$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Инвестиции

Перетягивание капитала

28.06.2016

Обеспечить не только высокие, но вообще любые темпы экономического роста невозможно без инвестиций. Получение средств становится для Беларуси все более важной проблемой по мере таяния возможностей бюджета и льготного кредитования.

Выступая на V Всебелорусском собрании, Президент Александр Лукашенко признал инвестиционную стратегию предприятий и целых отраслей «недостаточно эффективной». На собрании не сочли нужным назвать причины, по которым не удается получить отдачу от инвестпроектов, инициированных чиновниками. Между тем отсутствие серьезных маркетинговых и инженерных исследований на стадии проработки проекта, игнорирование тенденции развития мирового рынка были обусловлены именно административно-командными методами управления экономикой.

Теперь провозглашается новая инвестиционная политика. Она сводится к 3 принципам. Во-первых, обещается осуществлять льготное кредитование всех новых проектов и программ честно, открыто через единого оператора. Во-вторых, средства будут распределяться на конкурсной основе. По-видимому, это должно обеспечить защиту от издержек ручного управления. Впрочем, если до сих пор декларируемые в бизнес-планах показатели нередко оставались на бумаге, нет гарантий, что эта участь не постигнет очередные обещания окупаемости и возвратности ресурсов, которым власти намерены отдавать предпочтение в 2016–2020 гг.

В-третьих, особая роль будет отведена иностранным инвестициям. За пятилетие планируется  привлечь не менее 14 млрд. USD внешних источников, включая китайские кредиты. При этом не уточняется, что должно подвигнуть зарубежных инвесторов к вложению средств в белорусскую экономику.

ВОЗМОЖНО, ответ на этот вопрос стоит поискать в очередном докладе Конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD). В нем отмечается, что мировые прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в прошлом году достигли посткризисного максимума – 1,8 трлн. USD. Но этот результат получен за счет рекордного – почти на 40% – роста притока капитала в развитые страны, который увеличился почти в 3 раза после спада в 2012–2014 гг. Инвестиции в развивающиеся страны выросли только на 9%.

Крупнейшим получателем ПИИ и инвестором стали США (21,6% и 20% общего объема). Приток инвестиций за год в эту страну вырос в 3,5 раза. Поток инвестиций из Европы вырос на 85%, этот регион профинансировал более 1/3 всех глобальных ПИИ. Из-за борьбы с оффшорами капиталы развитых стран устремляются на Восток, где для них более удобные условия, выяснили эксперты Boston Consulting Group. По данным UNCTAD, 100 крупнейших ТНК мира имеют порядка 70 структур в оффшорах, потоки инвестиций туда в 2015 г. сократились, но остаются высокими (UNCTAD не учитывает их в ПИИ).

Среди развивающихся стран почти 3/4 инвестиций получила Азия, где вложения выросли на 15,6% – свыше 0,5 трлн. USD. Из этой суммы 1/4 приходится на Китай. В остальных развивающихся регионах приток ПИИ либо стагнировал, либо снижался, прежде всего, из-за падения цен на нефть, сделавшего непривлекательными сырьевые экономики. Так, инвестиции в Африку снизились на 7%, в Латинскую Америку – на 1,6%.

По оценкам UNCTAD, ситуация с мировыми ПИИ пока остается неустойчивой. В 2016 г. ожидается их сокращение на 10–15% из-за замедления глобальной экономики, усиления борьбы с уклонением от уплаты налогов и падения прибыли транснациональных корпораций (ТНК). В 2017 г. мировые ПИИ возобновят рост и только в 2018 г. вернутся к уровню прошлого года.

Инвесторы разочаровались в сырьевом секторе: его доля в трансграничных сделках сократилась с 20% в 2010–2011 гг. до 4%, доля во вложениях в новые проекты уменьшилась вдвое и составила 5%. Это долгосрочная тенденция, полагает UNCTAD. Снижение цен на сырье повысило для инвесторов привлекательность других отраслей, особенно сферы услуг и обрабатывающих производств.

Сильнее всего – на 38% – упали ПИИ в страны с переходной экономикой (СНГ, Грузия, Юго-Восточная Европа). В частности, инвестиции в Россию после почти 2-кратного спада в 2014 г. сократились в 2015 г. в 3 раза, до 9,8 млрд. USD, что стало 12-летним минимумом. Тем не менее Россия по-прежнему входит в двадцатку крупнейших мировых инвесторов: по данных UNCTAD, в 2015 г. российские ПИИ составили 26,5 млрд. USD, что, впрочем, в 2,5 раза меньше, чем годом ранее. В 2015 г. вдвое рухнули и инвестиции в Казахстан. Зато ПИИ в Украину, после почти 10-кратного падения в 2014 г. из-за военного конфликта, в 2015 г. возросли почти в 7 раз и достигли 3 млрд. USD. Не лучшим образом выглядит и ситуация в Беларуси.

В СВОЕМ выступлении А.Лукашенко упомянул, что за последние 5 лет объем иностранных инвестиций в экономику вырос в 2,5 раза, при этом привлечено почти 11 млрд. USD на чистой основе. В докладе UNCTAD уточняется динамика этих достижений.

Можно припомнить, что после распродажи контрольных пакетов нескольких банков приток капитала резко сократился и не восстанавливается, а сотрудничество с ТНК, планировавшееся в 2006–2015 гг., так и не стало реальностью. Это отмечает и UNCTAD: после продажи «Белтрансгаза» в нашей стране почти не заметно трансграничных слияний и поглощений, которые служат индикатором инвестиционной активности. С тех пор тенденции на мировых рынках капитала изменились: страны emerging markets все менее интересны инвесторам. Попытки позиционировать республику как «плацдарм» для выхода на рынки ЕАЭС плохо оправдываются. Если в 2011–2014 гг. некоторые международные корпорации, в т.ч. автопроизводители, предпочли создавать производства прямо в России, чей рынок из-за своей емкости наиболее привлекателен, то в 2015–2016 гг. под давлением геополитических конфликтов и макроэкономических проблем рынки ЕАЭС стали менее интересны для ТНК.

Другая проблема заключается в том, что в Беларуси большинство крупных предприятий находится в собственности государства. Условия вложения средств в них часто не устраивают зарубежных инвесторов, если они не получают возможности контролировать производственные и финансовые процессы. Исключения носят единичный характер и не всегда заканчиваются благополучно (как, например, в случае «МОТОВЕЛО»).

СИТУАЦИЮ в инвестиционной сфере наглядно иллюстрируют показатели компаний с иностранным капиталом. На 1 января т.г. их в Беларуси насчитывалось 6787. Из них 2556 – с российским капиталом, 604 – Литвы, 528 – Кипра, 352 – Латвии, 336 – Польши, 312 – Германии, 264 – Соединенного Королевства, 202 – Эстонии, 193 – США и только 67 – Китая, который был назван на собрании нашим «основным инвестором». У 142 компаний имеются учредители из оффшорных юрисдикций, в т.ч. 4 – из Панамы и 42 – Британских Виргинских островов.

На долю компаний с иностранным капиталом в прошлом году приходилось 25,1% выручки всех организаций республики, 31,4% розничного и 20,2% оптового товарооборота, 9,7% средней численности работников, 23,2% экспорта и 45,2% импорта. Вклады в уставные фонды таких организаций составили 2448,4 млн. USD, из которых в прошлом году поступило только 199,2 млн. USD. Наибольшие суммы уставных фондов в совокупности числятся у компаний России – 611 млн. USD, Кипра – 481,8 млн., Нидерландов – 232,9 млн., Италии – 165,9 млн., Китая – 142,9 млн., Германии – 141,2 млн., Австрии – 77,6 млн., Эстонии – 60,9 млн., Соединенного Королевства – 59,8 млн., Швейцарии – 53,9 млн. USD.

При этом сумма накопленных иностранных инвестиций достигла всего 9397,2 млн. USD, тогда как отрицательное сальдо внешней торговли компаний с зарубежным капиталом только в прошлом году составило –7500,9 млн. USD. Так что пока белорусские власти надеются, что зарубежные компании принесут нам технологии для производства товаров с высокой добавленной стоимостью, их местные «дочки» обеспечивают нам дефицит внешнеторгового баланса.

 

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ