Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №49(2545) от 05.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Почему не любят предпринимателей?

Недоверие к частному предпринимательству, особенно к тем его представителям, кто занимается торговлей, распространено на всем постсоветском пространстве. Конечно, это явление во многом результат нашего "социалистического" воспитания...
Недоверие к частному предпринимательству, особенно к тем его представителям, кто занимается торговлей, распространено на всем постсоветском пространстве. Конечно, это явление во многом результат нашего "социалистического" воспитания. Однако подобные тенденции в свое время были сильны во всех государствах Западной Европы и в других странах, которые мы нынче называем промышленно развитыми. Сегодня там уже сформировались иные ценности и общество приветствует и поддерживает частную инициативу и частный капитал. Подобная переоценка, похоже, постепенно происходит и у нас.
 
Любой социологический опрос показывает, что разные группы населения неоднозначно относятся к предпринимательской деятельности. Конечно, последнее десятилетие внесло значительные коррективы в эти представления. Так, по данным исследований на рубеже веков, 57% населения Беларуси свои надежды на стабилизацию экономики связывает с развитием предпринимательства.

ЕСТЕСТВЕННО, результат опросов зависит от репрезентативности выборки: если опросить представителей старшего поколения, да еще выбрать наименее образованную его часть, то отзывы "мироеды", "эксплуататоры", "спекулянты" и новомодное -- "олигархи" покажутся еще самыми мягкими. При опросах же молодежи, получившей хорошее экономическое образование, будут звучать совсем другие оценки: "двигатели прогресса", "новаторы", "профессионалы", "организаторы". Что же касается отношения нашего государства к предпринимательству, то на словах его развитие всячески приветствуется, постоянно раздаются обещания оказывать всемерную поддержку малому и среднему бизнесу. На деле же несовершенное или неработающее законодательство, различного рода бюрократические преграды, чрезмерный контроль со стороны массы организаций, открывающий широчайшие возможности для произвола, высокие налоги и всякого рода поборы: на проведение посевной и уборочной кампаний, на библиотеку и т.д., отнюдь не способствуют развитию предпринимательской активности. Создается впечатление, что у многих чиновников на самом высоком уровне само слово "негосударственный" до сих пор вызывает классовую ненависть.

Стойкую неприязнь к предпринимателям, особенно к тем, кто занимается торговлей, часто объясняют длительным воздействием на умы социалистической уравнительной идеологии. Однако социально-психологические корни этой неприязни, очевидно, более глубоки. Гонители торгового бизнеса оказываются в хорошей компании: Ксенофонт, Платон, Аристотель, наконец, сам Иисус Христос, как известно, изгнавший торговцев из храма. Аристотель, в частности, всячески восхваляет экономику -- хозяйственную деятельность, производящую необходимые для жизни продукты, в которой обмен ограничен удовлетворением личных потребностей, и порицает хрематистику -- деятельность, направленную на накопление богатства. Платон, допуская необходимость существования розничной торговли, оценивает ее как занятие непочтенное, недостойное афинского гражданина, которое следует отдать "пришлым людям".

Католическая церковь также долгое время характеризовала торговую деятельность как недостойную и греховную. Правда, осуждая ее на словах, церковь нередко оказывала купцам свое покровительство и торговала индульгенциями.

Отрицательное отношение к предпринимательству в древности и средневековье может быть объяснено комплексом обстоятельств. Человеку свойственна приверженность к устоявшемуся жизненному укладу и опасение перемен. Поэтому идеал древних -- фигура обрабатывающего землю крестьянина, жизнь которого проста и неизменна на протяжении длительного времени. Предприниматель же постоянно находится в поиске новых путей, новых хозяйственных форм, в непрерывном движении. Деятельность его вызывает перемены в общественной жизни.

Далее, крестьянин и ремесленник затрачивают труд и производят осязаемые вещи, продавая которые и получают выгоду. Купец же сам ничего не производит, а только перепродает изготовленные другими товары. Прибыль возникает как бы ниоткуда. Источник его богатства в глазах людей приобретает таинственный, мистический характер, а ко всему непонятному людям свойственно испытывать недоверие, вплоть до сомнений в честности купца. Да в те времена и сами торговцы, многие из которых руководствовались мудростью: "Не обманешь -- не продашь", -- частенько давали повод к таким подозрениям. Не случайно у древних греков бог Гермес по совместительству выполнял роль покровителя торговцев и воров.

Наконец, не в последнюю очередь причиной отрицательного отношения к предпринимателю является вульгарная зависть как одно из свойств человеческой природы, видение конечного результата -- богатства в сопоставлении со своей бедностью и нежелание понять, какие усилия, инициатива и творческая энергия обеспечили его достижение.

КАК СЧИТАЮТ многие исследователи (например, Макс Вебер), Реформация, победившая в ряде стран, принесла с собой новую этику, отличную от этики католицизма. Протестанты считали предпринимательство не грехом, а осуществлением божественных предначертаний. Каждый служит Богу на своем месте. Предприниматель призван Богом к руководству, для чего Создатель и наделил его всеми необходимыми качествами. Следовательно, человек может стремиться к получению прибыли с чистой совестью, не испытывая чувства страха или вины. Протестантская этика провозгласила христианские добродетели предпринимателя -- честность, умеренность, бережливость.

Оценки предпринимательской деятельности экономических мыслителей нового времени коренным образом отличаются от взглядов древних авторов. Экономический либерализм, провозглашенный классической полит-экономией, требует свободы предпринимательства, свободной конкуренции и невмешательства государства в хозяйственную жизнь. А.Смит писал: "Очевидно, что каждый человек, сообразуясь с местными условиями, может гораздо лучше, чем это сделал бы вместо него любой государственный деятель или законодатель, судить о том, к какому именно роду отечественной промышленности приложить свой капитал". И этот способ деятельности дал потрясающие результаты, не отметить которые не могли К. Маркс и Ф. Энгельс в "Манифесте Коммунистической партии": "Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые". (Кстати, наши деятели, воюющие против "торговцев" и прочих посредников, хотя и имеют дипломы советского образца, не особенно усердствовали в изучении наследия классиков марксизма-ленинизма. Между тем в первой части третьего тома "Капитала" Маркс не только не клеймит торговцев за то, что они получают прибыль, ничего не производя, но наоборот, отмечает, что разделение труда между ними и производителями выгодно всему обществу, поскольку позволяет значительно сократить издержки обращения и ускорить оборот всего общественного капитала.)

Классическая политэкономия подчеркивает особую общественную роль предпринимательства. Французские авторы А.Тюрго и Ж.Б.Сэй отмечают такие его функции, как труд, риск, искусство руководства. При этом Сэй считает, что такой талант явление достаточно редкое.

Впоследствии неоклассик А.Маршалл даже выделяет предпринимательство в отдельный фактор производства, способствующий наиболее рациональному соединению всех прочих факторов и имеющий решающее значение для экономического развития общества. А вот мнение немецкого экономиста ХХ в. В.Зомбарта: предприниматель является организатором, обладающим недюжинной изобретательностью; среди людей он мудро отбирает самых способных; среди товаров проницательно отыскивает наилучшие; быстро оценивает свои шансы на успех. Словом, этот человек видит так, как если бы он имел тысячу глаз, слышит так, как если бы у него была тысяча ушей, и осязает так, как если бы он располагал тысячью пальцев. Центральной фигурой произведений известного австрийского экономиста Й.Шумпетера является Новатор, реализующий нововведения и обеспечивающий экономический рост.

ИСТОРИЮ предпринимательства делают люди, она весьма многообразна. В ряде случаев источниками накопления капитала служили экспроприация крестьян, эксплуатация рабочих, колониальные грабежи, столь ярко описанные К.Марксом в "Капитале". Историки до сих пор называют американских предпринимателей типа первого Джона Рокфеллера баронами-разбойниками. Но в истории также фигурируют талантливые изобретатели и инженеры, носители семейных предпринимательских традиций, даже предприниматели-менеджеры современного типа, филантропы и меценаты.

Нравственность предпринимателей, как и представителей любых других слоев общества, небезупречна. И социальные институты -- традиции, обычаи, правовые нормы -- призваны минимизировать отрицательные последствия возможных злоупотреблений, воспрепятствовать отдельным людям или группам, преследующим свои эгоистические интересы, наносить ущерб интересам других людей и обществу в целом. В развитых странах этому способствует отлаженное законодательство, деловые традиции, свободные СМИ. Поэтому случаи уклонения от уплаты налогов, нарушений антимонопольного законодательства, коррупции и т.д. достаточно быстро выявляются и пресекаются. В странах же с переходной экономикой слабость государства, не способного даже гарантировать охрану жизни и имущества граждан, отсутствие привычки соблюдать законы, противоречивость самого законодательства создают благоприятную почву для всякого рода злоупотреблений. В этих странах перед обществом встает чрезвычайно сложная задача -- с одной стороны, не допустить криминализации бизнеса и политики, с другой стороны, под предлогом борьбы с преступностью не задавить нарождающееся предпринимательство, не пресечь "инакомыслие", не вернуться в "светлое прошлое" социализма, а создать для бизнеса такую внешнюю среду, в которой честное ведение дел экономически выгодно.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений