$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПОМЕРЯЕМСЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬЮ ТРУДА:©

28.05.2013

по странам и отраслям

Отставание от европейского уровня производительности труда, дисбаланс темпов ее роста с зарплатой давно стал проблемой для Беларуси и других постсоветских стран. По данным информационно-аналитического агентства «Финмаркет», производительность труда в большинстве отраслей белорусской экономики значительно отстает не только от США, Канады или Японии, но также от Польши, Чехии, Литвы и других стран ЕС. Опережаем мы лишь некоторых партнеров по СНГ, чьи достижения в этой сфере еще скромнее.

Выясняя, кто работает лучше, «Финмаркет» опирался на межстрановые сравнительные данные национальных органов статистики по общему числу занятых в экономике и их доле в разных отраслях, отраслевой структуре валовой добавленной стоимости, а также на данные Всемирного банка о ВВП стран по паритету покупательной способности национальных валют к доллару США за 2010–2011 гг.

Судя по результатам исследования, представленным в таблице (см. с. 4), на фоне стран СНГ Беларусь выглядит вполне достойно. ВВП по паритету покупательной способности составляет у нас 29,1 тыс. USD в год на одного занятого в экономике — меньше, чем в России (33,3 тыс. USD), но больше, чем в Казахстане (25,3 тыс.), Азербайджане (22 тыс.), Украине (15,7 тыс.), Армении (14,6 тыс. USD) и т.д. Однако от США, Ирландии, Норвегии или Бразилии мы отстаем по этому показателю почти в 3,5 раза, в 3 — от Франции, Австрии или Бельгии и в 2 с лишним раза — от большинства стран Евросоюза, исключая Болгарию, Латвию и Румынию.

По размеру произведенного продукта в сельском хозяйстве в расчете на одного занятого (27 тыс. USD в год) Беларусь не только является лидером в СНГ, опережая в 1,5 раза Россию, в 4 — Украину и Армению, более чем в 5 раз — Молдову и Казахстан, в 10 раз — Таджикистан, но имеет лучшие результаты, чем треть стран ЕС, включая Болгарию, Грецию, Латвию, Литву и Польшу. Однако мы в 3 с лишним раза уступаем здесь США, Словакии и Израилю, более чем вдвое — Австралии, Швеции и Великобритании. Производительность труда в белорусском АПК примерно сопоставима с Южной Кореей (26,6 тыс. USD) и Австрией (27,6 тыс.).

Заметно хуже дела в промышленности, где у нас на 1 работника приходится 40 тыс. USD добавленной стоимости в год. Это вчетверо меньше, чем в США, Ирландии, Бразилии, Норвегии. Уступаем мы также России, Казахстану и Азербайджану (чем эти страны обязаны вкладу нефтегазодобывающего комплекса). Немного удается опередить такие страны ЕС, как Румыния, Латвия и Болгария, а с большим отрывом — некоторые страны Азии и Африки, а также остальные страны СНГ. Впрочем, у Молдовы и Кыргызстана этот показатель один из самых низких в мире. Беларусь находится на уровне Эстонии.

В строительстве на каждого занятого выдается добавленной стоимости на 25 тыс. USD в год, и это втрое меньше, чем на стройках США, которые к тому же существенно отстают от передовиков производства — Ирландии, Испании и Нидерландов. На треть лучше показатели в строительстве у Армении, на четверть — у России, Болгарии и Венгрии, вдвое — у Германии, Греции, Италии, втрое — у Австрии, Норвегии и Франции. Остается гордиться преимуществом перед Украиной, Молдовой и азиатской частью СНГ.

В сфере транспорта и связи Беларусь (31,5 тыс. USD) сравнялась с Россией и Казахстаном, но уступает как большинству восточно-европейских стран, так и многим развивающимся: в 4 раза — Турции (которая, кстати, один из лидеров по данному показателю в мире), более чем вдвое — Мексике, не говоря уже о развитых странах. Примерно та же картина в индустрии гостеприимства.

Особенно заметно отставание отечественного финансового сектора (40 тыс. USD в год), который в 5–5,5 раза отстает по производительности труда от США, Франции, Бельгии, Нидерландов, в 4–4,5 раза — Ирландии и Италии, в 3–3,5 раза — Венгрии, Греции, Испании, в 2–2,5 раза — от Литвы, Эстонии, Румынии, Словакии, Польши и Латвии, в 1,5 — от России и Казахстана и примерно соответствует уровню Индонезии, Пакистана или Таиланда.

Хуже всего обстоит дело в сфере образования, здравоохранения и социальных услуг (13,8 тыс. USD). Правда, партнеров по СНГ, Индонезию, Пакистан и Египет мы здесь опережаем, но зато в 6 с лишним раза уступаем Японии и Бразилии, более чем в 5 раз — США, в 4–4,5 раза — Бельгии, Австрии, Греции, Испании, в 3 раза — Великобритании, в 2–2,5 раза — Польше и Чехии, в 1,5 раза — Литве, Латвии, Румынии.

Модернизация нам поможет?

Динамика производительности труда зависит от многих факторов. Наша ставка — на обновление производств. При этом поставлена задача обеспечить повышение уровня производительности труда. Сближение параметров с европейскими признается одним из критериев эффективности реализации инновационных и инвестиционных проектов, дает право на получение господдержки и при соблюдении ряда дополнительных условий — на финансирование инвестпроектов из инновационных фондов. Надо лишь отчитаться об уровне добавленной стоимости или выручки на одного среднесписочного работника.

Постановлением Совмина от 30.12.2012 № 1262 определены показатели выручки и добавленной стоимости на одного работника на 2013–2015 годы. Но производительность труда в реальном секторе зависит от качества сырья и материалов, состояния и новизны оборудования и технологий, скорости внедрения инноваций, научной организации труда, в частности, от разделения труда и компетенций менеджмента и собственников, квалификации и стимулирования персонала, качества трудового, налогового и корпоративного законодательства, величины и покупательной способности зарплаты, взаимодействия с властью, и множества других факторов. Пока оснований для эйфории нет: по итогам I квартала т.г. производительность труда по валовой добавленной стоимости в республике выросла всего на 3,1% по сравнению с январем–мартом 2012 г., а по ВВП — на 4,5%, тогда как реальная заработная плата — на 22,4%.

Между тем существует множество способов повышать финансовые результаты производства, не увеличивая физический объем продукции, и наоборот. Проще всего поднять цены. Но это возможно лишь до определенного предела и зависит не столько от желания производителей, сколько от конъюнктуры рынка. Столь же ограничены возможности сокращения числа работников (которых в экономике в 2012 г. по сравнению с 2011-м и так стало на 1,8% меньше, а в I квартале т.г. к январю–марту 2012 г. — на 1%). Интересно, что если значительно увеличить объем выпуска, цены на продукцию из-за избытка предложения поползут вниз. Это повлечет уменьшение налоговых поступлений, рост дефицита бюджета и инфляции, ослабление национальной валюты — зато с производительностью все будет в порядке.

Елена ПЕТРОШЕВИЧ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях