$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Итоги

Платежный баланс: экспорт сокращает дефицит по счетам

26.09.2017

По данным Нацбанка, дефицит счета текущих операций платежного баланса Беларуси в I полугодии 2017 г. составил -614,7 млн. USD против -1378,1 млн. в январе–июне 2016 г. Такое уменьшение отрицательного сальдо на 44,6% обусловлено опережающим ростом экспорта товаров и услуг по сравнению с импортом и рядом других факторов. Если бы не рост госдолга, результат можно было бы улучшить еще больше.

В частности, сальдо внешней торговли товарами и услугами в январе–июне т.г. сложилось положительным – 412,7 млн. USD, тогда как годом ранее оно составляло –135,8 млн. USD. При этом в I полугодии т.г. экспорт белорусских товаров в ценах франко-граница страны-экспортера (ФОБ) вырос по сравнению с январем–­июнем 2016 г. на 214%, до 13 258,3 млн. USD, импорт – на 17,9%, до 14 270,9 млн. USD, экспорт услуг – на 13,8%, до 3501,4 млн. USD, их импорт – на 0,5%, до 2076,1 млн. В результате в I полугодии т.г. сложилось отрицательное сальдо внешней торговли товарами в размере -1012,6 млн. USD и положительное сальдо внешней торговли услугами: +1425,3 млн. USD.

Белорусские резиденты в I полугодии 2016 г. выплатили нерезидентам первичные доходы (инвестиционные доходы, оплата труда работников, другие первичные доходы) в размере 1656,5 млн. USD – на 10,3% меньше, чем в январе–июне 2016 г., а платежи нерезидентов в адрес резидентов РБ выросли на 23,6%, до 370,7 млн. В результате отрицательное сальдо первичных доходов в I полугодии т.г. сократилось на 16,8%, до -1285,8 млн. USD. В то же время выплата за рубеж вторичных доходов (включают в себя таможенные пошлины, гуманитарную помощь, техническую помощь и другие поступления и выплаты на безвозмезд­ной основе) выросла на 15,8%, до 849,2 млн. USD, а получили таких платежей на 37,6% больше – 590,8 млн. В итоге сальдо вторичных доходов осталось положительным, но сократилось за год с 303,9 млн. до 258,4 млн. USD.

Существенно сократились операции по счету операций с капиталом: выплаты за рубеж – на 61%, до 1,6 млн. USD, а поступления – на 35,3%, до 1,1 млн. При этом положительное сальдо счета операций с капиталом сократилось за год с 2,4 млн. до 0,5 млн. USD. Кроме того, объем чистого заимствования (сальдо по данным счета текущих операций и счета операций с капиталом) сократился в январе–июне т.г. на 41,4% по сравнению с I полугодием 2016 г.: с -1375,7 млн. до -614,2 млн. USD.

В свою очередь чистое заимствование (сальдо по данным финансового счета) выросло на 57,8%: с -1227,7 млн. до -1937,6 млн. USD.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ внеш­ней торговли в текущем году не сопровождается активизацией инвестиционного процесса. Так, в целом отрицательное сальдо прямых инвестиций в платежном балансе сократились на 3%: с -877 млн. до -850,8 млн. USD, причем чистое приобретение финансовых активов уменьшилось в 3,6 раза – с 45 млн. до 12,4 млн. USD, а чистое принятие обязательств – на 6,4%: с 922 млн. до 863,2 млн. USD. Чистое приобретение портфельных финансовых активов сократилось с -29,4 млн. до -1 млн., а чистое принятие обязательств по таким активам выросло в 45,6 раза – с 30,5 млн. до 1392 млн. USD. Таким образом, выпуск еврооблигаций мгновенно обеспечил отрицательное сальдо портфельных инвестиций в размере -1392 млн. USD.

Положительное сальдо по производным финансовым инструментам в 4,8 млн. USD на 1.07.2016 г. сменилось за год на отрицательное: -9,3 млн. USD. Здесь чистое приобретение финансовых активов уменьшилось с 0,6 млн. до -0,9 млн. USD, а чистое принятие обязательств – с -4,2 млн. до +8,4 млн. USD. Сальдо прочих инвестиций, наоборот, с отрицательного значения (-295,6 млн. USD) сменилось положительным: 315,5 млн. USD. В частности, здесь чистое приобретение долговых финансовых активов выросло вдвое: с -727,2 млн. до -338,5 млн. USD. Из них основной объем приходится на банки, где чистое приобретение долговых финансовых активов выросло за год с -441,2 млн. до -1476,3 млн. USD. Чистое приобретение финансовых активов центральным банком выросло почти втрое – до 276,4 млн., а чистое приобретение долговых активов прочих секторов – 861,4 млн. USD против -377,5 млн. USD годом ранее. В частности, торговые кредиты и авансы составили на 1 июля т.г. 373,2 млн. USD, тогда как годом ранее – такую же сумму со знаком «минус», наличная валюта и депозиты выросли в 15,4 раза, до 465,5 млн. USD.

В то же время чистое принятие обязательств составило -654 млн. USD, тогда как год назад – минус 431,6 млн. Эта сумма полностью складывается из долговых инструментов. В частности, чистое принятие обязательств сектора государственного управления сократилось на 5,8%, до 495,6 млн. USD, центрального банка – на 2/3, до -101,9 млн., депозитных организаций, за исключением центробанка, выросло с -80,5 млн. до -708,6 млн. USD, а прочих секторов сократилось на 40,9%, до -339,1 млн. USD.

СУЩЕСТВЕННО вырос объем резерв­ных активов: с -158,2 млн. до 1556,9 млн. USD. К сожалению, это обусловлено исключительно внешними заимствованиями.

Статистические расхождения в I полугодии т.г. составили 233,5 млн. USD против -10,2 млн. годом ранее. Сюда входит неучтенный статистикой отток иностранного капитала, доходов и трансфертов (в т.ч. в оффшоры), а также на неучтенный импорт товаров и услуг, в т.ч. нелегальный и серый импорт из других стран ЕАЭС. А потому резкие перепады сальдо по этой статье свидетельствуют о высокой вероятности наличия теневых вне­шне­экономических операций.

ТАКАЯ структура и динамика платежного баланса свидетельствует, что белорусская экономика еще далеко не оправилась от последнего кризиса. При этом мы остаемся в очень малой степени интегрированными в мировые финансовые рынки. Главный позитив – улучшение торгового баланса и снижение дефицита текущего счета. Но сохраняется недостаток инвестиций. Структуру платежного баланса ухудшают значительные расходы на обслуживание внешнего долга, который остается основной статьей вывоза капитала. Между тем отечественная экономика нуждается в ресурсах для финансирования роста, в т.ч. внешних. Но мы пока можем предложить инвесторам считанные проекты, которые могли бы их заинтересовать, и довольно скудный ассортимент инструментов для их финансирования.

Тем временем

Банк международных расчетов (BIS) оценил объем глобальных долларовых обязательств, скрывающихся за валютными деривативами, в 18% мирового ВВП. Однако в бухгалтерской отчетности эти долги не отражаются.

У небанковских организаций за пределами США (хедж-фонды, нефинансовые компании, государственные органы и т.д.) есть неучтенные долги объемом 13–14 трлн. USD. Это долларовые обязательства по валютным деривативам, таким как валютные свопы (FX swaps, currency swaps) и валютные форварды.

Правила бухучета позволяют отражать эти суммы за балансом и упоминать о них только в примечаниях к отчетности. Однако фактически речь идет об обеспеченных займах, где основная сумма подлежит выплате целиком при погашении, считают в BIS. Например, в валютном свопе (FX swap) стороны меняют определенный объем одной валюты на другую со взаимным обязательством произвести обратный обмен на определенную будущую дату. Иными словами, каждая сторона одновременно дает в долг одну валюту и занимает другую, и обязательства взаимно обеспечены. Например, когда валютный своп и заимствование на рынке РЕПО функционально эквивалентны, но во втором случае долг на балансе отражается, а в первом нет. Это возможно потому, что форвардные контракты и свопы классифицируются как деривативы: их справедливая стоимость на чистой основе равна нулю и переоценивается только из-за колебаний валютных курсов.

На конец прошлого года, по данным BIS, объем обращающихся на глобальном рынке валютных свопов и форвардов составлял 58 трлн. USD, что равно­значно 77% мирового ВВП, по данным Всемирного банка. При этом в 90% этих контрактов одной из валют выступает американский доллар.

Оценка в 13–14 трлн. USD обязательств по возврату долларов, возникших при валютных свопах и форвардах, превышает количество долларовых долгов, прямо отраженных на балансах небанковских организаций за пределами США (10,7 трлн. USD), отмечают эксперты BIS. Но они признают, что последствия этого скрытого долга для финансовой стабильности трудноуловимы. С одной стороны, эти инструменты предназначены для хеджирования рисков с целью поддержки финансовой стабильности. Но с другой, экономисты отмечают, что короткие сроки большинства валютных свопов и форвардов могут создавать большие несоответствия в сроках погашения финансовых инструментов (maturity mismatches) и потому порождать значительную потребность в ликвидности, особенно в периоды рыночного стресса.

Автор публикации: Отдел финансов «ЭГ»