$

2.1364 руб.

2.4873 руб.

Р (100)

3.1332 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПЛАТИТЬ БУДУТ ВСЕ, А ПРОРЫВАТЬСЯ-САМЫЕ УМНЫЕ©

16.03.2012

В результате поиска оптимального и эффективного механизма формирования и расходования средств инновационных фондов плательщиками отчислений в них станут все предприятия независимо от форм собственности. Правда, и доступ к собираемым ресурсам обещают равный для всех — исходя из общегосударственных интересов и приоритетов развития нашего государства.

На совещании 13 марта Президент и правительство попытались решить, как изыскать средства для инновационного развития отечественной экономики. Одним из главных препятствий на этом пути власти считают нехватку денег, а наилучшим средством преодоления — изменение в системе сбора и распределения средств отраслевых инновационных фондов.

Такие фонды появились у нас в 1996 г. с самой благой целью: стимулировать внедрение в производство достижений научно-технического прогресса, выпуск наукоемкой продукции. По сути, эти отчисления оказались увеличивающим фискальное бремя налогом, причем с довольно сложной методологией расчета. Предполагалось, что средства будут концентрироваться в отраслях и направляться на наиболее перспективные проекты и важные государственные программы. Но на деле деньги часто шли совсем на другие цели: от приобретения основных средств и удешевления стоимости кредитов до покрытия убытков отдельных предприятий и строительства ведомственного жилья. Министр финансов Андрей Харковец признал, что фонды с самого начала использовались как инструмент перераспределения доходов одних, более эффективных предприятий отрасли, в пользу других, как правило, имеющих худшие результаты. Частным компаниям получить доступ к средствам фондов было весьма сложно, да они к этому и не стремились: ведь условием такого финансирования было появление или увеличение доли государства в уставном капитале. С 2005 г. средства инновационных фондов включались в бюджет, однако и после этого на инновации и науку направлялось лишь порядка 10% от общих расходов. На совещании отмечалось, что в 2010–2011 гг. более 50% средств инновационных фондов шло на финансирование капвложений, а на научно-исследовательские работы и реализацию госпрограммы инновационного развития — лишь 11%. Комитетом госконтроля только за 3 последних года выявлено фактов нецелевого, незаконного и неэффективного использования средств более чем на 12 млрд. Br. Глава КГК Александр Якобсон отметил, что порой сомнительна и новизна отдельных проектов, выполняемых за счет средств инновационных фондов. Картину дополнил А.Харковец, сообщивший, что 2/3 расходов фондов идут не на инновационную деятельность, а дополняют бюджетные источники финансирования.

Добавим, что с точки зрения плательщиков отчисления в инновационные фонды были весьма обременительным налогом. Неудивительно, что бизнес-союзы почти 15 лет добивались их отмены, которая стала для многих почти праздником. С 2010 г. частников, занимающихся торговлей, освободили от отчислений в инновационный фонд Минторга, а с 2011-го негосударственные строительные организации — от платежей в фонд Минстройархитектуры. Тогда же хозяйственные общества стали производить отчисления только в части, приходящейся на долю государства в уставном фонде. В результате, если в 2009 г. плательщиками были более 25 тыс. компаний, то в 2011 г. — около 2,5 тыс., а на 2012 г. их должно было стать еще меньше. При этом доля инновационных фондов в ВВП сократилась с почти 2% ВВП в 2009 г. до 0,7% в 2011-м. Еще недавно эти цифры служили доказательством успехов в совершенствовании отечественной налоговой системы. Теперь они приобрели негативный оттенок.

Напомним, что эксперты Европейской экономической комиссии ООН и Всемирного банка весьма скептически оценили как саму идею наших инновационных фондов, так и ее воплощение в жизнь (см. «ЭГ» №№ 89 и 91 за 18 и 25 ноября 2011 г.). Да и сами власти не раз пытались внедрить другие механизмы финансирования инноваций, более соответствующие мировой практике. Однако разговоры о венчурных и прочих фондах так и не стали делом, хотя, как напомнил председатель КГК, многовекторная система финансирования инновационной деятельности прописана в Концепции национальной безопасности и других программных документах. А.Якобсон также привел в пример развитые страны, где доля участия частного бизнеса в исследованиях и разработках составляет от 64% до 75% общей суммы расходов на такие цели.

Заметим, что делают это зарубежные частники не потому, что «должны», а ради личной выгоды, причем даже без спецналога на инновации деньги на прогресс находятся, и он не стоит на месте. Зато у нас по различным причинам только в прошлом году остались неиспользованными 418 млрд. Br средств — почти четверть средств всех отраслевых инновационных фондов. «Значит, нам некуда вкладывать эти деньги? Ученые, наука не предлагают тех тем, которые можно развивать и из этого фонда оплачивать?» — задал резонный вопрос Президент. «Проблема в бардаке! У вас этим никто не занимается, — упрекнул глава государства руководство НАН и ГКНТ. — Никто не пришел и не попросил даже денег!».

Другие причины такой пассивности остались не названными. Тем не менее, провозгласив инновационное развитие одним из приоритетов, власти сегодня озабочены тем, чтобы груз его финансирования не лег только на госпредприятия. Поэтому на совещании было решено, что платить придется всем: как государственным, так и частным компаниям. При этом инновационные фонды выведут из числа бюджетных. Они будут формироваться по отраслевому принципу органами госуправления с направлением ресурсов на инновационное развитие и отраслевые инновационные проекты по аналогии с централизованными фондами холдингов. Ожидается, что общий объем ресурсов фондов в 2012 г. составит 4,7 трлн. Br.

Обещается, что эти средства будут доступны всем. Но равные права отнюдь не гарантируют одинаковых возможностей. Распределять деньги в министерствах будут исходя из своего видения приоритетности и эффективности проектов. «Это должны быть прорывные вещи. Вот тогда мы привлечем мозговитых, толковых людей, для того чтобы они действительно создавали новую Беларусь, новый облик нашего производства и экономики», — считает Президент.

Но пока с высоких трибун гремят призывы о справедливости сбора и распределения средств инновационных фондов, а Комитет госконтроля борется с их распылением и недопустимым транжирством, не вернется ли все к прежней формуле? Чиновники займутся любимыми действиями арифметики: отнимать и делить, а предприятия обнаружат множество причин, из-за которых с казенными деньгами лучше не связываться. Можно пожелать отраслевым министерствам видеть не только подведомственные предприятия, но и заботиться о развитии отрасли в целом. Но реализуемо ли это на практике? Ведь направлений, назначенных прорывными, всего 19, а в перспективе, чтобы не распыляться, их станет еще меньше. Но видов деятельности, которыми занимаются различные предприятия, куда больше. Так что многим плательщикам придется ограничить свое участие в переходе республики на высшие технологические уклады материальной помощью отдельным счастливчикам, а собственные идеи воплощать в жизнь за счет средств, оставшихся после налогов и отчислений в инновационные фонды.

Вряд ли кого-то утешит, что платежи будут производиться не из себестоимости, а за счет прибыли. Прямой налог — это тоже изъятие денег и рост налоговой нагрузки. Так что о вожделенном 30-м месте в рейтинге Doing Business придется забыть, как и о фантазиях либеральных экспертов насчет формулы налогообложения «три по 15». Но не рейтингами живет бизнес, а прибылью. И отдача государству ее части без права на дивиденды — отнюдь не партнерство. А потому бизнесмены постараются компенсировать новые потери, увеличивая всеми правдами и неправдами цены, что неизбежно скажется на конкурентоспособности белорусских товаров на внешних и внутренних рынках. В придачу частники найдут много вариантов, чтобы не пополнять общий инновационный котел, на раздаче у которого стоят бюрократы. Например, воспользовавшись благами либерализации регистрации и лицензирования, откроют по несколько фирм с применением «упрощенки» — если, конечно, их и там не достанет очередной креатив отечественного законодательства, изменчивого и непредсказуемого. Именно эти его качества более всего и препятствуют улучшению бизнес-климата и инновационной активности...

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях