$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

ПЕРЕСЧЕТ БЕДЫ НЕ ЧИНИТ

30.12.2011

Один из ключевых вопросов уходящего года: нужно ли считать экономику нашей страны гиперинфляционной и что следует из этого признания? Своим мнением по этому поводу делится директор по консалтингу компании BDO в Беларуси Александр ЗАГОРСКИЙ.

В экономической теории вопрос о том, что следует понимать под гиперинфляцией, неоднозначен. Дело в том, что в классическом понимании гиперинфляцией считают инфляцию с высокими либо чрезвычайно высокими темпами, которая ведет к развалу товарно-денежного обращения и финансовой системы страны из-за потери доверия к деньгам. Деньги утрачивают свои функции меры стоимости, средства обращения, накопления и платежа. Гиперинфляцию могут сопровождать дефолт государственного долга, массовые банкротства, рост бартера и иных неденежных расчетов. При этом количественными признаками гиперинфляции в одних источниках называется рост цен свыше 2000% в год, в других — более 50% в месяц. С этой точки зрения в Беларуси наблюдается галопирующая инфляция, что тоже достаточно неприятно.

Свои критерии признания экономики гиперинфляционной даны и в МСФО. Так, в IAS 29 «Финансовая отчетность в условиях гиперинфляции» предписан пересчет данных, если, по мнению руководства предприятия, деньги теряют покупательную способность с такой скоростью, что сопоставление сумм операций и других событий, произошедших в разное время даже в пределах одного отчетного периода, будет вводить в заблуждение. В IAS 29 установлен количественный показатель, свидетельствующий о необходимости такого пересчета, — достижение индекса роста цен в стране 100% за три года (или около 26% в год). В Беларуси этот уровень превышен, а прогноз инфляции в 2012 г. на уровне 19–22% достаточно близок к предельному порогу. Кроме того, к сожалению, в республике наблюдаются и качественные признаки гиперинфляции.

Таким образом, при формировании отчетности, составляемой в соответствии с МСФО, у руководства предприятий, функциональной валютой которых является белорусский рубль, есть все основания для применения IAS 29. Однако это делает отечественную экономику гиперинфляционной лишь с точки зрения бухгалтерских последствий.

Отметим, что Комитет по МСФО не делегировал прямо компаниям «Большой четверки» право принимать решение о применении IAS 29. В самом стандарте тоже не определено, кто должен решать этот вопрос. У нас, как и во всем мире, за подготовку финансовой отчетности отвечает руководство предприятия. Ему и решать. Однако если не применять IAS 29, аудиторы могут признать отчетность недостоверной.

Но если функциональная валюта отчетности предприятия не белорусский рубль, а валюта страны с низкой инфляцией, то применение IAS 29 не требуется. Правда, функциональную валюту (т.е. используемую в основной экономической среде, в которой работает предприятие) изменить не так-то просто. Более того, МСФО прямо запрещает делать это для того, чтобы избежать пересчетов, предусмотренных IAS 29. Другое дело, если такое изменение обосновано, о чем говорится в IAS 21 «Влияние изменений обменных курсов валют». При определении своей функциональной валюты предприятие прежде всего должно учитывать:

– валюту, которая больше всего влияет на цены товаров и услуг (часто таковой является валюта, в которой установлены цены и производятся расчеты за продажу товаров и услуг его производства);

– валюту страны, чьи условия конкуренции и нормативная база в основном определяют продажные цены на товары и услуги;

– валюту, которая в основном определяет затраты на оплату труда, материалы и прочие затраты, связанные с предоставлением товаров и услуг предприятия (часто таковой является валюта, в которой определены такие затраты и в которой производятся расчеты).

По моему мнению, только в очень редких случаях белорусские компании могут подтвердить и обосновать применение иной, нежели белорусский рубль, валюты в качестве функциональной. Но отметать такую возможность без анализа каждого конкретного случая я бы не стал.

Основная идея IAS 29 состоит в том, что оценка всех показателей отчетности должна быть приведена и представлена в единицах измерения, действующих на конец отчетного периода. Показатели, которые уже выражены в таких единицах измерения, пересчету не подлежат (например, деньги, краткосрочная дебиторская и кредиторская задолженность на конец отчетного периода). Все остальные показатели (например, основные средства, запасы, уставный капитал, статьи отчета о совокупном доходе) пересчитываются. Сравнительные показатели за предыдущий отчетный период также должны быть пересчитаны с использованием общего ценового индекса и представлены в единицах измерения, действующих на конец отчетного периода. То есть все показатели за прошлые годы (включая и денежные средства) пересчитываются, чтобы они были сопоставимы. Только тогда имеет смысл анализировать отчетность. Пользы от нее гораздо больше, нежели если бы цифры были указаны в своем номинальном выражении. И предприятие будет считаться прибыльным только в том случае, если покупательная способность его капитала на конец года выше, чем на начало года. Соответственно, для того чтобы заработать прибыль, нужно обеспечить прирост капитала (без учета взносов владельцев) на уровне, превышающем инфляцию. Такая картина была бы весьма полезна особенно тем компаниям, которые получили высокую прибыль вследствие девальвации и намереваются выплачивать дивиденды или строят оптимистичные прогнозы на следующий год исходя из сумасшедшего роста номинальных показателей в текущем году по сравнению с предыдущим.

Так что можно сказать, что пересчет в соответствии с требованиями IAS 29 — это объективная оценка работы предприятий, в чем они и их собственники должны быть заинтересованы больше других.

Безусловно, признание Беларуси страной с гиперинфляционной экономикой не улучшает ее инвестиционную привлекательность. Однако это нельзя считать «черной меткой» с какими-то роковыми последствиями. Ведь белорусского инвестора, пришедшего в бизнес в 90-х — начале 2000-х, инфляцией в 120% за год не испугаешь. Опыт и навыки работы в таких сложных условиях не утрачены. Яркий пример тому — насколько быстро национальные компании адаптировались к ситуации на валютном рынке весной–летом 2011 г. — как говорится, руки еще помнят, что делать.

Для иностранного инвестора, конечно, сведения об инфляции в стране важны. Но я бы не преувеличивал значимость исторических данных, причем только по одному макроэкономическому показателю. Иностранные бизнесмены при рассмотрении вопроса о входе на рынок Беларуси более всего желают знать прогноз властей по инфляции, желательно лет на пять. Бизнесу важно понимать, какие цели ставят перед собой власти страны, как намерены их достигать и насколько реальны эти планы. Поэтому, если правительство сможет доказать, что оно способно делать точные прогнозы и выдерживать их на приемлемом уровне (желательно с помощью прозрачных и понятных инвесторам механизмов), то этот фактор сможет перекрыть удручающую статистику уходящего года.

К тому же, говоря об инвестиционной привлекательности, не стоит забывать, что влияние инфляции на инвестиции в разных отраслях экономики различно. Безусловно, наибольшему давлению тут подвержены финансовый сектор и компании, работающие исключительно на внутренний рынок. Те, кто больше связан с внешними рынками, могут даже получить некоторую выгоду. Если же речь идет о стратегическом инвесторе, приходящем в конкретные отрасли и предприятия, то его в большей степени интересует ситуация именно там.

В заключение остановимся еще на одной популярной у нас «инвестиции» — на кредитах и займах. В данном случае на возможность привлечения заемных средств сильно влияет рейтинг страны и компании, качество залога, а также общее состояние рынка долгового капитала. Эти факторы гораздо важнее инфляции.