$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Зарубежный опыт

ПЛАТА ЗА ПОИСК

15.10.2010

Лауреатами Нобелевской премии по экономике 2010 года стали американцы Питер Даймонд и Дейл Мортенсен, а также киприот Кристофер Писсаридес «за исследования рынков с возникающими в ходе поиска разногласиями». В материалах Королевской академии Швеции говорится, что работы лауреатов отвечают на вопросы, каким образом экономическая политика влияет на безработицу. Кроме того, разработанная учеными теория рыночного поиска может быть применима на рынках труда, недвижимости, в монетарной политике, семейных финансах и макроэкономике в целом.

Эксперты считали наиболее вероятными претендентами в этом году Уильяма Бомола (Гарвардский университет), исследовавшего долгосрочные тенденции производительности труда; Пола Ромера (Стэнфордский университет) — одного из основоположников новой теории экономического роста (модель Лукаса-Ромера); Юджина Фама (профессор Чикагского университета), Эрнста Фера (Цюрихский университет) — за исследования в области «поведенческой экономики»; Ричарда Талера — одного из авторов поведенческой теории финансов; Роберта Шиллера, предсказавшего ипотечный кризис в США, и некоторых других.

Однако выбор пал на 70-летнего Питера Даймонда (Массачусетский технологический институт), 71-летнего Дейла Мортенсена (Северо-западный университет, Иллинойс, США) и 62-летнего Кристофера Писсаридеса (Лондонская школа экономики и политических наук).

Нынешние лауреаты являются авторами модели DMP (Diamond, Mortensen, Pissarides), которая используется во всем мире для изучения безработицы и социальной политики, изменив понимание самого механизма рынка и поиска. Первым к проблеме в 1971 г. подошел автор многих макроэкономических моделей Питер Даймонд, пытавшийся учесть, что во всех случаях рыночного взаимодействия для экономического агента важны не только условия сделки, но и ресурсы, которые тратятся на поиск альтернативы. Он сформулировал «парадокс Даймонда»: в условиях ограниченного времени и ресурсов лучший выбор — цена монополиста на рынке. Это, в частности, объясняет успех крупных ритейлеров по сравнению с альтернативными несетевыми магазинами, даже имеющими более низкие цены — «стоимость поиска» в первых меньше.

Д.Мортенсен и К.Писсаридес развили эту теорию и сумели применить ее к рынку труда. Они создали прикладной инструмент анализа безработицы, построив модели, учитывающие комплекс издержек при поиске работы, например, его интенсивность. На официальном сайте Шведской королевской академии наук главным выводом, который можно сделать из работ лауреатов, считается следующий: «более щедрые пособия по безработице приводят к росту безработицы в целом и к увеличению продолжительности времени, которое человек тратит на поиск работы».

Макроэкономические модели, позволяющие оценить общий уровень безработицы, влияние экономической и фискальной политики, были построены давно. Однако со временем экономисты начали получать более точные, более детализованные данные, показавшие неточность существующих моделей. Заслуга Даймонда, Мортенсена и Писсиридеса состоит в предположении о том, что разные участники рынка имеют разные издержки поиска. Построенные ими модели объясняют, например, почему люди с одинаковой квалификацией имеют разные зарплаты и почему в мире остается большое количество соискателей работы, притом что у работодателей всегда есть открытые вакансии.

Сейчас все решения, связанные с рынком труда, например, изменение пособий по безработице или проведение какого-либо профессионального тренинга, принимаются с учетом модели поиска. Если исходить из классической теории рынка, продавцы и покупатели находят друг друга сразу, не затрачивая на это никаких средств, и при этом у них всегда есть информация о стоимости всех товаров и услуг. Цены формируются таким образом, чтобы спрос равнялся предложению. Однако в реальном мире все иначе. Высокие затраты часто ассоциируются с трудностями, которые продавцы испытывают в поиске покупателей, и наоборот. Даже после того, как кто-то из них находит друг друга, предложенный товар может не всегда удовлетворять запросам покупателя, и тогда обмена не происходит, оба участника рынка продолжают свой поиск. Это примеры того, что можно видеть на рынке труда или на рынке недвижимости.

Д.Мортенсен и К.Писсаридес с 1980-х занимались моделированием других аспектов поиска. Эти идеи нашли применение на рынке труда. Если прежние модели предполагали абсолютную эффективность поисков и их равную стоимость для всех претендентов, то модель DMP, объяснила, как «стоимость поиска» для работодателей и соискателей приводит к парадоксальному наличию одновременно свободных вакансий и безработных, которых бы они вполне устроили. Применение теоретических выводов Питера Даймонда, Дэйла Мортенсена и Кристофера Писсаридеса, в последние годы занятых проблемами социального государства и пенсионных систем, позволило большинству правительств в 1990-х уйти от постоянного повышения минимальных зарплат: модель DMP показывает, что часто оно дает негативный эффект.

Исследования нобелевских лауреатов 2010 г. чрезвычайно актуальны для решения нынешних проблем «социальных государств», выявленных недавним мировым финансово-экономическим кризисом. Интересны они и для Беларуси. Что получится, если применить модель DMP для анализа государственной политики в сфере трудовых отношений в нашей стране? Не окажется ли ненароком, что порядок признания людей безработными, не соответствующий Конвенции МОТ, издевательское пособие и контрактная система найма превратили в профанацию всю сферу занятости, порождая скрытую, неуправляемую безработицу и теневой рынок труда, где нет ни законов, ни социальной защиты? Какой ответ даст модель DMP, если ввести в нее такой параметр, как повышение зарплаты административными методами при текущем состоянии реального сектора экономики и уровне производительности труда? Белорусским ученым-экономистам есть над чем поразмыслить...

Леонид ФРИДКИН