$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПОТОЛОК ДЛЯ ПРОЦЕНТОВ:©

13.05.2014

семь раз отмерить и до конца года резать

Призывы правительства и бизнесменов об улучшении доступности заемных средств услышаны. Нацбанк постановлением от 22.04.2014 № 260 ввел ограничение максимального размера процентных ставок по операциям банков по кредитам юридическим лицам — резидентам Беларуси. Но принесет ли это желаемое удешевление заимствований или повлечет новые дисбалансы и риски в финансовой системе страны?

В последнее время власти и бизнес-сообщество неоднократно критиковали банки, прежде всего негосударственные, за то, что те в погоне за прибылью недостаточно финансируют предприятия реального сектора и тем самым препятствуют экономическому росту. Однако до сих пор Нацбанк достаточно осторожно подходил к применению регулятивных мер, причем в значительной степени адресованные потребительским кредитам. Но теперь пришло время реагировать на упреки. В соответствии с постановлением № 260, вступившим в силу после его официального опубликования, т.е. с 8 мая, и действующим до конца года, максимальный размер процентных ставок по операциям банков по предоставлению денежных средств (кредитов) юридическим лицам — резидентам РБ в белорусских рублях не должен превышать на день заключения кредитного договора среднюю процентную ставку по новым рублевым кредитам, предоставляемым банками юрлицам (без учета льготных кредитов, выдаваемых по решениям Президента и правительства), за последний отчетный месяц. Такая средняя процентная ставка применяется со дня, следующего за днем размещения информации о ней на официальном сайте Нацбанка. Как там уже сообщается, в марте т.г. средняя процентная ставка по новым кредитам, предоставляемым банками юридическим лицам в белорусских рублях (без учета кредитов, предоставляемых на льготных условиях), составила 40,3%.

Сделает ли принудительное ограничение ставок кредиты доступнее, если ситуация в экономике не меняется ими? Ведь избыточное регулирование финансовых продуктов не менее опасно, чем его недостаток. На первый взгляд, банкам придется снизить ставки и примириться с сокращением своей маржи. Отметим, что по данным Нацбанка, средняя ставка по новым срочным депозитам физических лиц в рублях в марте 2014 г. составляла 39,9% годовых, а по новым кредитам — 39,3%. Таким образом, среднестатистическая маржа банков вообще отрицательная. При этом в распоряжении Нацбанка есть лишь один экономический механизм регулирования ставок — изменение норм резервирования средств под высокорисковые кредиты. Но у многих предприятий не хватает ни активов для залога, ни прибыли для успешной окупаемости заимствований. Теперь риски кредитования не только остаются прежними, но и не покрываются повышенной стоимостью кредитов. Ведь банки, рискующие деньгами, очевидно, не меньше чиновников заинтересованы в том, чтобы выданные ими кредиты отдавались, а экономика развивалась. Но это не значит, что выдача кредитов должна существенно вырасти — ведь в текущем году, по прогнозу, требования банков к экономике должны вырасти только на 16–19%, а прирост кредитного портфеля банков — не более чем на 0,7% в месяц.

Ограничение стоимости заимствований и, соответственно, маржи банков, а также обязанность удостоверяться в платежеспособности заемщиков снижают активность финансовых институтов, сокращают предложение кредитов и, следовательно, их доступность. К тому же при расчете стоимости кредитов, помимо качества заемщиков, принимается во внимание целый ряд факторов.

В силу особенностей нашей экономики большинство банков фондируется в основном за счет привлечения вкладов, а для вкладчиков единственный определяющий фактор — ставка по депозитам. Другой источник — бюджетные средства — доступен лишь немногим «системообразущим» госбанкам, обслуживающим госпрограммы. В худшем положении окажутся небольшие банки, привлекающие ресурсы под максимальные проценты и «отбивающие» их высокорисковыми и очень дорогими кредитами. Устанавливаемый потолок ставок по кредитам вообще отрезает их от рынка и заставляет полностью менять бизнес-модель. В условиях ограничения процентных ставок банкам придется пересматривать ценовую политику в отношении других продуктов и услуг, изменять стимулирующие условия кредитования, навязывать дополнительные сервисы, вроде страхования кредитов, чтобы увеличить свою доходность. Все это в совокупности увеличивает эффективную ставку кредитования и издержки заемщиков. Кроме того, для маржи банки вынуждены будут снижать ставки по вкладам. Это приведет к перетеканию средств в крупные банки, имеющие доступ к дешевым государственным ресурсам и преференциям. В придачу падение доходности вкладов увеличивает риск оттока в валюту средств населения, которое и без того нервно реагирует на любые колебания на финансовом рынке. В условиях даже плавной девальвации рубля это обстоятельство может сыграть крайне негативную роль.

Зарубежный опыт свидетельствует, что административное ограничение ставок по кредитам нигде не идет на пользу ни потребителям, ни банкам, ни экономике в целом. К примеру, в России с 1.07.2014 г. вступит в силу закон «О потребительском кредите (займе)», согласно которому полная стоимость потребительского кредита или займа не сможет превышать рассчитанное Центробанком среднерыночное квартальное значение более чем на треть. Однако это лишь ухудшило доступность кредитов по названным выше причинам. К тому же потребители, которым стали недоступны банковские кредиты, обращаются к микрофинансовым организациям, на которые ограничения не распространяются. К чему это приводит, уже показал опыт Китая, где нормативное ограничение ставок привело к бурному расцвету коррупции и «теневого банкинга» — частные фирмы вынуждены были обращаться к нелегальным финансовым структурам, кредитующих под огромные проценты. «Пузырь» таких долгов, объем которых по разным оценкам достиг 2,3–4,8 трлн. USD (т.е. от 15% до 31% ВВП Китая), стал серьезной проблемой для страны.

Вместе с тем власти не могут допускать и откровенного ростовщичества. Например, в США законами Додда-Франка и «О доверии при кредитовании» (TILA) запрещены премии за повышенный процент и иные компенсации, выплачиваемые первичному ипотечному брокеру. При выдаче срочных ипотечных кредитов банк обязан определять и документировать платежеспособность заемщика. Запрещено страхование рисков ипотечных кредитов, при которых премия уплачивается единовременно, а также комиссии за досрочный возврат для некоторых видов ипотек. Бюро по защите потребителей на финансовом рынке регулирует отдельные виды кредита, а ст. 86 закона США «О национальном банке» (US Code — Title XII. Banks and Banking) предусматривает, что банки, получающие ростовщические проценты, могут потерять право на получение процентов и несут ответственность в размере удвоенных фактически полученных процентов. Законодательство отдельных штатов содержит прямые ограничения уровня процентных ставок. Так, в штате Нью-Йорк максимальный лимит стоимости потребительского кредита составляет 16% годовых, на Аляске — ставка ФРС + 5%, в Калифорнии для потребительских кредитов — 10%, непотребительских — ставка Федерального резервного банка Сан-Франциско + 5 п.п. В случае его превышения суды обычно признают кредитное соглашение недействительным или уменьшают размер процентов до законодательно допустимого уровня, а чрезмерное превышение лимита (например, вдвое) считается уголовным преступлением. По краткосрочным займам, например, 14-дневным, максимальная годовая ставка может составлять во Флориде 261%, Айове — 391%, Калифорнии — 625%. В некоторых штатах предусмотрены законодательные изъятия для ипотеки и ломбардов. Впрочем, это не очень помогает — в США объем «теневого банкинга» в 1,5 раза превышает ВВП, а в мировом масштабе он оценивается в 67 трлн. USD, т.е. почти равен ВВП всех стран вместе взятых.

В отличие от зарубежного опыта, белорусский регулятор устанавливает практически фиксированный верхний предел ставок, по сути провоцируя банки на поддержание процентов на максимальном уровне, чтобы закрепить выгодную для себя среднерыночную ставку. Выдавать кредиты по ставкам ниже средних становится невыгодно, а надежных заемщиков с обеспечением и приемлемыми финансовыми параметрами больше не станет.

В заключение заметим, что Нацбанк в постановлении № 280 не счел нужным указать, будут ли применяться какие-либо санкции за превышение установленных ограничений и как в таких случаях быть с обязательствами заемщика. Разумеется, эти вопросы можно подогнать под существующие нормы законодательства, но разбираться с ними придется судам.

Вадим ЛЕБЕДЕВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях