$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Пламенный форкастинг

15.12.2009

Чтобы выполнить Программу социально-экономического развития страны на 2006–2010 гг., в наступающем году придется повторить докризисные темпы роста. Такая цель задана Указом от 7.12.2009 № 595, которым утверждены важнейшие параметры прогноза социально-экономического развития Беларуси на следующий год.

Леонид ЗАИКО, научный обозреватель «ЭГ»

Однако расти следует тогда, когда есть сам феномен развития. Есть ли он — станет ясно по совокупности итогов года. Пока же понятно, что за 11 месяцев 2009 г. мы реально стали на 0,4% меньше в ВВП.

В условиях кризиса отечественная экономика быстро споткнулась о высокую планку прогноза-2009. Главные провалы этого года — снижение объемов экспорта товаров (–41,7%) и грузооборота транспорта (–11,4%). Наши продажи инвестиционных товаров на внешних рынках составили за 9 месяцев всего 41,2% от уровня 2008 г. Снижение доходов в России уменьшило там покупки наших потребительских товаров. Если продовольствие чуть качнулось на 5%, то непродовольственные товары по всем векторам сбыта упали на 30%. Кроме того, от экспорта калийных удобрений осталось 38,9%, тракторов — 58,2, грузовых автомобилей — 17,8%. Потеряна почти половина рынка стальных труб, около трети — древесины, от прежнего объема экспорта мебели осталось 56,7%. Седельные тягачи нужны нашим зарубежным рынкам всего на 12,3%.

Есть ли на этом фоне вообще стимулы позитивной динамики развития белорусской экономики в 2010 г.? Да, ряд аналитиков прогнозирует 2–3% прироста мировой экономики, в отдельных странах — несколько выше. Но стоит более детально над всем этим поразмыслить с теоретических и практических позиций.

Во-первых, почему Запад в т.г. уменьшил ВВП на 4–8%, а в России — основном рынке сбыта для многих белорусских предприятий — ситуация в условиях глобального кризиса оказалась гораздо хуже? Ответ следует искать в структуре ВВП. На Западе выше удельный вес сферы услуг, информационной экономики, финансового сегмента. Они и не дали глубоко опуститься ВВП в целом.

По структуре отечественная экономика ближе к российской, чем, скажем, к французской. И менять этот структурный фрейм непросто. Проблема не только во времени, точнее — в его отсутствии. Силен трудовой феномен: у нас труд физический всегда лучше умственного. Например, многих удивило и вдохновило, что в Бресте работает пенсионер в 90 лет. А знаем ли тех, кто в таком возрасте думает ярко и творчески, то есть успешно работает головой? До этого не доросли концептуально.

Во-вторых, формула быстрого экономического роста приемлема, пожалуй, как средство психологической атаки на директорат. От чего, правда, тот может и сломаться. Опыт работы на склад для выполнения официального прогноза уже имеется. Горы нереализованных товаров и потеря финансовых ресурсов стали платой за такую корпоративную политику.

В-третьих, внешние рынки нашему планированию не подвластны. Они-то снова и станут основной проблемой. Вместе с тем авторы Указа № 595 уверены, что иностранцы купят белорусских товаров на 27–28% больше, чем в 2009 г. Кстати, им и в текущем году рекомендовано было это делать на 17–18,5% больше, чем в году предыдущем, но экспорт почему-то упал почти вдвое.

Однако есть и обнадеживающие предпосылки для выполнения прогнозных показателей. Если экспорт по итогам 2009 г. упадет на 42%, то 28 пунктов, взятые от половины имеющегося, дадут примерно 14% прироста в сравнении с 2008 г. Получается движение вверх по лестнице, которая пока еще ведет вниз.

Следует также учесть, что в условиях сокращения промышленного производства в 2009 г. на 3,7% по сравнению с прошлым годом дать 10–12% прироста можно только за счет прибавки 5–6% к докризисному уровню. Это трудно, но все же достижимо за счет собственного внутреннего рынка.

Вполне реален выход на 23–25% прироста инвестиций в следующем году. Правда, учитывая, что сегодня более трети предприятий неплатежеспособны, а 44,7% не имеют оборотных средств, искать деньги на инвестиции придется в основном в чужом кармане: брать кредиты, в т.ч. за рубежом, или вытаскивать в виде налогов и отчислений в инновационные фонды.

Этот процесс уже идет повсеместно. В разных странах правительства под предлогом антикризисных мероприятий раздают средства налогоплательщиков банкам и крупным предприятиям. Это позволяет топ-менеджерам и финансистам довольно самоуверенно смотреть на происходящее. Не избежали и мы такого модного поветрия. А иначе как получить 12% прироста в промышленности и 10–11% — в сельском хозяйстве?

Деликатная разность в этих цифрах понятна: в аграрном секторе до декабря 2009 г. подсчитанные проценты пока выше +1 пункт не забрались. А больше АПК и не нужно. В текущем году какой-никакой прирост есть. А в следующем, если лучше уродится картошка, то нынешние 76,3% его сбора от уровня 2008 г. вполне способны обеспечить отчетный 10-процентный рост производства всей сельхозпродукции.

На внутреннем потребительском рынке предусмотрен в наступающем году штурмовой вариант — 14–15% прироста покупок домашних хозяйств. Правда, здесь возникает вопрос: почему импорт должен прирасти на 20–21%, а покупки — на 15%? К тому же рядом в прогнозе стоят цифры, свидетельствующие о том, что собственное производство продовольственных и непродовольственных товаров симметрично вырастет на 14–15%. А ведь на внутреннем рынке уже есть положительный тренд увеличения доли покупок непродовольственных товаров перед продовольственными. Кроме того, надеяться на симметрию доходов и покупок в рамках 14–15% — значит, проигнорировать такие факторы, как норма сбережений и склонность к потреблению.

Что же в реальности будет происходить на внутреннем рынке? Эскизно некоторые процессы уже видны. Во-первых, заметно выравнивание сегментов потребления. Во-вторых, угасает инвестиционный запал, несмотря на стимулирование строительства жилья. У бурного прироста квадратных метров уже нет пропорционального финансового обеспечения. В-третьих, это скажется на снижении цен на первичном рынке недвижимости. В-четвертых, рост расходов на финансирование жилищного строительства приведет к снижению спроса в других сегментах внутреннего рынка. Ведь и 800–1000 USD за кв. м жилья — достаточно высокая цена для белорусов. Можно представить, сколько иных товаров не будет куплено за такие деньги.

Итак, цифры предельно простые. Без лишнего приложения экономической науки. Впрочем, ее отечественные представители, как обычно, относятся к таким прогнозам удивительно скромно.