактором ползучей девальвации национальной валюты является внешнеторговая несбалансированность — бесспорное свидетельство низкой эффективности и слабой конкурентоспособности нашей экономики. И жизни не по средствам, т.е. в рамках созданного (по стоимости) валового продукта. Однако все увеличивающаяся часть этого произведенного благодаря внерыночной административной модели хозяйствования продукта не находит сбыта на рынке. Остатки нереализованной продукции составляют триллионы рублей. Все это — проблемы не одной пятилетки. Однако до последнего времени они были не столь явными благодаря многомиллиардным ценовым субсидиям России, а также исключительно благоприятной конъюнктуре цен на нефтепродукты и калийные удобрения.

В 2009 г. отрицательное сальдо внешней торговли товарами и услугами достигло 5,55 млрд. USD, более чем втрое превысив прогноз, а валовой внешний долг страны увеличился на 6,8 млрд. USD, до 22 млрд. USD. Его размер приближается к критической величине, равной половине годового объема ВВП. Объем внешнего государственного долга страны (правительство и Нацбанк) вырос за год в 2,2 раза, составив 8,8 млрд. USD. Эти данные свидетельствуют о том, что относительную стабильность белорусского рубля, как и уровень потребления, удалось удержать главным образом благодаря внешним заимствованиям плюс поступлениям от продажи акций госпредприятий (Белтрансгаз, Велком, БеСТ, банки и др.). При этом внешние заимствования направлены не на развитие, а на поддержание в экономике статус-кво, в т.ч. и недопущения обвала курса национальной валюты.

Истоки кризиса

Можно ли объяснять причины ситуации в белорусской экономике, включая обесценение национальной валюты, исключительно внешними факторами, воздействием мирового финансового кризиса? Однозначно — нет. Истоки кризиса находятся внутри страны. Чтобы это видеть, не надо быть профессиональным экономистом. Уже в 2006 г. внутренние долги экономики банкам увеличились на 157%. Почему? Из-за работы на склад и роста неоплаты за отгруженные товары. В следующем, 2007 г., внешний долг страны возрос на 5,7 млрд. USD, или в 1,8 раза, внутренний — в 1,5 раза. Инфляция почти удвоилась, превысив 12%. Негатив еще более развился в 2008 г. А ведь о мировой рецессии тогда и не слыхали.

Но уже тогда проявлялась неэффективность модели развития, ориентированной на «вал», приведшая к падению конкурентоспособности промышленности, огромному отвлечению из оборота ресурсов в виде нереализованной продукции на складах и дебиторской задолженности. Сказалось и преувеличенное внимание к внешнему, а не внутреннему рынку. Его следовало развивать сразу, с созданием суверенного государства, прежде всего посредством создания льготных условий для малого и среднего бизнеса. Теперь же зависимость от импорта составляет около 2/3 ВВП, а доля малого бизнеса, являющегося в мире локомотивом экономики, — менее 10% ВВП. Это неприемлемо.

Многомиллиардные российские преференции в виде льготных цен на энергоносители, сверхдоходы от торговли сырьем, преимущества благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры использовались нерационально, в основном на потребление и непроизводительные проекты, а не на технологическое, техническое и инновационное обновление, не на перепрофилирование низкоэффективных рабочих мест и создание новых.

Экономика обескровливалась изъятием из нее 50% ВВП в централизованные фонды. Для поддержания высоких темпов валового роста осуществлялась кредитная экспансия, приведшая к «перегреву» экономики, затоваренности, закредитованности и росту инфляции. Результат — ежегодный рост внутренних долгов экономики банкам, в 3–5 раз превышающих рост производства.

Сегодня целые отрасли становятся неконкурентоспособными, отдельные — нерентабельными. Запасы готовой продукции в промышленности, и ранее немалые, выросли за последний год в разы.

В итоге Беларусь по конечным показателям, прежде всего зарплате и пенсиям, отстала от своих западных соседей — Литвы и Польши, избравших демократию и рынок, в 2,5–3 раза.

Наше правительство, то отрицая наличие кризиса, то признавая его, затянуло осуществление антикризисных программ, так и не определив приоритеты. Не отменены задания экономике по росту объемов производства, объективно ведущие к транжирству ресурсов, отвлечению их в неликвиды. Остается уповать на внешние заимствования.

2009-й стал годом потерянного времени. Кардинального реформирования страна так и не дождалась. Росли долги, увеличивались неплатежи, падала рентабельность. Провалились надежды на приватизацию, ожидание которой слишком затянулось. Не состоялся массовый приток иностранных инвестиций, зато произошло рекордное падение экспорта. Надежды сократить дефицит торгового баланса и улучшить сальдо счета текущих операций не оправдались. Нет вразумительного ответа на вопрос, почему оказались затоваренными склады и как их разгрузить. Растут риски дефицита ликвидности банковской системы. Кредитованием структурные проблемы белорусской экономики не решишь. «Омертвленный» капитал сам собой не рассосется. Возможности получения внешней поддержки сокращаются.

Либерализация требует содержания

Правительству следует быстрее преодолеть заблуждение о чисто внешних причинах кризиса. Хоть и c многолетним опозданием, в экономике взят курс на либерализацию и модернизацию. Однако это направление должно быть наполнено соответствующим содержанием, что делается крайне медленно и непоследовательно.

Консервация доставшейся из прошлого производственной структуры — не выход из ситуации. Иллюзорны надежды пережить трудные времена с помощью внешних займов и вернуться на круги своя. Как раз наоборот. Мир выйдет из кризиса более конкурентным, и нам нельзя уповать на чудо. Выход — в повсеместном переводе экономических отношений на рыночные рельсы, в модернизации и реформировании. Из кризиса можно выйти более сильными, если, воспользовавшись им, провести структурные и инновационные изменения, избавиться от экономического балласта, создать более эффективные рабочие места, снизить энерго- и материалоемкость, повысить производительность и тем самым конкурентоспособность.

В социальной сфере выход — в массированных программах поддержки работников. Имеющиеся ресурсы целесообразно направлять испытывающим финансовые проблемы гражданам, а не на поддержание на плаву обреченных на умирание банкротов. Крайне важно сформировать программы государственных гарантий не только в области финансов, но и в здравоохранении и образовании. Необходимо подумать о децентрализации власти, отказе от советской модели управления, передаче существенной части финансов и ответственности в регионы.

Главным тезисом нового курса должна стать экономическая свобода. Госрегулирование необходимо, но оно должно сочетаться с принципами рыночной модели развития, безусловного верховенства закона. Без экономической свободы эффективная экономика немыслима. Важнейшая ее составляющая — конкуренция. Только на этой базе в сочетании с обоснованной монетарной политикой, возможно обеспечение стабильности цен и валютного курса.

Трудно понять, почему правительство всерьез не озаботится проблемой инфляции. Тем более, что и высокая процентная ставка по кредитам, от которой страдает реальная экономика, напрямую зависит от уровня инфляции. Высокий рост цен — абсолютное зло. В рыночных экономиках, где нет административного контроля за ценами, темпы роста цен меньше наших в 3 и более раза. А в условиях мирового финансового кризиса цены повсеместно упали. Исключение — Беларусь.

Не менее важна жесткая договорная и финансовая дисциплина — безусловная составляющая эффективной экономики. Это предполагает отказ от субсидирования банкротов. Следует не поддерживать их, а защищать кредиторов. Ведь только реальная угроза банкротства гарантирует соблюдение финансовых и договорных отношений в экономике. Действенный механизм банкротства своевременно вскроет «нарывы» предприятий и экономики в целом.

На мой взгляд, в первоочередном порядке должны быть приняты к реализации три программы: развития внутринационального рынка; стабилизации цен и платежного баланса; демонополизации и развития конкуренции.


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях