$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПОХМЕЛЬЕ ЧУЖОГО ПИРА©

12.08.2014

Обмен санкциями между Россией и Западом ставит в сложное положение Беларусь и Казахстан. У них нет реальной возможности ни отказаться от евразийской интеграции, ни изменить ее условия. Со вступлением в силу договора о Евразийском экономическом союзе наши страны будут связаны еще теснее. Очевидно, что экономические последствия политики Кремля скажутся на всех участниках ЕАЭС. При этом считать придется не только выгоды.

Роль союзников в новом формате российского продуктового рынка пока неясна. Глава Минсельхоза РФ Николай Федоров, выступая в эфире телеканала «Россия-1», назвал «перспективными» поставщиками продовольствия взамен попавших под запрет из-за ответных санкций, наложенных Москвой по поставке овощей и фруктов, Азербайджан, Узбекистан, Армению, Таджикистан, «в какой-то мере» Кыргызстан, Турцию, Иран, Сербию. «Очень перспективными» министр считает Иран, Марокко, Египет, которые могут поставлять овощи, фрукты, ягоды и цитрусовые в обмен на российские зерно и растительное масло. Большие надежды возлагаются на поставки продовольствия из стран Латинской Америки. Отсутствие норвежской рыбы, полагает Н.Федоров, компенсируют российские производители, надо лишь «договориться с торговыми сетями, чтобы перенаправить потоки экспорта на внутреннее потребление». Министр заявил, что собственное производство сельхозпродукции в России из-за санкций вырастет за 1,5 года на 281 млрд. RUB, причем рост произойдет «автоматически» в силу сокращения импорта продовольствия. Правда, обычно для наращивания производства, создания новых агропромышленных комплексов и модернизации старых требуются годы и миллиарды рублей, которые «автоматически» не появляются. Пока власти РФ не спешат объявлять о масштабной поддержке местного АПК и промышленности в целях полного импортозамещения продовольствия. Но когда это произойдет, российским аграриям придется конкурировать с новыми импортерами из Азии и Латинской Америки, так же как до недавнего времени с изгнанными европейцами. Добавим, что Россия экспортирует с Запада не только готовые продукты питания, но и семена, средства защиты растений, в животноводстве — генетический материал и породу животных, технологии. Есть ли шансы сохранить эти поставки или обойтись без них?

Участие партнеров по Таможенному союзу в числе поставщиков, видимо, следует считать само собой разумеющимся. Однако Н.Федоров подчеркнул (вряд ли случайно) не эту роль, а то, что Россия ведет переговоры с Казахстаном и Беларусью о предотвращении возможного реэкспорта «санкционных» продуктов. «В наших интересах соблюдение этого эмбарго в рамках Таможенного Союза, — заявил министр. — У нас идут сейчас переговоры с нашими коллегами из Беларуси и Казахстана, и в принципе у нас есть механизмы, существующие уже и дополнительные, по которым мы договоримся, чтобы мы соблюдали те решения, которые будут принимать государства — члены Таможенного Союза. И я думаю, мы вполне цивилизованно найдем все инструменты, чтобы заблокировать возможные нарушения режима».

НЕОБХОДИМЫЕ правовые инструменты действительно имеются. Согласно ст. 14 Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве стороны соблюдают единый порядок применения мер нетарифного регулирования в торговле с третьими странами и в этих целях применяют в полном объеме Соглашение о единых мерах нетарифного регулирования при формировании Таможенного союза от 22.10.1997 г. Далее в ст. 15 Договора указано, что изменение торгового режима в отношении третьих стран, введение либо отмена тарифных и нетарифных ограничений в торговле товарами, включая введение или отмену временных ограничений, стороны производят, как правило, одновременно, подписывая в этих целях соответствующие протоколы. В случае действия или угрозы действия со стороны третьих стран, способных нанести экономический ущерб одному или нескольким государствам — участникам Договора, правительства по предложению одной или нескольких Сторон в соответствии со ст. 61 Договора немедленно приступают к консультациям для выработки согласованных мер по предотвращению экономического ущерба или угрозы нанесения такого ущерба. Однако пока никакие протоколы на эту тему не подписаны, проблема несогласованности действий стран — участниц ТС не устранена. Она может стать еще сложнее со вступлением в силу Договора о создании Евразийского союза. В его ст. 46 допускается применение в торговле с третьими странами такой единой меры нетарифного регулирования, как запрет ввоза и (или) вывоза товаров и даже введение этой и иных мер в одностороннем порядке. В частности, в исключительных случаях по основаниям, предусмотренным разделами VII и VIII приложения № 7 к Договору ЕАЭС, государства-члены в торговле с третьими странами могут в одностороннем порядке вводить временные меры, в т.ч. по основаниям, отличным от указанных в разделах III и IV этого приложения. Однако вопрос о введении такой меры на таможенной территории Союза должен рассматриваться Евразийской экономической комиссией. Она же устанавливает срок действия такой меры. Если же решение о введении временной меры на таможенной территории Союза не принято, комиссия информирует государство-член, которое ввело временную меру, и таможенные органы государств-членов о том, что временная мера действует не более 6 месяцев с даты ее введения. Однако Россия ввела санкции на год. Теперь ей придется уговорить союзников присоединиться к эмбарго или готовиться к пресечению потока запрещенных товаров через открытую границу и ловле их на складах и прилавках магазинов. Существующие правила определения страны происхождения товаров вполне ясны — если, конечно, они будут добросовестно применяться.

Сегодня ситуация похожа на ту, которая складывалась более 200 лет назад, когда Наполеон Бонапарт пытался победить Британию с помощью континентальной блокады — запрета на импорт любых товаров, произведенных в Англии и ее колониях. Но оказалось, что ни таможенные барьеры, ни дипломатические усилия, ни даже сила оружия не в силах победить банальное желание простых людей пить кофе с сахаром или есть яблоки.

ПОКА ни Минск, ни Астана не поддержали запреты на ввоз продукции из Украины, Молдовы и Грузии. Более того, белорусские власти объявили о готовности отказаться от лицензирования импорта украинских товаров, если Киев отменит запретительные пошлины для нашего экспорта. Но отсутствие таможенной границы между Россией и Беларусью может свести на нет «аккуратные» санкции, если по этому пути пойдет поток реэкспорта европейского, молдавского и украинского продовольствия, в т.ч. под видом белорусского. Проблема усугубляется тем, что эмбарго бьет не только по западным производителям, ритейлу и потребителям в самой России, но и по белорусским компаниям, зарабатывающим на транспортно-логистическом обслуживании товаров, подпавших под санкции. Сокращение транзитных потоков, заказов для отечественных грузоперевозчиков, востребованности логистической инфраструктуры грозит существенными убытками и отечественному бизнесу. Российские оптовики уже вынуждены отменять заказы даже по заключенным контрактам. Поскольку речь идет о форс-мажорных причинах, возмещаться потери не будут.

Тем временем в ЕС уже приступили к обсуждению компенсации убытков своих производителей. Ведь цена вопроса велика лишь по белорусским меркам. Общий объем продовольственного импорта ЕС в Россию в 2013 г. составил около 11,8 млрд. EUR, из них на продукцию, попавшую под эмбарго, пришлось, как подсчитали в The Wall Street Journal, почти 40%, или 4,5 млрд. EUR. В масштабах Евросоюза, совокупный ВВП которого превышает 17,3 трлн. EUR, а весь экспорт продуктов питания — около 120 млрд., это немного. Весь импорт продовольствия из США, Канады, Австралии составляет не более 3 млрд. USD, что составляет по сравнению с их ВВП вообще микроскопическую сумму.

Для отдельных стран урон гораздо заметнее. В частности, Польша теряет около 500 млн. EUR, Финляндия — 400 млн., Норвегия — почти 1 млрд. Из-за прекращения поставок продовольствия в РФ эти страны, а также Балтия теряют от 0,1% до 1,5% ВВП. Некоторые компании уже привыкли к периодическим запретам поставок в РФ, другим приходится останавливать производство и с нуля искать новые рынки. Учитывая общую тенденцию падения цен на продовольствие, потери будут немалые, но не сопоставимые с финансовым кризисом 2008–2009 гг. Кстати, прямые сельскохозяйственные субсидии в ЕС составляют порядка 42 млрд. EUR, так что увеличить их на 10% и даже 20% Брюссель в состоянии.

НЕ ИСКЛЮЧЕНО, что эскалация торговой войны еще впереди. Так, премьер-министр РФ Дмитрий Медведев уже намекал на санкции в авиастроении, судостроении, автомобильной промышленности и других отраслях. Но, по мнению большинства экспертов, такие меры ударят в первую очередь по России, тогда как отрицательный эффект для западных компаний будет незначительным. При этом Беларуси и Казахстану участие в этих санкциях никаких выгод явно не сулит. К примеру, большинство самолетов российские авиакомпании (как белорусские и казахстанские) покупают в лизинг за границей. Экспорт здесь составляет 90%. Можно, конечно, отказаться от Boeing и Airbus, но российский авиапром их не заменит. До сих пор не продан ни один Sukhoi Superjet 100 (в котором, кстати, доля импортных комплектующих — 53%). Ил-96 производится по одному самолету в год для частных заказчиков. Большинство разработок ОКБ Туполева не завершены. Если их теперь реанимировать, то до стадии производства и коммерческой эксплуатации они дойдут через 6–10 лет. Еще интереснее положение в судостроении. В нем российские судоходные компании просто не нуждаются. Они обычно создают за границей юридические лица, которые покупают корабли в Панаме или на Кипре и регистрируют их в странах «удобного» флага, что обеспечивает им минимальные налоги и доступ к дешевым кредитам.

Возможны защитные меры в области автопрома. Достаточно поднять пошлины, чтобы для многих западных производителей экспорт в Россию стал невозможным. Но в последние годы и так есть устойчивая тенденция сокращения импорта автомобилей в РФ и замещения его локальным производством. Менее реален запрет на ввоз компонентов — ведь на них работают все предприятия, на которых собираются автомобили западных марок. При любом варианте развития событий особых шансов у белорусских производителей усилить свои позиции на российском рынке немного — в первую очередь из-за наблюдающейся там стагнации.

Кроме того, ограничения могут коснуться франчайзинга и консалтинговых услуг. Недавно сообщалось, что депутаты Госдумы РФ уже подготовили законопроект о запрете работы в России международных аудиторских сетей, головные офисы которых находятся в ЕС и США.

В ПРЕДДВЕРИИ непростых переговоров в Казахстане прошла одна из самых масштабных за годы существования республики реорганизаций правительства: вместо 17 министерств, 9 агентств, 54 комитетов, 272 департаментов осталось 12 министерств и 30 комитетов. В частности, создано министерство национальной экономики, куда вошли министерство экономики и бюджетного планирования, министерство регионального развития, агентства по статистике, по регулированию естественных монополий, по защите конкуренции и по защите прав потребителей. Также созданы министерство здравоохранения и соцразвития, министерство культуры и спорта, министерство по инвестициям и развитию и министерство энергетики. МВД «поглотило» МЧС, а функции бюджетного планирования переданы в министерство финансов. Существенно расширены полномочия минсельхоза. По мнению специалистов, эти изменения связаны не только с задачей повышения качества управления, но и с внешнеполитической обстановкой, точнее, с мировым кризисом и режимом санкций против России. В Астане считают, что рост неопределенности требует быстрого оперативного реагирования на происходящее. Представитель российской Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов полагает, что одна из причин административной реформы — необходимость усиления переговорных позиций в рамках Евразийского союза. Если до сих пор основным переговорщиком со стороны Казахстана был департамент минэкономики, то теперь министерству национальной экономики гораздо легче выставить объединенную делегацию, в которую войдут представители комитетов, отвечающих за разные сектора, что повысит качество переговоров. Этот пример стоило бы принять во внимание и нашему правительству.

Казахстанским и белорусским переговорщикам придется учитывать, что «война санкций» кардинально меняет инвестиционные возможности российских компаний. Следовательно, планы создания единого евразийского финансового рынка, принципы общей валютной и промышленной политики придется реализовывать в совершенно иных условиях.

Вадим ЛЕБЕДЕВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях