$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПЕРЕСЕЧЕНИЕ ПАРАЛЛЕЛЬНОГО ИМПОРТА©

01.03.2013

По прогнозам, в 2013 г. возрастет ввоз нелегальной продукции из Китая в страны Таможенного союза через границу между Кыргызстаном и Казахстаном. Помочь предотвратить это должны меры, разрабатываемые Евразийской экономической комиссией (ЕЭК). Среди ее задач — координация вопросов защиты прав интеллектуальной собственности, разработка механизма взаимодействия таможенных и правоохранительных органов стран ТС с компаниями-правообладателями. Проблемы борьбы с контрафактом были основной темой II международной конференции «Защита брендов в Таможенном союзе».

Несмотря на наличие Соглашения о единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности, до сих пор существуют конфликты в случае регистрации разными лицами одинаковых товарных знаков на территории государств Таможенного союза, рассказал заместитель директора Департамента развития предпринимательской деятельности ЕЭК Самат Алиев. По сути, между странами и сейчас имеются барьеры для свободного перемещения товаров, связанные с правом владения на объекты интеллектуальной собственности.

Таможенные органы сторон продолжают вести национальные таможенные реестры объектов интеллектуальной собственности. При этом в российском реестре зарегистрировано около 2,5 тыс. объектов, казахстанском — 243, белорусском — всего 63. Для эффективной защиты своих прав на территории ТС правообладателю необходимо зарегистрировать свой товарный знак в каждой из трех стран, обратившись в 6 ведомств — 3 патентных и 3 таможенных. В последних процедура упрощается путем регистрации товарного знака в Едином таможенном реестре, соглашение о котором подписано и должно защищать правообладателей посредством контроля перемещения товаров через границу ТС. Однако это соглашение не отменяет необходимости получения охранного свидетельства на товарный знак в патентных ведомствах стран ТС. А потому желающих подавать заявки на регистрацию товарных знаков в Едином таможенном реестре сегодня не находится. Специалисты надеются, что ситуацию исправит введение товарного знака Единого экономического пространства по аналогии с Евросоюзом.

Проект договора «О товарном знаке, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров на территории государств Таможенного союза», разработанный ЕЭК, предполагает предоставление одновременной правовой охраны товарного знака на территории стран ТС, подачу одной заявки в одно из ведомств по принципу «одного окна» и выдачу единого охранного документа. При этом появится возможность контроля регистрации товарного знака в целях противодействия злоупотреблениям. Для обеспечения правовой защиты интеллектуальной собственности по всему периметру ТС заявителю нужно будет обратиться всего в 2 ведомства (таможенное и патентное) вместо 6, как сейчас. ЕЭК готова взять на себя функции формирования Единого таможенного реестра и Единого реестра товарных знаков ЕЭП. Кроме того, в ЕЭК разработан проект договора о координации действий по защите прав на объекты интеллектуальной собственности, который предусматривает координацию действий таможенных и правоохранительных органов с правообладателями.

По различным оценкам, потери мировой экономики, связанные с оборотом нелегальных продуктов, составляют ежегодно от 450 до 800 млрд. USD. Их допуск на рынок подрывает доверие потребителей и наносит ущерб репутации изготовителей оригинальной продукции. Поэтому борьба с контрафактом тесно связана с организацией защиты прав на интеллектуальную собственность.

Наряду с фальсифицированной продукций контрафактом в России и Беларуси считается и параллельный импорт. Явление это неоднозначное. Одни считают, что с ним нужно бороться, позволив правообладателям тормозить любую партию контрафактного товара. Но есть иное мнение — что правообладателям предоставлен неоправданно широкий спектр прав, в частности, по контролю товарного рынка, определению объема, ассортимента и цен на импорт, что позволяет устанавливать дискриминационные условия в отношении разных стран и отдельных регионов. Соглашаясь или отказывая в праве на импорт, определяя условия поставок и ввода товаров в оборот, правообладатели могут существенно влиять на конкуренцию. Поэтому сейчас ФАС России предлагает вернуть область прав на интеллектуальную собственность в сферу антимонопольного законодательства.

В Казахстане условия для борьбы с параллельным импортом созданы, но на деле правоприменительная практика направлена на его защиту, рассказал управляющий партнер юридической компании «ELITE Legal», патентный поверенный Республики Казахстан Асылбек Абдыкулов. Этому способствует поддержание частно-правового характера отношений в области защиты объектов интеллектуальной собственности: регистрировать и защищать свои права владельцам товарных знаков приходится за свой счет. Как правило, любое приостановление выпуска товаров в обращение происходит не по инициативе таможни, а потому что правообладатель включил свои бренды в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности. Гражданское законодательство не предусматривает привлечения участников ВЭД к административной ответственности за нарушение таможенного законодательства в сфере охраны и защиты ОИС.

Нет механизма реального контроля соблюдения собственных и исключительных прав на товарные знаки в отношении товаров, выпускаемых в обращение в Казахстане. Правообладатели не могут сами отследить наличие контрафакта, нарушающего их исключительные права. Их запросы в госорганы о предоставлении информации часто не исполняются под предлогом невмешательства в частную предпринимательскую деятельность. Так что искать контрафакт приходится непосредственно в местах торговли. Однако Агентство по борьбе с экономической коррупционной преступностью не занимается защитой правообладателей от «серого» импорта. Госорганы считают, что эти вопросы должны решаться в рамках гражданского, а не уголовного судопроизводства. В результате правообладатели остались один на один с проблемой защиты своих исключительных прав на объекты ИС.

Осложняют правоприменительную практику различия в терминологии. Так, одной из целей в Соглашении «О единых принципах охраны прав интеллектуальной собственности» является борьба с международной торговлей контрафактными товарами. В Беларуси и России это понятие раскрывается в ряде законов, а в казахстанском законодательстве — отсутствует, хотя в 2003–2006 гг. оно имелось, что затрудняет преследование параллельного импорта и защиту прав на объекты интеллектуальной собственности, чем пользуются нарушители.

Несмотря на это, таможенные органы Казахстана приостанавливают ввоз товаров, признаваемых «серым» импортом. Однако при рассмотрении споров об объектах интеллектуальной собственности в порядке гражданского судопроизводства суды применяют понятие неправомерного использования товарных знаков, данное в Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Принимая во внимание, что ответчик не маркировал товарным знаком приостановленный выпуском товар, суды не находят в его действиях состава правонарушения. Аналогичная ситуация имеет место в ситуациях тождественных или сходных до степени смешения товарных знаков. Надзорная коллегия Верховного суда Казахстана признала правомерными судебные акты по делам, связанным с параллельным импортом, из-за отсутствия понятия однородности товаров. В казахстанских судах используется определение однородности товаров по аналогии с законом о госзакупках и Таможенным кодексом. Поэтому сегодня Ассоциация патентных поверенных Казахстана вместе с рабочей группой Минюста добиваются включения в гражданское законодательство понятий «тождественный», «сходный до степени смешения», «однородные товары и услуги».

Имеются расхождения в определении понятия «исчерпание исключительных прав на товарный знак», от применения которого напрямую зависит признание правомерности параллельного импорта на практике. До января 2012 г. из-за отсутствия специальных норм в этой области применялся международный принцип. Теперь действует региональный принцип исчерпания прав, при этом Казахстан с января 2012 г. дополнил ст. 19 своего закона «О товарных знаках и знаках обслуживания» нормой, которая интерпретируется как свидетельство национального принципа исчерпания прав по аналогии со ст. 1487 ГК РФ и нашим Законом от 5.02.1993 № 2181-XII «О товарных знаках и знаках обслуживания» (в ред. от 9.07.2012). Пока в Казахстане в рамках отношений с государствами — не членами ТС действует принцип национального исчерпания прав, а с Беларусью и Россией — региональный принцип.

Различная трактовка законов порождает противоречивую практику. В частности, по делам, возбужденным в рамках гражданско-правового законодательства, параллельный импорт не запрещен, тогда как по административному праву его можно преследовать. Для признания параллельного импорта правомерным ключевыми признаются несколько обстоятельств. Во-первых, суды, отказывая в удовлетворении требований правообладателям, исходили из того, что ввозимый товар является оригинальным, поскольку товарный знак размещен самим правообладателем, а не воспроизведен третьими лицами. В таком случае есть спор об условиях торговли тем или иным товаром. Второе обстоятельство — ввод в оборот маркированного товара либо владельцем товара, либо с его согласия третьим лицом. Так, правообладателю было отказано в удовлетворении иска о признании незаконным ввоза в Казахстан вермута Martini bianco, обозначенного охраняемым товарным знаком Martini. При этом суд исходил из того, что производители использовали свои права интеллектуальной собственности, поместив охраняемый товарный знак на произведенную продукцию и получив соответствующую цену на товар (так называемая доктрина первой продажи). Следовательно, поскольку договор продажи не содержал никаких ограничений права на дальнейшую продажу, то у ответчика, купившего данный маркированный товар, возникли права на его дальнейшую продажу, в т.ч. на параллельный импорт.

Третья причина признания параллельного импорта правомерным — различная стоимость товаров, предлагаемых к продаже самим правообладателем либо его официальными дистрибьюторами на территории Казахстана, в сравнении с ценой, которая предлагается «серыми» импортерами и которая ниже установленной правообладателем. В этой связи в судебной практике действия правообладателей по подаче исков о защите товарного знака интерпретируют как действия о пресечении торговли оригинальной продукцией, как совершение недобросовестных действий, направленных на ущемление законных прав и интересов лиц, ведущих аналогичную предпринимательскую деятельность, и признают это актом злоупотребления своим правом, отметил А.Абдыкулов.

Интересно, что Европейская комиссия регулярно предъявляет претензии правообладателям, которые запрещают дистрибьюторам продавать товар в какую-либо страну, что приводит к росту цен. Речь здесь идет не о лишении исключительного права, а о возможности пресечения злоупотребления этим правом.

Тем не менее параллельный импорт создает немало проблем. У правообладателей возникают трудности с маркетингом, поскольку параллельные импортеры и дилеры, не инвестируя в продвижение продукции, «паразитируют» на известности бренда и рекламе, за которую не платили. Официальные дистрибьюторы, напротив, вкладывая значительные средства в бренд и клиентский сервис, оказываются в менее выгодном положении. Неофициальные дилеры порой вообще не заботятся о клиентском сервисе и качестве товара, нанося тем самым ущерб потребителям и репутации правообладателя.

С этой точки зрения параллельный импорт можно рассматривать как недобросовестную конкуренцию.

Представитель Международной ассоциации товарных знаков (INTA) Игнасио Ласаро считает, что важно усилить полномочия таможенных органов ТС в борьбе с контрафактом. Радикальной мерой, по его мнению, является «уничтожение контрафактных товаров по решению суда вне согласия импортера». Это позволит правообладателям сэкономить средства, направляемые на защиту своих прав. По данным INTA, много контрафакта из Китая попадает в ТС через особые экономические зоны, зачастую мелкими партиями. Поэтому важно наделить таможенные органы полномочиями уничтожать их на месте. Кроме того, необходимо останавливать транзитный контрафакт. Выработке глобальных мер по борьбе с контрафактной продукцией будет посвящена международная конференции INTA, которая пройдет в апреле в Стамбуле.

Оксана КУЗНЕЦОВА


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях