$

2.1336 руб.

2.4185 руб.

Р (100)

3.1868 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПОЙТИ И ВСЕХ ЗАСТРАХОВАТЬ©

21.11.2014

После вступления в силу в этом году новых изменений в страховое законодательство, страховщики получили некоторую либерализацию деятельности, но она, к сожалению, не коснулась системообразующих видов — страхования имущества и транспорта. Чтобы осмыслить необходимость новой стратегии в отрасли, государству, возможно, понадобится еще одна пятилетка. Такое мнение в интервью «ЭГ» высказала генеральный директор Белорусской ассоциации страховщиков Ирина МЕРЗЛЯКОВА.

— Как вы охарактеризовали бы нынешнее состояние и перспективы белорусского рынка страхования — его объем, структуру, потенциал?

— Динамика развития страхового рынка сохраняется. Но это уже не такие высокие темпы роста, как прежде. Когда идет замедление роста экономики, естественно, это сказывается и на страховании. Количество страховых компаний на рынке уменьшилось. Это связано с тем, что произошло слияние «Вартма Иншуранс» и «Белкоопстрах», российская компания «Росгосстрах» закрыла здесь свою одноименную дочку, а компания по страхованию жизни «Мегаполис» сдала лицензию. Получается, на рынке остались 22 страховщика, тогда как в 2013 г. их было 25. Учитывая, что к 2017 г. нужно будет всем довести уставный фонд до 5 млн. EUR, некоторым компаниям придется объединяться или искать богатых инвесторов.

К настоящему времени выросло до 25 количество профессиональных посредников — страховых брокеров. Всего 2 года назад их было 6. Это связано с тем, что регулятор навел определенный порядок в этой области и многие агенты-юрлица переквалифицировались в брокеров с определенным уставным фондом, отчетностью, которая сдается в Минфин, страхованием своей профессиональной ответственности.

На рынке сохраняется примерно равное соотношение страховых взносов от добровольных и обязательных видов страхования. По добровольным видам — это в основном имущественное страхование, на втором месте личное, на третьем — страхование ответственности. В обязательных видах половину составляет страхование гражданской ответственности владельцев автотранспорта. Что касается страхования жизни, пенсий, то их доля в собираемых взносах по-прежнему невелика (около 5%).

Преобладают на рынке государственные компании, которые собирают 80% всех взносов. Так что основным собственником и инвестором по-прежнему остается государство. Частный бизнес представлен рядом зарубежных компаний: «РЕСО», «Ингосстрах», австрийская группа VIG, ERGO (Германия) и др.

— Какими должны быть правила регулирования страховой деятельности в Беларуси, чтобы наша страна была привлекательной для зарубежных страховых компаний?

— К нам часто приходят инвесторы, но от них чаще всего приходится выслушивать упреки и претензии. Требование увеличить уставный фонд до 5 млн. EUR не всем нравится: кто-то согласился с тем, что «входной билет» на рынок должен быть дорогим, другие отмечают, что в Европе размеры уставных фондов — 2–3 млн. EUR и за эти деньги компании свободны в развитии всех видов страхования. Любой инвестор ведь рассчитывает на отдачу, а у нас иностранным компаниям по-прежнему нельзя заниматься обязательными видами, например автогражданкой, нельзя страховать имущество предприятий, контролируемых государством. В придачу запрещена самостоятельная внешнеэкономическая деятельность. Поэтому у иностранных инвесторов есть некое разочарование. Когда они вкладывали в уставный фонд по миллиону евро, то надеялись на обещанную либерализацию рынка, которая так и не состоялась. Поэтому не видно очереди из инвесторов, желающих купить в Беларуси страховую компанию.

Впрочем, после вступления в силу ряда законодательных новшеств, страховщики получили некоторые либеральные изменения, которые в частности, коснулись добровольного страхования медицинских расходов. Теперь по этому виду есть равные права у компаний. Но это не системообразующий вид. Основной вопрос — страхование имущества и транспорта. А здесь по-прежнему условия не равны.

По страхованию жизни разрешили открывать компании с контрольной долей иностранного инвестора, но не разрешили им работать полноценно с юрлицами. Осталась для них только розница — самый сложный и самый затратный сегмент в страховании жизни. Чтобы изменить стратегию в этом плане, для переосмысления понадобится, наверное, еще одна пятилетка.

— Какие инструменты страхования, по вашему мнению, стоит активнее предлагать белорусским страхователям?

— У нас страхователям предлагается широкая линейка продуктов. Вопрос в том, что у граждан должны быть желание и деньги, чтобы их купить. У нас нет той культуры страхования, как на Западе, хотя она заметно улучшилась в последние годы. Население активнее страхует жилье, несчастные случаи, автотранспорт, выезжая за границу, все покупают полисы. В принципе продукты есть все, вопрос в том, готовы ли граждане их покупать. Заметно, что, когда рост благосостояния притормаживается, люди сразу же начинают экономить на страховании.

— Каковы перспективы страхования профессиональной ответственности в нашей стране?

— К сожалению, у нас пока не развиты юридическая и судебная составляющие этого процесса. На Западе с ответственностью все время происходят прецеденты, идут тяжбы. У нас пока нет такой практики, а потому сложно страховать то, что не всегда можно разграничить. Легче там, где есть нормативные или рыночные требования: например, страхование ответственности нотариуса, владельцев таможенных складов и т.п. Сложнее со страхованием ответственности в медицине, т.к. возникает вопрос: страховать ответственность медучреждения или отдельно врача? Несколько раз поднимался вопрос о страховании в туризме. Ответственность турагентов не страхуется, т.к. он не несет ответственности за туры, которые разрабатывают операторы. При страховании ответственности туроператоров непонятно, что страховать. Если ответственность, то это, как правило, договор, где оговаривается ответственность сторон, и его нужно исполнять. Но если все будет застраховано — можно не исполнять договор? Нужно четко определять страховой случай: например, непредвиденного банкротства, неплатежеспособности, других обстоятельств. Но когда владельцы фирмы сознательно идут на обман, привлекают деньги, заранее зная, что обманут, то при чем здесь страхование? Тут нужны другие механизмы, типа гарантийных фондов всего туристического сообщества для покрытия убытков.

Бытует мнение, что если что-то не так, то надо пойти и все застраховать, но страховщики не страхуют все, т.к. если это сделать, то можно сидеть и ничего не делать, а только создавать убытки. В страховой деятельности всегда должен присутствовать воспитательный элемент. На Западе, например, по КАСКО не застрахуют ни одну машину без франшизы, т.е. без собственного участия. Так, если у тебя убыток до 400 EUR, то его покрываешь сам, а страховая компания тебе платит, только если случается нечто серьезное. Тогда люди аккуратнее водят, аккуратнее относятся к своему имуществу. А иначе можно расслабиться: страховая компания заплатит.

— В нашей стране широко распространены совместные продукты банковских и страховых услуг, например, выдача кредитов при условии обязательного страхования жизни заемщика. Насколько интересна эта ниша и почему?

— Она стала развиваться с расцветом массового кредитования, когда перестали брать справки о доходах и приводить поручителей. На самом деле институт поручительства, наверное, только у нас был так сильно развит. На Западе это не принято даже среди родственников. Вместе с новыми технологиями страхование кредитов пришло и к нам — с легкой руки банков с иностранным капиталом. Сейчас становится популярным страхование банковских платежных карточек на случай ошибочного списания денег, мошенничества и т.п. Поэтому банки со страховщиками разрабатывают новые страховые продукты, направленные на защиту держателей карточек от перечисленных выше рисков.

— С точки зрения вашего опыта, что можно сказать о рисках, с которыми приходится сталкиваться страховщикам в Беларуси?

— Риск у страховой компании один — стать неплатежеспособной. Но у нас, в отличие от соседних стран, сегодня таких рисков нет, потому что все компании платежеспособны. Этому способствует жесткий надзор и контроль наличия всех финансовых параметров. У нас никогда не позволялось иметь какие-то дутые активы, вроде векселей, требовалась обеспеченность резервов, уставного фонда.

— В нашей стране большую роль играет обязательное страхование некоторых видов деятельности, операций и событий. Насколько это, по вашему мнению, необходимо? Может ли страховая деятельность успешно развиваться без такой «обязаловки»?

— Обязательные виды есть везде. Особенно часто государство вводит обязательное страхование ответственности, например автогражданской. Это абсолютно правильный подход, чтобы заставить людей гарантировать, что в случае причинения вреда виновник сможет возместить ущерб. Такое положение помогает развитию рынка, страховой культуры. Очевидно, что после введения обязательного страхования гражданской ответственности, у нас пошло в целом развиваться страхование КАСКО. Лучший показатель этого — народный фольклор: исчезли анекдоты на тему «как столкнулись запорожец и мерседес».

Фактически обязательное страхование стало локомотивом развития добровольного страхования. Во многих странах вводится страхование жилых домов, квартир в сейсмоопасных зонах, зонах, подлежащих затоплению, чтобы потом люди не оставались без крова, не ходили с запросами в госорганы. Это нормальная практика, необходимая для защиты граждан.

— Каковы ваши прогнозы дальнейшего развития ситуации на мировом страховом рынке и интеграции в него Беларуси?

— На мировом страховом рынке общая тенденция — замедление темпов роста по страхованию жизни. Может быть, в связи с мировым кризисом люди начинают терять интерес к накоплению. С учетом глобальной рецессии есть спад в целом по страхованию. И нам сложно остаться в стороне, хотя нельзя сказать, что это сильно повлияло на Беларусь. У нас свой путь, своя экономическая модель, отличная от западной, соответственно, и страхование отличается. Но как бы там ни было, страхование само по себе развивается циклично по синусоиде: в 2008–2010 гг. был пик в развитии, а сегодня ситуация ближе к поиску дна, которое еще не пройдено.

Беседовала

Оксана КУЗНЕЦОВА


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях