$

2.1364 руб.

2.4873 руб.

Р (100)

3.1332 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Исследования

ПЕРЕПУТАННЫЕ ПРУЖИНЫ-©

28.03.2014
что создает экономический рост
 

Инструменты восстановления роста ВВП нуждаются в замене. По мнению отечественных экономистов Дмитрия Крука и Катерины Борнуковой, в предыдущие годы экономика Беларуси росла преимущественно за счет накопления капитала. Такой рост не мог быть устойчивым, и его затухание естественно. Неэффективное распределение капитала между отраслями мешало росту производительности, причем больше всего — в экспортно ориентированных отраслях, что стало ключевой причиной хронического внешнего дефицита.

Еще недавно Беларусь была одним из лидеров по росту экономики среди стран Центральной и Восточной Европы. В 2003–2012 гг. ВВП в среднем рос на 7,1%, а в «тучные» 2003–2008 гг. — даже на 9,5%. Но это происходило на фоне централизованного распределения ресурсов, прямого контроля государства на факторных и товарных рынках, слабых институциональных и инфраструктурных реформ. Это и есть «особый путь» Беларуси, отличающий его от главной парадигмы развития переходных стран: прогресс в рыночных реформах обеспечивает устойчивый рост. При этом не стоит переоценивать роль российских нефтегазовых преференций и привилегированного доступа на рынок РФ. Они были лишь одним из факторов, связанных с некоторым приростом производительности. В одном из исследований МВФ отмечалось, что рост в Беларуси был преимущественно обеспечен накоплением капитала: из 8,3% среднего прироста выпуска в 2001–2008 гг. вклад капитала составил 4,8 п.п., а производительности — только 3 п.п. Д.Крук и К.Борнукова пришли к схожему выводу, проанализировав тенденции роста экономики в 2006–2012 гг.

Отметим, что рост, основанный на накоплении капитала, широко распространен в рамках концепции «догоняющего развития». Это было присуще в 60–90 гг. XX века большинству «азиатских тигров», правда, там рост на основе капитала сопровождался средним уровнем роста производительности. В отличие от них, в Беларуси накопление капитала оказалось едва ли не единственным фактором роста, тогда как вклад производительности был близок к нулю (см.табл.1)
 
Таблица 1. Смотрите в печатной версии "ЭГ"

Чрезмерная роль капитала в обеспечении роста значительно ухудшает общую картину. Рост за счет расширения производственных мощностей имеет место, когда отдача на капитал выше, чем издержки на его использование. Однако по мере снижения отдачи на капитал из-за накопления дополнительного капитала эта стратегия исчерпывает себя и для дальнейшего роста требовалось все больше денежных вливаний. Заметим, что как только потенциал накопления капитала иссяк, в 2009–2013 гг. темп экономического роста сначала резко снизился, а теперь и вовсе ушел в «минус». При этом предельная производительность капитала (т.е. его отдача) упала с 37,6 в 2005 г. до 20,7 в 2012 г.

Такой диагноз характерен как для экономики в целом, так и для отдельных ее отраслей (определенными исключениями являются строительство, связь и финансы), причем на отраслевом уровне нехватка производительности идентична нехватке конкурентоспособности. Исследователи не выявили четкой закономерности в росте производительности между отраслями, производящими «торгуемые» и «неторгуемые» товары. Но соотношение в тенденциях производительности между ними — один из основных факторов для валютной стабильности. Следовательно, в Беларуси, в отличие от большинства переходных стран, как минимум нет предпосылок для удорожания реального обменного курса.

В теории для всех факторов производства на отраслевом уровне при эффективном распределении должна быть положительная взаимосвязь между приростом капитала и ростом производительности, который приносит дополнительную отдачу и способствует привлечению инвестиций. Однако в белорусской промышленности все наоборот: сокращение основных факторов производства происходило на фоне роста капитала, что свидетельствует о его неэффективном распределении (которое, как известно, идет в основном административно-командными методами).

В отраслях рост труда может быть пропорционален росту производительности или, наоборот, — в зависимости от стартовых условий. Иными словами, в ряде отраслей в случае избыточной занятости рост производительности сопровождается сокращением трудовых ресурсов. Но в целом качество их распределения на рынке труда не оптимально, хотя здесь, по мнению Д.Крука и К.Борнуковой, искажения существенно меньше, чем на рынке капитала.

Исследователи оценивают потери из-за неэффективного распределения капитала в 5–10% от фактического уровня выпуска (в зависимости от набора отраслей), а из-за искажений на рынке труда — в 1–3%. Например, в результате директивного кредитования происходят прямые потери в эффективности распределения: неэффективные заемщики имеют избыток капитала и ухудшается их система стимулов, а эффективным заемщикам не хватает капитала. В результате возникает недостаток ликвидности и теряется эффективность финансовой системы. В результате дополнительное накопление капитала становится причиной потерь в эффективности.

Наглядно демонстрирует отставание нашей страны в конкурентоспособности сопоставление уровней производительности, например, с признанным европейским лидером в этой сфере — Швецией и имевшей сходные с Беларусью стартовые условия Чехией, считающейся образцом успешной трансформации к рыночной экономике. Чехия имеет более высокий уровень дохода (в 2010 г. ВВП по ППС Чехии был в 1,73 раза выше белорусского) и теоретически должна приближаться к технологическому барьеру медленнее, чем мы. Однако в «гонке производительности» Чехия более успешна: в 2005–2009 гг. она сократила разрыв со Швецией на 13 п.п., тогда как Беларусь — только 9 п.п.

В отраслевом разрезе одна из наиболее ярких закономерностей: лидерами в уровне относительной производительности являются сектора, производящие неторгуемые товары и услуги (торговля, финансы), тогда как отрасли, наиболее вовлеченные во внешнюю торговлю, являются аутсайдерами (табл. 2).

Таблица 2. Смотрите в печатной версии "ЭГ"

Сложившаяся картина во многом объясняет проблемы с конкурентоспособностью Беларуси и перманентный рост внешнего дефицита. Интересно, что ряду лидеров в уровне относительной производительности присущи либо рентный характер производства (химическая промышленность), либо активное использование стимулирующих мер. Например, в отношении производства продовольствия государство активно использует политику «ценовых ножниц», что повышает уровень производительности в отрасли, но снижает его в АПК.

В долгосрочном периоде для большинства стран актуальна тенденция ликвидации разрыва в производительности в тех отраслях, где он наиболее велик, т.е. в производстве торгуемых товаров. Но в Беларуси это не происходит, а потому при инерционном сценарии проблемы недостатка внешней конкурентоспособности и роста внешнего дефицита будут только усугубляться, предупреждают авторы исследования. Это схоже с «голландской болезнью», отдельные симптомы которой присущи для Беларуси.

Авторы исследования считают, что безусловным приоритетом экономической политики Беларуси должен стать рост производительности. По их мнению, огромный потенциал стимулирования этой задачи в стране остается незадействованным. В краткосрочной перспективе нужно повысить качество распределения ресурсов, в более долгосрочной — устойчивый рост производительности возможен за счет адаптации технологий, создания эффективной системы экономических стимулов, повышения качества менеджмента, совершенствования институциональной среды, инфраструктуры и качества экономической политики. Такая стратегия может обеспечить более высокий рост ВВП, чем попытка обеспечить рост производительности за счет накопления капитала — особенно учитывая предыдущий опыт ее воплощения в Беларуси. Наконец, издержки (через призму финансовых затрат и формирования угроз для макроэкономической стабильности) между двумя этими стратегиями несопоставимы. В первом случае прямые финансовые затраты и краткосрочные риски минимальны, тогда как второй вариант требует генерирования новых источников финансирования инвестиций, что может стать угрозой для макроэкономической стабильности.

Оксана КУЗНЕЦОВА