$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПОШЛИНОЙ И КАПИТАЛОМ©

27.06.2014

сколько стоит европейский выбор Украины

Сегодня президент Украины Петр Порошенко собирается подписать в Брюсселе экономические и секторальные положения Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. С этого момента еще больше возрастает неопределенность в отношениях Украины со странами Евразийского экономического союза. Борьба украинского народа за европейский, а не евразийский вектор развития перейдет в новую фазу.

Соглашение об ассоциации предусматривает создание глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли между Евросоюзом и Украиной, что предполагает гармонизацию законодательства страны с законодательством ЕС в области внешней торговли, инвестиций, антимонопольного регулирования и т.д. Накануне 23 июня на заседании Совета Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Россия, Беларусь и Казахстан не договорились о единых мерах по защите своего рынка от потока европейских товаров, если таковые будут ввозиться через Украину в страны Таможенного союза. Поэтому, как заявил вице-премьер РФ Игорь Шувалов, Россия намерена самостоятельно защищать свой рынок, в т.ч. путем введения повышенных таможенных пошлин. При этом он сослался на приложение 6 к Договору о зоне свободной торговли в СНГ от 18.10.2011 г. (далее — Договор), согласно которому «в случае если участие одной из сторон в соглашениях о Таможенном союзе, свободной торговле и/или приграничной торговле ведет к росту импорта из такой стороны в таких объемах, которые наносят ущерб или угрожают нанести ущерб промышленности Таможенного союза, то государства — участники Таможенного союза после проведения соответствующих консультаций сторонами оставляют за собой право ввести пошлины в отношении импорта соответствующих товаров из такой первой стороны в размере ставки режима наибольшего благоприятствования. Любопытно, что п. 1 ст. 18 Договора гласит: настоящий Договор не препятствует сторонам участвовать в подобных соглашениях. Между тем список «препятствий», создаваемых Россией для Украины в этом вопросе за последние полгода, набрался внушительный и, по-видимому, он далеко не закрыт. Не случайно министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт пообещал, что ЕС «не оставит без последствий» возможные торговые меры РФ против Украины после подписания Соглашения об ассоциации.

Пока же российские эксперты не устают уверять, что это соглашение станет катастрофой для украинской экономики. Так, Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина опубликовал на прошлой неделе доклад о возможных экономических последствиях европейского выбора для Украины и Молдовы. В нем признается, что в силу структуры внешней торговли страны ЕАЭС не заинтересованы в сотрудничестве с Украиной в формате «чистой» зоны свободной торговли. Главной причиной здесь называется угроза потока товаров из третьих стран, которые могут хлынуть в страны ЕАЭС.

Поэтому Киеву предлагается заключить с ЕЭК пакет документов об устранении технических барьеров в торговле, об электронном информационном обмене сведениями о таможенных декларациях и механизме совместного контроля за происхождением товаров. Такие договоренности наряду с действующим Договором о свободной торговле СНГ и пакетом украинских обязательств в других областях (использование национальных валют в расчетах, гарантии прав инвесторов, договоренности об инвестиционных проектах) могут стать частью широкого международного плана содействия восстановлению украинской экономики с участием России, ЕС, США, международных финансовых институтов и иных доноров.

ВПРОЧЕМ, гораздо больше места в докладе уделено описанию негативных последствий издержек от дестабилизации и ухудшения отношений с Россией и Таможенным союзом. Потери Украины здесь оцениваются в 33 млрд. USD в год, или 19% украинского ВВП в 2013 г. Реализация шокового сценария для российско-украинских отношений будет стоить Украине 100 млрд. USD. Потери некоторых стран ЕС от падения потребительского доверия и ухудшения взаимоотношений с инвесторами авторы доклада оценивают в 4–13% ВВП. При этом если рост геополитических рисков приведет к дальнейшему и существенному замедлению российской экономики, то это скажется и на многих странах Евросоюза. Причем эти риски пока не принимают в расчет последствия для ЕС в связи с необходимостью мобилизации значительных средств для стабилизации и восстановления экономики Украины (которую, заметим, сегодня старательно разрушают поддерживаемые Россией «сепаратисты»).

В докладе подсчитано, что на обслуживание внешнего долга Украине потребуется в год не менее 12 млрд. USD, а иностранные инвесторы откажутся вкладывать деньги в Украине в условиях нынешней нестабильности. При этом в докладе скромно умолчали о причинах и спонсорах этой нестабильности. Зато особое внимание уделено перспективам отрицательной динамики движения трудовых доходов и трансфертов — важной статьи украинского платежного баланса. По мнению авторов доклада, суммарный объем переводов (по всем каналам) из РФ в Украину оценивается в 11–13 млрд. USD в год, но в случае дальнейшего роста напряженности он сократится до 7–8 млрд. В свою очередь, потери от снижения поездок и расходов россиян в Украину оценены в 1,5–1,6 млрд. USD, а то и больше. Любопытно, что, по данным Нацбанка Украины, общая сумма переводов заработной платы в страну составляет менее 7 млрд. USD. Что до туризма, то сегодня украинцев больше заботят потери от визитов восточных гостей с «Градами», пулеметами и ПЗРК в багаже.

НО В ДОКЛАДЕ нет места подобной лирике. Там уверяется, что при инерционном сценарии, в случае сравнительно быстрой нормализации ситуации ожидается чистый отток капитала из Украины в т.г. на уровне 6–10 млрд. USD. С учетом фактических трендов оттока капитала и размеров активов, принадлежащих иностранцам в Украине, в негативном сценарии годовой отток может составить порядка 22 млрд. USD. Внешним кредиторам необходимо профинансировать разрыв платежного баланса Украины (кстати, МВФ уже открыл такое финансирование).

Потребность в средствах за 4 года оценивается примерно в 85 млрд. USD, что намного превосходит ожидания внешней финансовой помощи и текущие возможности мобилизации средств украинской экономики. Оценка приемлемого уровня инвестиций на 2014–2018 гг. составила 187 млрд. USD.

Курс на приоритетное торгово-экономическое сотрудничество со странами ЕС, по мнению авторов доклада, создаст риски для значительного сегмента украинской экономики, ориентированного на торговлю с Россией и странами СНГ. Зависимость от российского рынка и рынков партнеров России по ТС является критически значимой для многих отраслей, и прежде всего — машиностроения. Правда, признается, что товарная структура экспорта Украины на Запад и Восток весьма диверсифицирована, но по-разному. В поставках в ЕС около 60% составляет сырье, тогда как при экспорте в страны ТС его доля только 10%. В 2013 г. на Россию пришлось 24% экспорта Украины, тогда как на Турцию, второго по значимости партнера, — только 6%, на Китай и Египет — по 4,3%, на Польшу — 4%. По оценке авторов доклада, Украина сможет заместить экспорт в ТС по 13 крупнейшим товарным группам поставками в другие страны только на 15%, т.е. из 19,2 млрд. USD экспорта в ТС в 2013 г. Украина способна переориентировать на другие направления товары только на 2,9 млрд. USD. Следовательно, потери экспортной выручки для Украины в условиях резкого ухудшения взаимодействия с ТС составят 14,3–15,3 млрд. USD. Вероятность успеха украинских товаров на европейских и других мировых рынках в докладе явно не допускается.

Согласно данным Мониторинга взаимных прямых инвестиций в странах СНГ накопленные прямые иностранные инвестиции стран СНГ и Грузии в экономике Украины на начало 2013 г. составляли 17 млрд. USD, из которых 16,7 млрд. USD приходилось на российские ПИИ в украинскую экономику. Почти 60% российских ПИИ в Украине связаны со сферой услуг (прежде всего телекоммуникации и финансы).

Ассоциация с ЕС, предполагающая достаточно быстрый переход на технические стандарты и нормы Евросоюза, будет сильным сдерживающим фактором для притока ПИИ из России, Казахстана и Беларуси в сектора украинской экономики, связанные с технологической кооперацией и технологическим сотрудничеством. Впрочем, этой кооперации, которая обеспечивает до 2,5% украинского ВВП, или 4,2 млрд. USD доходов, в докладе обещаны такие риски, которые грозят существованию практически всему украинскому машиностроению. Также резко упадут доходы Украины по транспортным услугам (включая полное прекращение трубопроводного транзита российских грузов). Величина возможных потерь Украины в случае реализации шокового сценария развития отношений с Россией и ТС вдвое выше обещанного МВФ пакета помощи на 2014–2015 гг.

В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ, для экономики России резкое снижение уровня двустороннего сотрудничества с Украиной, «вплоть до откровенно недружественных действий в отношении российских активов, компаний и банков» (что после аннексии Крыма и событий на Юго-Востоке звучит довольно странно), скорее всего, создаст серьезные проблемы, станет еще одним существенным ограничителем для социально-экономического развития Украины. Авторы доклада уверены, что хотя в географической структуре экспорта России Украина неизменно входит в шестерку ведущих контрагентов (4,5–6%), заместить почти 3/4 этих поставок не так уж сложно. Правда, не обойдется без потерь, которые составят примерно 5,4–5,8 млрд. USD. Значительно серьезнее будут потери России в финансово-кредитной и имущественной сферах — 45–50 млрд. USD (без учета долгов украинских компаний перед российскими).

Заметим, что для Беларуси Украина всегда входила в тройку основных торговых партнеров. При этом если в январе–апреле т.г. наш экспорт в Украину сократился на 4,5%, то в Россию — на 7%, тогда как импорт — на 28,3% и 7,6%. Но если мы из-за собственных нетарифных мер будем обходиться без конфет «Рошен» и пива «Оболонь», то терять, к примеру, рынок украинского топлива совсем не хочется.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ в докладе заявляется, что если Украина подтвердит свой внеблоковый статус, у России нет весомых причин отказываться от экономического взаимодействия с ней. Нужно лишь «выработать механизм информационного обмена, позволяющий эффективно контролировать поставки товаров из Украины в рамках режима свободной торговли, при необходимости применяя защитную оговорку, предусмотренную для Таможенного союза приложением 6 к Договору от 18.10.2011 г., а также параллельно готовить почву для долгосрочного решения по выстраиванию торгового режима в треугольнике ЕАЭС — Украина — ЕС. Может с этого надо было начинать до операции «Крымнаш»?

Кирилл ПРУДНИКОВ
 

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Решение о подписании экономической части соглашения об ассоциации с ЕС — суверенное право Украины, заявил вчера на брифинге в Минске начальник управления информации — пресс-секретарь МИД Дмитрий Мирончик.

Он подчеркнул, что Украина для нас является одним из важнейших торгово-экономических партнеров. При этом белорусская сторона будет внимательно вести мониторинг изменения условий внешней торговли, которое может повлечь за собой подписание данного соглашения. В принципе подобный мониторинг ведется на постоянной основе в отношении всех наших торгово-экономических партнеров, тем более таких важных, как Украина. При этом даже без подписания каких-либо соглашений, изменяющих рамочные условия внешней торговли, в случае необходимости предпринимаются соответствующие защитные меры, которые полностью соответствуют мировой практике и обязательствам Беларуси.


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях