$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Перемен! Медлить нельзя

09.01.2009

     2008-й год прошел под знаком налаживания конструктивного диалога между правительством и бизнесом. Показательным событием стало августовское совещание у премьер-министра Сергея Сидорского, на которое были приглашены представители предпринимательских структур. Однако многие предложения не сразу приняли форму нормативных актов, иные и вовсе остались идеями. На помощь реформаторам пришел мировой кризис: на уровне руководства страны заявлено о необходимости скорейшей либерализации экономики.

    Последние дни года были отмечены интенсивной работой по изменению действующего законодательства. Всего, по информации правительства, разработано несколько десятков проектов нормативных актов. Среди них немало инициированных бизнес-общественностью. В числе активных участников процесса совершенствования хозяйственного законодательства — Бизнес-союз предпринимателей и нанимателей им. Кунявского. Прокомментировать результаты совместной работы в этом направлении мы попросили председателя союза Георгия БАДЕЯ.

— Да, мы принимали активное участие в деятельности рабочих групп: по совершенствованию налоговой системы, КоАП, устранению административных барьеров, регулированию заработной платы. Что касается рабочей группы по ценообразованию, то ее, по поручению Совмина, возглавил я лично. И тем не менее полного удовлетворения нет. Хотелось бы, чтобы результаты были более значимыми.

    Так, в протоколе поручений премьер-министра по итогам августовского совещания на Белкоммунмаше нашли отражение практически все вопросы, поднятые нами. Но, к сожалению, немногого удалось достичь впоследствии при отработке предложений в министерствах и ведомствах. Мы чувствуем определенный тормоз на этом уровне. Создается впечатление, что основная причина — их аппарат боится остаться без работы, потеряв жесткий контроль над теми или иными сферами хозяйственной деятельности.

    Взять, к примеру, ценообразование. Все понимают, что цены надо отпускать, переходить в правовое поле Закона «О ценообразовании». Но одновременно говорят: давайте мы будем это делать не сегодня, а в 2010-м, 2011-м годах. Хотя эти вопросы надо было решать еще вчера. Примерно такое же отношение и к совершенствованию налоговой системы, формированию заработной платы, нормированию расходов на маркетинговые, рекламные, консультационные услуги. В свое время еще бывший министр финансов Николай Корбут обещал: в 2008 г. все эти вопросы будут решены, но до сих пор они остались. И даже многие переносятся с 2009-го на 2010 год.

— Парадокс. На уровне руководства правительства есть понимание и одобрение, а в подчиненных министерствах тормозят. Почему?

— Понимание есть, но настойчивости в реализации намеченного не наблюдается. На мой взгляд, объясняется это боязнью принять решение и нести за него ответственность. Кроме того, наблюдаются разногласия и на самом верху. Приведу пример. Мы обсуждали с премьером и его заместителями вопрос ценового регулирования. У главы правительства одно мнение, у его заместителей — несколько иное. Надо еще смотреть на то, как многие идеи воспринимаются в Администрации Президента. Очевидно, отсутствие единой точки зрения и тормозит принятие многих решений.

— Нынешний кризис — уникальное время для продвижения различного рода реформ…

— Действительно, время уникальное, заставляет переоценить многие ценности. По крайней мере сейчас не приходится уже доказывать, что развитие предпринимательства (негосударственного бизнеса) — это путь, который позволяет повысить эффективность экономики, ее устойчивость к кризисным явлениям.

    Вместе с тем смущает, к примеру, факт, что антикризисный план Совмина не был вынесен на обсуждение с бизнесом. Более того, на нем стоит гриф «для служебного пользования». Как можно принимать столь серьезные документы, не поинтересовавшись мнением субъектов хозяйствования?

    Тревогу вызывает и то, что решения принимаются в экстренном порядке. Называются цифры: до конца года правительство должно принять несколько десятков нормативных актов. Вместе с тем количество не всегда гарантирует качество.

    Скажем, подготовлен проект декрета по лицензированию. К сожалению, пока я не вижу там подвижек. Боюсь, что если он будет принят в имеющемся виде, то станет только хуже. К слову, нынешний Декрет № 17 в целом нормальный: ограничивает количество лицензируемых видов деятельности, систематизирует их. Правда, под каждый вид деятельности приняты соответствующие постановления Совмина, утвердившие положения по лицензированию. А они разрабатывались министерствами и ведомствами, которые и сегодня боятся потерять тотальный контроль. И если раньше на уровне Совмина можно было внести какие-то изменения в положения, исправить допущенные ошибки, то с принятием декрета сделать это будет значительно сложнее. Иными словами, ошибки, допущенные разработчиками, могут быть законсервированы на долгое время.

    Надо было бы провести ревизию по каждому положению, «вычистить» все ненужное. Почему, к примеру, помимо одной лицензии на деревообработку нужна дополнительная на производство вагонки, половой доски и других пиломатериалов? В этом году у одного из членов БСПН аннулировали лицензию по переработке рыбы. Причина — специальное разрешение имеет еще десяток подвидов, описывающих, что с этой рыбой можно делать. И стоило чуть-чуть отклониться в сторону — сразу же наказали.

Хотелось бы, чтобы решение о либерализации отрабатывалось так, чтобы в будущем не создавались дополнительные трудности.

    А по большому счету либерализацию надо начинать с принципиальных вещей. Не секрет, что сегодня практически до каждого предприятия доводятся прогнозные показатели по объемам производства, складским запасам и прочее. Так вот, прежде всего надо отказаться от директивного планирования, дав субъектам хозяйствования, руководителям предприятий право самостоятельно решать эти вопросы.

    Мне кажется, вся проблема в том, что наши министерства занимаются не тем, чем надо. Их главная функция — расписать задания и контролировать выполнение. В то время как истинной задачей должна быть помощь предприятиям, обеспечение для них соответствующих условий. Либерализация произойдет тогда, когда мы пересмотрим функции органов госуправления.

— Георгий Петрович, что в первую очередь необходимо усовершенствовать, чтобы в стране были созданы действительно благоприятные условия для ведения бизнеса?

— Основной вопрос, который мы ставили, — это снижение налоговой нагрузки, упорядочение налогооблагаемой базы. Очень смущают инновационные фонды, отчисления в которые по сущности являются такими же оборотными налогами, как, к примеру, сбор в фонд поддержки сельхозпроизводителей. Правительство уже года три обещает убрать все оборотные налоги. И хотя ставки снижаются, но тем не менее и на 2009 год они остаются.

    Второй принципиальный вопрос — ценообразование. Ни один инвестор не может просчитать будущую прибыль, если существует жесткое ценовое регулирование, которое способно исказить любые расчеты.

    Надо полностью менять подходы в контрольной деятельности. Да, введен временный мораторий на проверки. Это хорошо. Но полностью проблема пока не решена.

    Статистика утверждает: контролирующие органы выявляют различные нарушения у 80% проверенных субъектов. Цифра не может не настораживать. У нас что, подавляющее большинство — преступники и нарушители? Или такие у нас законы и контролеры?

    Одна из бобруйских организаций в этом году неудачно провела сделку. В России закупили каучук, заплатили деньги, однако грузовик с товаром до Беларуси так и не дошел. Завод не получил сырье, потеряв на этом около 0,5 млн. USD. Казалось бы, можно только посочувствовать. Что же наши уважаемые контролирующие органы предприняли? Оштрафовали эту организацию за неисполнение контракта еще на 0,3 млн. USD. Ладно, если бы спрятали, уворовали деньги. Но они ведь судились с той фирмой по поставке, и это всем известно. Такие действия контролеров неправомочны и алогичны.

    Комплексный подход в либерализации должен предусматривать принцип не наказания, а предупреждения.

    Почему субъект хозяйствования должен держать сегодня в кассе рубль, а не два? И этот рубль он может держать только в течение двух дней? Если сотрудник вернулся из командировки и не сдал три доллара — значит, его надо оштрафовать на 300 долларов? А почему наказывают организации, если они не приняли на работу бомжа? И ни у кого не возникает вопроса: почему бизнесмен должен брать на себя решение задач, закрепленных за государством? Ведь он платит налоги, за счет которых решаются социальные вопросы, в т.ч. оказывается помощь бездомным и малоимущим. Да, бизнес должен быть социально ответственным, и он ответственен, поскольку платит налоги.

    Не решив проблемы по сути, мы не получим должного эффекта от каких бы то ни было нормативных актов. Поэтому хотелось бы видеть принципиальные изменения в нашей хозяйственной политике. Только решительные реформы способны сделать правительство и бизнес партнерами, укрепив экономику всей страны.

Беседовал Александр ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях