$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПЕРЕТЯГИВАНИЕ СТАВОК:©

19.08.2014

второй раунд

Очередная попытка изменения ставок НДС и налога на прибыль стала предметом дискуссии между представителями Минфина, МНС, отраслевых министерств, концернов и бизнес-сообщества. На семинаре, состоявшемся 14 августа, прозвучало немало аргументов о влиянии предлагаемых корректировок на финансовое состояние предприятий, конкурентоспособность их продукции и состояние экономики в целом.

Перспектива изменения «формулы ставок», которое предлагалось еще в прошлом году, очень беспокоит деловые круги, видящие в этом шаге неизбежное увеличение налоговой нагрузки, так что семинар ожидался довольно бурным. Спокойное начало дискуссии обеспечил заместитель министра финансов Дмитрий Кийко, заранее предупредив, что решение о повышении ставки НДС пока окончательно не принято. А потому есть время оценить положительные и отрицательные последствия этого шага.

Аргументы «за» известны с прошлого года, когда аналогичное предложение уже рассматривалось. Власти ищут возможность обеспечения стабильных поступлений в государственный бюджет. Их не может дать налог на прибыль, который слишком зависим от внешних шоков и происходящих макроэкономических колебаний. Это, как предупредил Д.Кийко, не позволяет сформировать сбалансированный бюджет в условиях относительно мягкой бюджетной политики в области расходов, а также обеспечить полное финансирование сложившихся государственных обязательств. Так, в прошлом году по сравнению с 2011-м доля этого налога сократилась на 6,9 п.п. По прогнозу Минфина, в 2014–2015 гг. эта тенденция сохранится — удельный вес налога на прибыль в налоговых доходах составит менее 16%, тогда как НДС — порядка 30%. При этом НДС гораздо менее зависит от макроэкономических колебаний и обеспечивает стабильные поступления в бюджет даже в условиях высокой инфляции и замедления темпов экономического роста. Правда, есть и темная сторона — этот налог через цены перекладывается на конечного потребителя.

Едва ли не самым убедительным аргументом чиновники считают мировой опыт. Как-никак, в 14 европейских странах за последние 5 лет ставка НДС увеличена, а недавно о ее повышении заговорили и в России. Д.Кийко традиционно напомнил, что унифицировать ставки НДС с партнерами по Таможенному союзу мы не собираемся в силу разных структур экономик и налоговых доходов в каждой из трех стран.

Заодно можно упомянуть, что у Беларуси еще меньше оснований ориентироваться на европейские тенденции налогообложения — из-за макроэкономических особенностей. Ведь в отличие от нас, в Евросоюзе в последние годы наблюдается минимальная инфляция, что позволяет не бояться витка цен из-за роста косвенных налогов, и значительный дефицит бюджета. Поэтому увеличение налоговой нагрузки на Западе уравновешивается мягкой кредитно-денежной политикой. У нас же инфляция по-прежнему измеряется двузначными числами, причем темпы ее роста существенно превышают плановые. Дефицита бюджета нет и, судя по прогнозам, ни в этом году, ни в следующем не предвидится. Однако трудности с рефинансированием внешнего долга и привлечением инвестиций, нехватка бюджетных средств для финансирования экономики и социальных программ заставляют власти искать источники для пополнения казны. Самое простое решение здесь — повысить косвенные налоги, уверяя бизнес и население, что в целом налоговая нагрузка не вырастет.

УВЕЛИЧЕНИЕ ставки НДС, по предварительным оценкам Минэкономики, приведет к дополнительному росту индекса потребительских цен на 0,8 п. п., а также к временному дефициту оборотных средств у субъектов хозяйствования, который составит около 580 млрд. Br, или 0,5% среднемесячной выручки в экономике. Отчасти смягчить эти потери власти намерены, предоставив экспортерам в качестве временной меры сокращение на 1–3 месяца срока возврата НДС из бюджета до 10 дней. Для крупных инвестпроектов налоговым законодательством предусмотрено освобождение от НДС при ввозе товаров в республику. Не затронет планируемое повышение ставки социально значимые товары, освобожденные от налога или облагаемые по ставке 10%. При этом Д.Кийко уверил собравшихся, что увеличение НДС приведет лишь к формированию нового уровня цен, в чем и заключается «принцип нейтральности» этого налога. Иными словами, предполагается, что повышение ставки НДС не повлияет на налоговую нагрузку субъектов хозяйствования.

Но аргументы чиновников не убедили менеджеров и бизнесменов, участвовавших в семинаре. У них оказались несколько иные представления об измерении налогового бремени и последствиях изменения ставок налогов. В выступлениях представителей Минпрома, Белнефтехима, ЗАО «Холдинговая компания «Пинскдрев»» и других прозвучали практически единодушные аргументы против повышения ставки НДС. Основные доводы — снижение конкурентоспособности производимой продукции и дополнительное отвлечение оборотных средств, которых субъектам хозяйствования не хватает не первый год. Отвлечение из оборота денег из-за НДС сегодня и без того ощущают предприятия Минпрома и концерна «Белнефтехим». Кстати, по оценкам последнего, прогнозируемый Минэкономики рост инфляции в результате повышения НДС может дать только рост на продукцию концерна.

Самым больным вопросом остается возврат НДС в Таможенном союзе. Если раньше только отдельные предприятия требовали сумму налога в залог с российских контрагентов до подтверждения уплаты НДС в России, то теперь такой инструмент широко распространен почти во всех отраслях. Подобный способ хеджирования своеобразных налоговых рисков при всем своем неудобстве для всех участников остается едва ли не единственно доступным при нынешнем законодательстве. Но если ставка налога вырастет, повышение суммы залога способно переполнить чашу терпения покупателей из РФ, и без того сталкивающихся с существенным подорожанием заемных ресурсов из-за западных санкций.

Представители промышленности считают, что повышение ставки НДС негативно отразится на конкурентоспособности выпускаемой продукции и может привести к снижению объемов производства. А поскольку финансовое состояние предприятий в последнее время ухудшилось, снижение ставки налога на прибыль никак не компенсирует последствия роста ставки НДС. Так что промышленность предлагаемая «рокировка» не устраивает. В «Пинскдреве», например, от нее ждут только роста цен на свою продукцию, прежде всего на внутреннем рынке. Учитывая, что мебель у нас и так довольно дорогая, даже небольшое увеличение цен способно обвалить конкурентоспособность этого товара. Впрочем, то же самое могут сказать и производители другой продукции. При этом не столь важно, является ли она социально значимой, экспортируемой или какой-то еще. В любом случае между датой перечисления «входного» и «ввозного» НДС и моментом его зачета и возврата проходит некоторое время, в течение которого оборотные средства предприятий «заморожены» в НДС. Восполнять такой «кассовый разрыв» приходится путем привлечения заемных средств, которые у нас по-прежнему дороги.

Как проценты по кредитам, так и НДС, относимый на затраты в организациях, имеющих льготный режим налогообложения, увеличивают суммарные издержки, что влечет рост цен, снижение прибыли и конкурентоспособности. Возможно, это плохо заметно из министерских кабинетов, но менеджеры предприятий регулярно убеждаются в мультипликативном эффекте налогов по своим отчетам о прибылях и убытках, денежным потокам и данным о ситуации на рынках сбыта.

ФИСКАЛЬНОЕ бремя растет даже без изменения ставок — достаточно скорректировать некоторые нюансы методологии расчета и администрирования налогов. Наглядный пример — Указ от 21.07.2014 № 361 «Об отдельных вопросах налогообложения, бухгалтерского учета, переоценки имущества и взимания арендной платы». Отсрочка на 90 дней момента вычета «ввозного» НДС при ввозе товаров уже привела к значительным дополнительным расходам. Участник семинара привел данные по своему предприятию: если ежемесячно возврат НДС составлял 4–5 млрд. Br, то с 22 августа станет примерно на 2 млрд. больше, а дальше будет идти по нарастающей и с 22 октября, по расчетам специалистов, составит около 10 млрд. Br. Если ставка НДС вырастет, то сумма окажется еще больше. Остается лишь надеяться, что Указ № 361 — это вынужденная мера, которая будет применяться лишь до конца текущего года, как уверяет замминистра финансов.

К примеру, негативные последствия этого документа почувствовали импортеры автомобильных запчастей: им приходится не только повышать цены, но и сокращать объемы ввоза при увеличении расходов и возможном снижении спроса. В некоторых других сферах поставки вообще приостанавливаются. Так что вместо дополнительных доходов бюджет может недополучить налоги из-за непродуманных действий законодателей, полагают представители деловых кругов. Напомним, что расчеты последствий для прибыльных и убыточных предприятий изменения ставок налогов, их влияния на цены и финансовые результаты «ЭГ» уже публиковала в прошлом году. К сожалению, иные чиновники по-прежнему в упор не видят связи между налогами и ценами, конкурентоспособностью товаров и эластичностью спроса.

Замминистра по налогам и сборам Элла Селицкая полагает, что повышение ставки НДС меньше всего отразится на предприятиях-экспортерах и компаниях, применяющих упрощенную систему налогообложения, которых сейчас насчитывается около 150 тыс. Их доля в налоговых поступлениях по НДС составляет 4%, причем платят его лишь 10% «упрощенцев». Можно надеяться, что их вклад в рост инфляции в случае повышения ставки НДС на 2 п.п. окажется незначительным. Вместе с тем, по мнению Э.Селицкой, если в России ставка НДС останется прежней, то разрыв в 4 п.п. может привести к росту теневого оборота.

Изменение ставок налогов, возможно, является логичным шагом, полагает председатель БСП Александр Калинин, но момент для этого выбран явно неудачно — из-за высоких темпов инфляции в стране и дороговизны кредитов. По его мнению, нельзя одним подобным шагом пытаться решить все проблемы в экономике. Нужны комплексные, тщательно увязанные между собой и просчитанные меры. Одной из них могло бы стать уменьшение ставки налога на недвижимость, в частности, на новое строительство, что снизило бы риски и затраты для инвесторов. Официальную оценку роста инфляции из-за повышения ставки НДС А.Калинин считает явно заниженной. Но, самое худшее сегодня — практика корректировки налогового законодательства указами в середине года и отсутствие времени для подготовки к налоговым нововведениям, что прямо предусмотрено Директивой № 4. К сожалению, об этой норме законодатели, кажется, напрочь забыли.

О НЕОБХОДИМОСТИ комплексного подхода к ситуации в экономике и мерам воздействия на нее говорил и представитель Всемирного банка Юнг Чул Ким. Он напомнил поговорку: «если собака лает, недостаточно лишь прекратить дергать ее за хвост: есть и другие меры». Приняв эту восточную мудрость, следовало бы проанализировать все аспекты влияния повышения ставки НДС, учитывая тенденцию снижения спроса и рост складских запасов в Беларуси. Для изменения налоговой политики, по его мнению, важно правильно выбрать время, чтобы не «вкалывать адреналин больному инфарктом». Надо лечить всю экономику, в частности, анализировать и корректировать систему государственных расходов.

Возможно, мнения бизнеса и международных организаций будут услышаны властями. Хочется надеяться, что прежде чем принимать окончательное решение, они проведут предлагавшиеся на семинаре исследования и сопоставят фактор стабильности бюджета с другими системными проблемами отечественной экономики и оценят их взаимосвязь. Тогда не понадобится менять налоговое законодательство в середине года.

Валерия ГЕРАСИМОВА


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях