Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №48(2545) от 01.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

ПОД УГРОЗОЙ ДОБРОГО УРОЖАЯ комбайностроители пробуют договориться

Никогда прежде презентация новинок и лучших образцов сельскохозяйственной техники на июньской выставке "БЕЛАГРО" не носила столь политизированного характера. Все основные игроки рынка сельхозтехники наперебой предлагали себя как панацею от всех бед, связанных с "неожиданно" шикарными урожаями, которые уже обвалили российский зерновой рынок в прошлом году и угрожают немалыми потерями агрокомплексу России и Беларуси в будущем...
Никогда прежде презентация новинок и лучших образцов сельскохозяйственной техники на июньской выставке "БЕЛАГРО" не носила столь политизированного характера. Все основные игроки рынка сельхозтехники наперебой предлагали себя как панацею от всех бед, связанных с "неожиданно" шикарными урожаями, которые уже обвалили российский зерновой рынок в прошлом году и угрожают немалыми потерями агрокомплексу России и Беларуси в будущем. Причем если агрессивная политика западных компаний вполне традиционна, то особенностью нынешнего сезона стали заявленные российскими комбайностроителями планы по "освоению" белорусского рынка. Наличие же в самой Беларуси сразу двух комбайновых заводов никого не смущает, их для россиян будто в помине нет. И если бы не выставленная на "БЕЛАГРО-2003" техника "Гомсельмаша" и "Лидаагропроммаша", то можно было усомниться в их перспективе даже в собственной стране.

Кто бы мог подумать...

Так довольно неожиданно комментировали в приватных беседах руководящие специалисты машиностроительных предприятий те изменения, что произошли в отрасли за последнее десятилетие. Дескать, ну кто мог представить, что прежде дефицитные "советские" комбайны не будут востребованы в том же количестве и качестве не то что даром, но еще и с доплатой потребителю. Или что автомобильные заводы, например, скупит алюминиевый магнат Дерипаска для включения в свою производственно-логистическую цепь наиболее емких потребителей металлопродукции. Хотя все основные тенденции на мировом рынке сельхозмашиностроения сложились еще в 80-х годах прошедшего столетия. Вслед за укрупнением и сокращением числа агрохозяйств ухудшение конъюнктуры на рынке сельхозтехники стало неизбежным, как и стремление ее производителей к слиянию, корпоративной специализации, многофункциональности, концентрации заемного капитала, реализации технологий агробизнеса вместо "чистой" техники и т.д. Уже к концу 90-х годов, после слияния фирм Саsе и Меw Ноllаnd, шесть крупнейших корпораций контролировали более двадцати торговых марок и около половины мирового рынка продаж сельхозтехники.

Другой вопрос, что специалистами по планированию и управлению предприятием в рыночных условиях наши производственники являются лишь номинально уже потому, что рынок в агросекторе так и не сложился (и прежде всего в Беларуси). Стоило в последние два года в России выдаться богатому урожаю, как зерновой рынок был обвален и сельхозпредприятия оказались на грани разорения. Частный капитал, пришедший в отрасль на волне 500-процентной прибыли несколько лет назад, в ожидании нового подъема заговорил о т.н. проблеме 2007 г., когда на селе начнется массовое списание техники, которое должно вдвое (в т.ч. комбайнов до 10--12 тыс. в год) увеличить ее реализацию ближайшие четыре года. Однако раньше уже дискутировалась, правда, в отношении постсоветской промышленности в целом, еще более грозная "проблема-2003". Теперь о ней никто не вспоминает.

Тем временем отечественные производители по-прежнему живут понятиями советских времен, дискутируя о целесообразности слияний и промкооперации, каждый раз спотыкаясь на том, чья именно торговая марка будет стоять на конечной продукции, что позволит менеджменту головного (сборочного) завода "закольцевать" на себя финансовые потоки и бюджетные преференции. По той же причине в понятие "отечественный производитель" белорусские предприятия в России (и наоборот) уже не входят, а в схемы гослизинга включаются с непременной оговоркой, что мера эта вынужденная, но в скором времени такая "экспансия" прекратится, т.д. и т.п. Не случайно прошлым летом, не получив места в авральной программе Президента РБ по обеспечению "битвы за урожай", "Ростсельмаш" призывал правительство РФ ввести ответные санкции на импорт комбайнов из РБ, а уже оговоренные поставки белорусских сельхозмашзаводов по программе "Росагролизинга" были заморожены до конца года и затем урезаны.

Россия на перепутье

Специалисты и менеджмент крупнейших производителей сельхозтехники России публично сходятся во мнении, что ее уровень в целом соответствует состоянию сельского хозяйства. Но если допустить развитие села, то уже сегодня необходимо создавать и механизм модернизации отраслевой промышленности. Его пока нет. За последние 15 лет численность зерноуборочных комбайнов в РФ снизилась с 480 тыс. (в т.ч. 451 тыс. исправных) в 1987г. до 192 тыс. (81 тыс.) в 2002г. При этом суммарная стоимость произведенных за 4 года после кризиса 1998г. в России 16,5 тыс. комбайнов примерно равна стоимости 3,5 тыс. импортированных в страну (100--120 млн. USD). С другой стороны, стоит учесть ежегодный вывод из сельхозоборота 5 млн. га пашни (в РФ уже высвобождено более 30 млн. га) и снижение общей емкости рынка комбайнов до 15 тыс. машин (мощности только "Ростсельмаша" сократились с проектных 100 тыс. до 5 тыс. в год).

На недавнем "круглом столе", организованном журналом "Эксперт", руководители основных российских производителей (холдинги "Промтрактор", "Агромашхолдинг", промсоюз "Новое содружество") среди основных мер по преодолению кризиса усматривали необходимость увеличения пошлины на импорт "бэушных" комбайнов с 5% до 35% и введения 15-процентного налога на ввоз новых. Однако только заградительные пошлины не способны ликвидировать внутренние проблемы отрасли -- "многократно избыточные, физически изношенные производственные мощности, их архаичную структуру, первоначально ориентированную не столько на АПК, сколько на ВПК". Тем более что, например, зерноуборочными комбайнами РФ обеспечена лишь на 38%, но этот спрос настолько "потенциален", что тот же "Ростсельмаш" 20% своей продукции предпочитает экспортировать в Беларусь, Украину (37% рынка), Казахстан (28%) и другие страны. Платежеспособность, лизинг, "длинные" кредиты -- перманентная головная боль сельхозмашиностроителей. А то, что она не может быть снята без участия государства и именно потому не будет решаться в обозримом будущем, только подчеркивает тот факт, что упомянутый "круглый стол" был проигнорирован только Минэкономразвития РФ. Поэтому глава "Агромашхолдинга" отстаивает тотальную консолидацию отрасли (разумеется, на базе входящего в холдинг "Ростсельмаша"), создание одной национальной компании-монополиста, способной привлечь кредитные ресурсы даже во времена кризиса. А также -- иностранного инвестора, которым вынужден будет стать любой западный производитель сельхозтехники, желающий присутствовать на российском рынке.

Предполагается, что введение заградительных пошлин и обязательное размещение не менее 50% производства комбайнов в России вынудит западные компании экспортировать высокие технологии вместо "откатных" методик бюджетного (всех уровней) обеспечения прямых продаж новой и б/у сельхозтехники по лизингу или в кредит. Один из последних примеров продемонстрировала Кабардино-Балкария, предоставив региональной "Сельхозтехнике" госгарантию на получение кредита более 2,5 млн. евро в одном из московских банков для покупки 10 немецких комбайнов фирмы Сlааs. Хотя под боком -- "Ростсельмаш", у которого за эти деньги можно было приобрести до 60 комбайнов "Дон" и не иметь впоследствии проблем с ремонтом, поиском запчастей и т.п.

Беларусь все давно решила

Пока российская промышленность ходит по замкнутому кругу "низкая эффективность -- отсутствие инвестиций -- низкая эффективность", Беларусь в который раз декларирует ставку на внутренние инвестиции. Считается благом, что рассчитанные на всесоюзный рынок промгиганты в лице "Гомсельмаша" и МТЗ примерно сохранили свои мощности, численность персонала и остались в собственности государства. Более того, на внутреннем рынке (в т.ч. бюджетного финансирования) у "Гомсельмаша" появился конкурент -- "Лидаагропроммаш", организовавший сборку немецких монокомбайнов (для высокорентабельных хозяйств) и за несколько лет доведший белорусскую составляющую в них до 38%, а после прошлогоднего переподчинения Минпрому -- до 80%. Казалось бы, Беларусь с учетом заводов по производству прицепного оборудования и сельхозинвентаря располагает отныне мощностями для выпуска всего спектра продукции сельхозмашиностроения.

Однако госсобственник полностью и вовремя не рассчитывается (это при "невиданном" урожае-2002!) даже за уже отгруженную технику при снижении госзаказа (только у "Лидаагропроммаша" с 500 прошлогодних до 100 комбайнов в т.г.). Поэтому заводам остается надеяться в основном на собственную расторопность прежде всего на российском рынке. Причем рассчитывать белорусским предприятиям приходится не на "живые" деньги, а на зачеты за энергоносители. Но "Гомсельмаш", например, уже оказывался на грани полной остановки после отказа россиян от приобретения по бартеру 300 единиц техники. От повторения такой ситуации завод никак не застрахован. Не больше теперь оснований и у "Лидаагропроммаша" рассчитывать на значительный экспорт комбайнов на базе Саsе, поскольку эта компания, как и Jоhn Dееrе, прорабатывает в правительстве РФ инвестиционные проекты строительства собственных заводов (или, на худой конец, размещения производства комплектации и сборки в Ростове и Поволжье). Поэтому, чтобы не навязывать потребителю монополиста в духе "Агромашхолдинга", было бы разумнее допускать в РБ конкуренцию белорусских и российских комбайнов взамен на равноправное участие Гомельского и Лидского заводов в лизинговых и инвестиционных программах в России.

Тем временем белорусские агрохозяйства по-прежнему (по возможности) предпочитают покупать импортную технику. В правительственной прессе с гордостью сообщается о намерении "закупить 150 комбайнов типа "Ягуар". А власти наиболее "хлебородной" Витебской области "не пожалели более 16 млн. евро на приобретение многофункциональной импортной техники". Вдобавок местный облсельхозпрод прикупил еще 417 немецких косилок, а также прочее оборудование, хотя до производителей аналогичной техники в Лиде, Бобруйске или Минске -- пару часов езды. Мало того, от обывателя требуют признания, что такая политика "требует жертв", что "нужно приветствовать такое сотрудничество витебских аграрников с ведущими западными производителями". Естественно, за бюджетные деньги -- легко.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений