$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Банки и расчеты

Поддержка рублем

19.04.2016

Объем денежной массы в Беларуси из-за высокой долларизации все больше зависит от курсовых колебаний. Другая тенденция – сокращение располагаемых средств у физических и юридических лиц. Пока этот процесс несколько «скрашивается» за счет капитализации вкладов, но она не может скрыть таяние депозитной пирамиды. Восстановить ее при нынешней динамике процентных ставок вряд ли возможно.

Широкая денежная масса (ШДМ) за март сократилась, по данным Нацбанка, на 4,6% и на 1 апреля т.г. составила 336,7 трлн. Br, что на 3% больше, чем на начало года. Мартовское снижение в значительной степени объясняется укреплением руб­ля: в долларовом эквиваленте ШДМ выросла за месяц с 16,4 млрд. USD до 16,7 млрд. USD.

В частности, объем наличных денег в обращении (денежный агрегат M0) увеличился за март на 0,7%, до 13,7 трлн. Br, что на 4,1% меньше, чем на начало года. При этом удельный вес наличных денег в структуре ШДМ снизился за квартал с 4,4 до 4,1%.

Активная рублевая денежная масса – денежный агрегат M1 (наличные деньги + текущие рублевые вклады в банках) составила 38,5 трлн. Br, снизившись за 3 месяца на 9,8%, в т.ч. в марте – на 2,8%. В результате доля М1 в структуре ШДМ за квартал сократилась с 13,1% до 11,5%.

Денежный агрегат М2 – денежная масса в национальном определении (из которого исключены средства населения и юрлиц в рублевых ценных бумагах) – на 1 апреля составил 82,9 трлн. Br, повысившись за месяц на 2,2%, но сократившись с начала года на 7%. При этом доля агрегата М2 в ШДМ уменьшилась за 3 месяца с 27,3% до 24,6%. Эмиссия рублевых облигаций банков в I квартале снизилась на 11,8%, несмотря на рост в марте на 13,9%, и составила 1,2 трлн. Br.

Рублевая денежная масса (денежный агрегат М2*), включающая агрегат М1, срочные рублевые депозиты, средства населения и юрлиц в рублевых ценных бумагах, повысилась в марте на 2,4%, достигнув уров­ня 82,9 трлн. Br. Однако это на 7% меньше, чем на 1 января т.г. Удельный вес рублевой составляющей в ШДМ повысился за март с 23,3% до 25%, что немного ниже, чем на начало года (27,7%).

В марте главным трендом денежного рынка было сокращение объема средств клиентов банков. Остатки на текущих счетах сократились на 4,6%, до 24,9 трлн. Br (в т.ч. физлиц – на 4,5%, до 11,8 трлн. Br, юрлиц – на 4,6%, до 13,1 трлн.), тогда как срочные депозиты увеличились на 7%, до 44,4 трлн. Br.

В чистом виде, с учетом капитализации, отток срочных депозитов физлиц составил около 0,1 трлн. Br, а юрлиц – 2,1 трлн. Br (в феврале – 0,9 трлн. Br и 1,1 трлн. соответственно). По текущим счетам, с учетом ставок на свободные остатки, отток средств физлиц составил 0,6 трлн. Br, юрлиц – 0,9 трлн. Br. Часть свободной наличности (0,1 трлн. Br, как и в феврале) поступила в обращение.

Валютные депозиты на 1 апреля составили эквивалент 231,3 трлн. Br, сократившись в марте на 7,1%. Однако с начала года они выросли на 5,7%, или на 12,5 трлн. Br. Эмиссия валютных облигаций банков за I квартал т.г. увеличилась на 20,4%, несмотря на мартовское снижение на 3%, и достигла в эквиваленте 20,4 трлн. Br на 1 апреля. В итоге доля валютных депозитов и ценных бумаг в ШДМ за март сократилась с 76,5 до 74,8%. Но это все еще больше, чем на 1 января т.г. (72,1%).

Срочные валютные депозиты в рублевом эквиваленте уменьшились за март на 6,9%, до 196,2 трлн. Br (на 7% больше, чем на начало года). Из них средства населения составили 151,8 трлн. Br, юрлиц – 44,4 трлн. Br, что, соответственно, на 6,4 и 8,7% меньше, чем месяцем ранее, и на 6,3 и 9,8% больше, чем на начало года.

Переводные валютные депозиты уменьшились за март на 7,9%, до 35,1 трлн. Br в эквиваленте (на 1% меньше, чем на начало года). В частности, вклады населения снизились на 10%, до 7,6 трлн. Br, юрлиц – на 7,3%, до 27,6 трлн. Br (сокращение с начала года на 21,8% у первых и рост на 6,8% – у вторых).

В долларовом эквиваленте валютные депозиты физлиц сократились за март на 0,3%, а с начала года на 3,7% (на 300 млн. USD) и на 1 апреля составили 7,91 млрд. USD. Валютные вклады юрлиц в марте снизились на 1,9%, до 3,58 млрд. USD, что на 0,1% больше, чем на 1 января.

Стоимость депозитов в драгметаллах, несмотря на рост цен, снизилась в марте на 6,2%, до 841,3 млрд. Br, хотя с начала года прирост достиг 17,8%, или 127,2 млрд. Br.

В результате таких изменений валютная составляющая ШДМ за март снизилась на 0,4%, а всего за квартал – на 1,5%, до 12,5 млрд. USD. Ее доля в широкой денежной массе за 3 месяца выросла с 72,3 до 74,8%, несмотря на снижение в марте на 1,9 п.п.

Напомним, на текущий год рост широкой денежной массы должен составить 16–20%. Пока удается удержаться в заданных рамках – благодаря мар­товскому спаду. Впрочем, в прош­лом году темпы роста ШДМ были в 2,5 раза выше запланированных – опять же из-за девальвации.

Теперь снижение ШДМ (за счет сокращения валютной со­ставляющей) в марте было обусловлено укреплением кур­са белорусского рубля. В валютном эквиваленте вклады (и следом ШДМ) снижаются с осени прошлого года. Помимо курсовых колебаний на мартовский отток вкладов в известной степени повлиял Декрет № 7, предусматривающий обложение подоходным налогом крат­косрочных вкладов. Однако он распространяется на доходы по краткосрочным вкладам, возникающие с 1 апреля. Поэтому пока выделить его влияние в динамике движения по счетам вряд ли возможно.

С другой стороны, отток вкладов может быть вызван снижением процентных ставок – если предположить, что в республике есть альтернатива депозитам с более привлекательной доходностью. В еще большей степени может сказаться ухудшение финансового положения предприятий, а также снижение заработков и реальных доходов населения.

Автор публикации: Константин АЛЕХИН


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях