$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Банки и расчеты

Плохие долги отбирают прибыль

01.07.2016

Ситуация в банковском секторе Беларуси характеризуется двумя основными факторами: сокращением прибыли и ростом проблемной задолженности. Оба события тесно связаны: из-за увеличения «плохих» долгов банкам приходится наращивать резервы, что ухудшает их финансовые результаты на фоне возобновления ралли на валютном рынке и стагнации кредитования.

Изменения курса рубля вновь отразились на состоянии активов белорусских банков, 3/5 которых являются валютными. За май они выросли на 1,2% (7,6 трлн. Br), до 639,5 трлн. Br (здесь и далее – суммы до деноминации). В долларовом эквиваленте это 32,3 млрд. USD (снижение за месяц на 1,8%). Таким образом, с начала года активы банков в рублях сократились на 1,6%, а по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. – на 35%. В то же время совокупная прибыль банковской системы в мае упала почти в 4,4 раза: с апрельских 375,3 млрд. Br до 85,7 млрд., а совокупные доходы – на 77,2%. В результате доля прибыли в доходах уменьшилась с 4,7% в начале года до 1,8% в мае.

Нормативный капитал за месяц сократился на 0,2% (158,4 млрд.) и составил 80,8 трлн. Br после прироста на 1,9% в апреле. В долларовом эквиваленте этот показатель за май снизился до 4,1 млрд. USD, что на 150 млн. ниже, чем на начало года, – из-за курсовых колебаний рубля. Напомним, за прошлый год нормативный капитал увеличился на 26,3%, до 78,6 трлн. Br.

Такая рублевая динамика нормативного капитала слабо сказалась на достаточности, которая за май выросла с 16,9 до 17,1%.

Рентабельность активов в мае составила 0,33%, увеличившись за месяц на 0,01 п.п. и на 0,03 п.п. с начала года. Рентабельность нормативного капитала выросла за май на 0,1 п.п. до 2,78%, что на 0,22 п.п. больше, чем на начало года. При этом в среднегодовом выражении рентабельность активов составила 1,02%, а нормативного капитала – 8,45% против 1,36% и 11,1% годом ранее.

Активы, подверженные кредитному риску, в мае снова уменьшились на фоне курсовых колебаний, замедления кредитной активности, снижения объемов перекредитования и сохранения сложностей в расчетах между субъектами хозяйствования. При этом рисковые активы сократились на 0,03%, достигнув 414,2 трлн. Br, а проблемные выросли на 0,7% (370,4 млрд. Br), до 51,5 трлн. Br.

Доля проблемных активов в рисковых в мае возросла на 0,1 п.п., за счет опережающего роста проблемных активов, до 12,44%, а совокупных снизилась на 0,04 п.п. до 8,1%. При этом доля подверженных кредитному риску активов в совокупных составила 64,8%, что на 0,8 п.п. меньше, чем месяцем ранее.

Отметим, что рост проблемной задолженности был минимальным: в мае он составил всего 0,4 трлн. Br после 3 трлн. в апреле. Ее качество тоже почти не изменилось: просроченная задолженность составила менее половины совокупной. Так, при 51,5 трлн. Br проблемных активов проблемная задолженность по кредитам и иным активным операциям составила всего 14,7 трлн. и выросла за месяц на 12,7%. Ее рублевая часть составляет чуть больше 1/3 и за месяц повысилась сразу на 18,8%, а с начала года – почти вдвое. Валютная часть проблемной задолженности увеличилась на 9,4% за май и на 57% – с начала года.

При этом по росту рублевой «проблемки» лидируют частные компании – почти в 3 раза за год (до 2,3 трлн. Br) и на 23,6% за май. Проблемная рублевая задолженность госкомпаний с начала года выросла в 2,3 раза, до 2,7 трлн. при +17% в мае. В абсолютном выражении с начала года прирост проблемных рублевых долгов госсектора обогнал частный почти в 1,5 раза.

В свою очередь, валютная проблемная задолженность частных предприятий за год повысилась в 2,3 раза, до 5,5 трлн. Br, тогда как у госпредприятий – «всего» в 1,7 раза, до 3,3 трлн. Зато в мае у последних произошел прирост сразу на 16,6%, тогда как у частных – только на 4,3%. С начала года относительный прирост проблемных валютных долгов у госпредприятий опережает «частников» почти вдвое. При этом в абсолютном выражении он почти одинаков – по 1,5 трлн. Br с начала года.

Почти не делает погоды на рынке проблемная задолженность физлиц. Ее рублевый объем всего 0,4 трлн. Br (рост на 18% с начала года и на 5% за май, а валютный (в рублевом эквиваленте) и того меньше: 0,16 трлн. Br, что на 6,3% больше, чем на начало года, при росте за май на 0,6%.

Коэффициент краткосрочной ликвидности (соотношение активов со сроками погашения до 12 месяцев и обязательств со сроками исполнения до 12 месяцев) в мае повысился на 0,1 п.п. и составил 2,5, против 1,7 год назад. Текущая ликвидность (соотношение суммы активов с оставшимся сроком погашения до 1 месяца, в т.ч. до востребования, и пассивов с оставшимся сроком возврата до 1 месяца, в т.ч. до востребования и с просроченными сроками), напротив, уменьшилась на 0,29 п.п. до 121,6%. Годом ранее она составляла 138,6%.

Мгновенная ликвидность (соотношение суммы активов до востребования с пассивами до востребования и с просроченными сроками) в мае также снизилась – на 11 п.п. и составила 181,8% (на 36% меньше, чем год назад).

Соотношение ликвидных и суммарных активов на 1 июня т.г. повысилось на 1,1 п.п. до 28%, что на 1,1 п.п. меньше, чем на 1 июня 2015 г.

Отметим, что в мае Нацбанк не провел ни одного аукциона по поддержке ликвидности, но зато осуществил 4 первичных размещения краткосрочных облигаций в форме аукциона процентных ставок сроком 7 дней. Сумма заявок менялась от 1,6 трлн. Br до 8,7 трлн. Средняя ставка менялась в диапазоне 18,5%–20,7% годовых. Заявки допускались от 11–16 участников. Фактические суммы составляли от 1 до 6 трлн. Br.

В структуре активов удельный вес рублевой части увеличился за май с 36,2 до 36,5%, а в пассивах – с 36,1 до 36,4%, что, впрочем, все еще на 1,4% меньше, чем эти показатели на начало года. Такой сдвиг произошел на фоне сокращения рублевого кредитования и возобновившейся девальвации рубля в мае. При этом доля валюты снизилась с 63,8% в активах и 63,9% в пассивах до 63,5% и 63,6% соответственно.

Итак, в мае курсовые факторы обеспечили небольшой девальвационный прирост активов при сохранении рецессии кредитного портфеля. В долларовом эквиваленте оба эти показателя заметно сократились. Ухудшились и среднегодовые параметры функционирования банков по сравнению с 2015 г. Только прибыль остается несколько выше прошлогодних значений, но ее уровень в мае резко упал из-за убытков, образовавшихся в некоторых банках. Виной тому более чем 700-миллиардное создание спецрезервов. Такие процессы наглядно демонстрируют, что одного снижения уровня инфляции и, соответственно, ставки рефинансирования явно недостаточно для снижения стоимости кредитов. Необходимо еще решить проблемы кредитных рисков, порожденные спадом в экономике и плохим финансовым положением предприятий реального сектора.

Автор публикации: Константин АЛЕХИН


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях