$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПЛАН- 2018: ПОВЕЗЕТ ИЛИ ВЫВЕЗЕТ©

12.06.2015

Белорусское правительство рассматривает два варианта концепции прогноза социально-экономического развития страны на 2016–2018 гг. — благоприятный и неблагоприятный. В основном все будет зависеть от перспектив развития мировой экономики и стран — основных торговых партнеров. Но и сами мы постараемся помочь себе, чем сможем – не слишком меняя свою уникальную и неизменную модель.

Перед авторами проекта стоит нелегкая задача: анализ внешних условий показывает наличие существенных расхождений в краткосрочных оценках перспектив развития в мире и у соседей. Поэтому пришлось рассматривать 2 варианта условий реализации целевого сценария развития белорусской экономики — благоприятный и неблагоприятный, отличающиеся, главным образом, параметрами внешних условий и учитывающие решения, принятые Россией по «налоговому маневру». В любом случае в ближайшие 3 года правительство обещает реализовать наиболее оптимальную, экономически целесообразную и эффективную государственную социально-экономическую политику, ориентированну на максимальное использование внутренних источников роста. Власти намерены придерживаться жесткой макроэкономической политики, предусматривающей сдержанные темпы роста внутреннего потребления и увеличение реальных доходов населения темпами, не превышающими темпы роста ВВП. Правда, в зависимости от различных внешних условий внутренние показатели тоже будут отличаться.

Устойчивое сбалансированное развитие национальной экономики будет определяться преимущественно ее экспортным потенциалом. Именно им должно быть обеспечено наращивание внутреннего потребления — без увеличения внешней задолженности.

ТРАДИЦИОННО будущее белорусской экономики привязано к нефти. Дела пойдут неблагоприятно, если геополитическая напряженность и санкции против российских компаний сохранятся или усилятся, мировые цены на нефть будут восстанавливаться медленно (в среднем в ближайшие 3 года на уровне 57–65 USD/барр. для марки Urals), а на калийные удобрения упадут до 220–195 USD/т. В этом случае авторы проекта ожидают, что курс российского рубля составит по годам 70, 75 и 77 USD/RUB, а ВВП у наших соседей упадет на 3,4% в 2016-м, на 1% в 2017-м и вырастет на 1,1% в 2018 г. В таких условиях цена импортируемой нефти вырастет за 3 года с 297 до 352 USD/т, экспорт нефтепродуктов снизится с 16,4 млн.т до 15,3 млн. т, а цены на них вырастут с 409 до 468 USD/т.

Экспорт товаров и услуг при неблагоприятном сценарии вырастет на 12,3% в 2016 г. (за счет эффекта низкой базы после спада в текущем году) составит всего 1% в 2017-м и 3,6% в 2018-м. В благоприятном сценарии рост составит сразу 23,9% в 2016 г. (т.е. отыграет более 2/3 нынешнего падения), а затем будет расти на 8,5 и 11,8% в последующие годы. По мнению разработчиков концепции, именно рост экспортных возможностей создаст условия для постепенного восстановления объемов промышленного производства и динамики ВВП. Последний тоже может упасть в 2016 г. на 1,3%, причем исключительно за счет отрицательного внешнего спроса — вклад внутреннего спроса будет нулевым. В дальнейшем рост начнется уже в 2017 г. — на 0,9%, а в 2018-м — даже на 1,6%.

При этом обменный курс белорусского рубля к доллару прогнозируется на уровне 17 830 USD/Br в 2016 г., 19 385 — в 2017-м и 20 775 — в 2018-м, ставка рефинансирования – 23%, 18 и 15% соответственно, а ставка по кредитам на конец периода – 25%, 19 и 16%. Одновременно численность занятых в экономике снизится за 3 года с 4375 тыс. человек до 4270 тыс., реальная зарплата в 2016 г. сократится на 0,7%, реальные располагаемые доходы населения — на 1,3%, но уже в последующие годы они вырастут на 1,3 и 1,5% и 1 и 1,4% соответственно. Интересно, что при любом развитии событий инфляция в республике должна сократиться с 12% в 2016 г. (декабрь к декабрю) до 9% в 2017-м и 7% в 2018-м.

При благоприятном сценарии (если нефть Urals на мировом рынке подорожает с 70 до 80 USD/барр., а экономика России начнет исправно расти в среднем на 3% в год) отечественный ВВП тоже подтянется: увеличится на 1,1% в следующем году, на 2,1% в 2017-м и 3,5% в 2018-м. При этом рубль удержится на уровне 16 220 USD/Br на конец 2016 г., 16 880 — в 2017 г. и 17 600 USD/Br в 2018-м, ставка рефинансирования плавно сократится за 3 года с 19 до 13%, а ставка по кредитам — с 21 до 14%.

К сожалению, число занятых в экономике все равно будет сокращаться (с 4380 тыс. человек в 2016 г до 4285 тыс.), зато реальная зарплата уже в 2016 г. подрастет на 1,2%, далее — на 2,2 и 3,3%, а реальные доходы населения — на 0,7%, 1,7 и 3% соответственно. Однако ради таких заработков придется потрудиться. По мнению авторов проекта, ускорение экономической активности создаст предпосылки для роста производительности труда с 2,3% в 2016 г. до 4,7% в 2018-м по благоприятному сценарию, и с 0 до 2,8% по неблагоприятному сценарию.

В свою очередь, номинальная зарплата увеличится при благоприятном сценарии с 6724,2 тыс. Br в 2015 г. до 7832,4 тыс. Br в 2016 г., по неблагоприятному сценарию — до 7685,4 тыс. Br. При этом ожидаются опережающие темпы роста реальной зарплаты в бюджетной сфере (на 1,9, 2,9 и 4,7% по благоприятному и -0,4, 1,8, 2,2% по неблагоприятному варианту). Это позволит сократить ее разрыв с оплатой труда в реальном секторе — соотношение номинальной зарплаты в бюджетной сфере с ее уровнем по экономике в целом увеличится с 75% в 2015 г. до 75,5% в 2016 г. и 77% в 2018 г. по благоприятному сценарию и до 75,2 и 75,6% по неблагоприятному. Средний размер номинальной назначенной пенсии по благоприятному варианту возрастет с 2703,1 тыс. Br в 2015 г. до 3172,1 тыс. Br (102 % в реальном выражении) и по неблагоприятному — с 2689,7 в 2015 г. до 3097,2 тыс. Br в 2016 г.

Впрочем, лишние деньги у граждан вряд ли заведутся. Власти намерены ежеквартально индексировать тарифы на жилищно-коммунальные услуги — с учетом роста доходов населения в размерах, не превышающих фактически сложившихся темпов роста номинальной начисленной зарплаты по республике. Это будет обеспечивать поэтапное сокращение перекрестного субсидирования, доведение возмещения по отдельным видам услуг до уровня себестоимости. Кроме того, вырастут тарифы на городской транспорт — до уровня, обеспечивающего безубыточную работу транспорта с сохранением бюджетного субсидирования части затрат. Предполагается поэтапное повышение тарифов по годам и возмещение доходами затрат на перевозки пассажиров городским транспортом к 2020 г. в г. Минске — не менее 75%, в областях — 90%, на перевозки пассажиров автобусами в пригородном сообщении — 50% и 70% соответственно. Это потребует ежегодного повышения тарифов не менее чем на 5%.

В 2016 г. по благоприятному сценарию предусматривается ввод в эксплуатацию жилья в объеме 5 млн. м2, из них 1,5 млн. — с государственной поддержкой; по неблагоприятному сценарию — 4 млн. и 1,5 млн. м2 соответственно. В 2017–2018 гг. предполагается ежегодный ввод 5 млн. м2, в т.ч. 1,5 млн. м2 с господдержкой.

ГЛАВНОЙ стратегической целью развития страны авторы проекта называют повышение качества жизни населения на основе инновационно ориентированных структурных преобразований и роста конкурентоспособности экономики. В 2016 г. основной упор будет сделан на реализацию базовых предпосылок долгосрочного устойчивого экономического роста - структурных реформ. Предполагается, что они будут включать в себя переход к системе государственного индикативного планирования и новой, более эффективной системе финансирования госпрограмм, внедрение новой схемы государственного управления экономикой, развитие государственно-частного партнерства, человеческого потенциала, инновационного сектора экономики, создание благоприятного бизнес-климата, рост и диверсификацию экспорта, формирование территорий опережающего развития при обеспечении равных минимальных социальных стандартов во всех регионах страны. Внутриотраслевая структурная перестройка будет направлена на опережающий рост высокодоходных отраслей — сферы услуг и производств, имеющих высокую наукоемкость и низкую импортоемкость, ориентированных преимущественно на местные источники ресурсов и сырья.

«Дорожная карта структурных реформ в Республике Беларусь» и предусматривает в прогнозном периоде: формирование условий для развития эффективного финансового рынка за счет рационализации кредитования в рамках госпрограмм и мероприятий, перехода к бюджетированию, основанному на результат и т.д.; ужесточение бюджетных ограничений и реформирование системы господдержки; реализацию программы малой и средней приватизации с применением механизма аукциона и конкурса; внедрение практики оценки регулирующего воздействия; устранение государственного регулирования цен на социально значимые товары и услуги за исключением цен естественных монополий; повышение тарифов на ЖКХ для достижения полного возмещения затрат населением (за исключением услуг теплоснабжения) к началу 2018 года и др. То есть планируется сделать все то, о чем говорили всю предыдущую пятилетку. Интересно, что в этом потоке благих намерений весьма слабо просматривается вопрос собственности. Более того, предлагается продолжить формирование в 2016–2018 гг. профицита бюджета — в связи с необходимостью обеспечения погашения обязательств по долгу на фоне снижения централизации доходов бюджета и отсутствия конкретной программы приватизации. Видимо, что-то серьезно мешает создать такую программу нашим реформаторам. К примеру, в прогнозе важнейших макроэкономических показателей на 3 года не планируется никакой продажи госсобственности иностранным инвесторам, хотя ПИИ должны составить при благоприятном варианте 6,4 млрд. USD, а если не повезет — 5,6 млрд.

РАССМАТРИВАЯ оба сценария, авторы проекта воздержались от оценки вероятности реализации каждого из них. Между тем, это один из ключевых вопросов. Например, в недавно опубликованном докладе «Перспективы глобальной экономики» Всемирный банк предрек Беларуси в 2015 г. падение ВВП на 3,5%, в 2016 — на 1% и лишь в 2017 г. — рост на 1%. В свою очередь, директор Центра развития НИУ ВШЭ Наталия Акиндинова и научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин в докладе «Новый этап развития экономики в постсоветской России» указывают, что нынешний кризис отличается повышенной неопределенностью, непредсказуемостью последствий, а наблюдаемые явления в докладе сравниваются с трансформационным кризисом 1990-х. Значительная часть тенденций в российской экономике, названных учеными ВШЭ, присутствуют и у нас: слабость рыночных и правовых институтов, разрастание госсектора, хронический отток капитала, недоверие бизнеса, низкая деловая активность и спад инвестиций. Все это, по мнению авторов доклада, свидетельствует о переходе к затяжной стагнации в условиях опережающего роста потребления. Ситуацию осложнило введение санкций против России со стороны США и ЕС, а также падение цен на нефть и связанная с этим девальвация российского рубля. Приходится признать, что эти факторы рикошетом ударили и по Беларуси, принеся дополнительные проблемы вместо ожидавшихся преимуществ евразийской интеграции.

По мнению ученых ВШЭ, вслед за первой стадией — валютным кризисом, грянувшим в декабре–январе 2014 г., наступила вторая стадия — спад и структурная перестройка. Предстоит шоковое сокращение доходов предприятий и населения из-за снижения валютных поступлений в страну и инфляционно-девальвационных шоков (что мы тоже наблюдаем в Беларуси). Преодоление негативных последствий в этой фазе связано с реструктуризацией экономики, отмиранием нежизнеспособных предприятий и ростом перспективных производств. На третьей стадии должны произойти формирование новых источников частных инвестиций и проведение необходимых для этого институциональных реформ: экономических, правовых и политических. Без решения этой задачи трудно ожидать роста экономики в требуемых масштабах. Ведь чтобы приблизиться к развитым странам, странам ЕАЭС нужно расти как минимум вдвое быстрее. Между тем в проекте белорусской концепции прямо указано, что при любом сценарии темпы роста отечественной экономики будут вдвое ниже мировых, а при неблагоприятном — почти такими же, как в Евросоюзе. При этом, учитывая неблагоприятную демографическую динамику, этот рост может обеспечиваться лишь повышением производительности труда.

Кирилл ПРУДНИКОВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях