$

2.1336 руб.

2.4185 руб.

Р (100)

3.1868 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Перекресток мнений: пора выбирать направление©

27.11.2015

За 25 лет своего существования РОО «БНПА» всегда стремилось быть консолидирующей площадкой конструктивных предпринимательских кругов Беларуси, способствовать привлечению инвестиций и развитию деловой инициативы, продвигать интересы бизнеса во взаимодействии с органами исполнительной и законодательной власти республики, активно сотрудничать с другими общественными организациями.

Открывая собрание, председатель БНПА Александр Швец отметил, что белорусское деловое сообщество вполне «дозрело» до проведения реформ в отечественной экономике. Более того, для многих предпринимателей очевидно, что они запаздывают. Правда, далеко не все ясно представляют себе, в чем должны заключаться изменения и какова будет их цена. Поэтому, прежде чем начинать реформы, нужна серьезная подготовка: законодательная, организационная, информационная. Необходим диалог власти, бизнеса и остального общества, чтобы было ясно, что и зачем делается. При этом важно, чтобы мнение бизнеса было не только услышано, но и учтено в принимаемых решениях. Здесь чрезвычайно важна роль деловых союзов, которые для того и существуют, чтобы аккумулировать мнение предпринимателей и донести его до правительства, подчеркнул А.Швец.

К сожалению, далеко не все бизнесмены признают эту роль деловых союзов. Они так и не стали в Беларуси по настоящему массовыми. Соответственно, их материальные, а следовательно, и все остальные возможности слишком ограничены, чтобы в полной мере выполнять функции по защите бизнеса, влиять на власть и процесс законотворчества. Те союзы, которые не получают зарубежные гранты, едва сводят концы с концами. Поэтому им сложно всерьез заниматься, скажем, оценкой регуляторного воздействия нормативных актов на бизнес, привлекая квалифицированных экспертов. Если такие мероприятия и проводятся в рамках общественного обсуждения проектов актов законодательства, в т.ч. на заседаниях общественно-консультативных и (или) экспертных советов, то практически на одном энтузиазме.

ДЛЯ основной массы предпринимателей очевидно, что для стабильного развития их бизнеса нужны существенные перемены в антимонопольном регулировании, налогообложении, а главное – в защите собственности. Сегодня в республике 70–80% собственности является государственной и управляется чиновниками. Неэффективность этой системы подтверждается финансовыми показателями многих госпредприятий, систематическими провалами инвестпроектов, объявленных приоритетными и профинасированных из бюджета. К тому же невозможно предотвратить вывод активов госсектора в «сателлитный» частный бизнес, создаваемый под покровительством отдельных чиновников.

Исправить это положение может только приватизация и принятие самых серьезных мер по защите частной собственности. Можно привести множество примеров, когда судебные решения в пользу одной из сторон принимались исключительно благодаря ее государственному статусу, в т.ч. по имущественным и долговым спорам, напомнил А.Швец.

Нет смысла «вытаскивать» госпредприятия с явно низкой эффективностью, защищать от конкурентов и кредиторов, оплачивая за счет остальных налогоплательщиков покрытие их убытков. Правда, по мнению А.Швеца, сегодня вряд ли целесообразно полностью лишать такие компании «государственного патроната». Но принимать меры по повышению их эффективности необходимо. В т.ч. путем приватизации, хотя бы для того, чтобы разгрузить бюджет от непосильного бремени господдержки.

Заметим, что перемены в структуре собственности обязательно «тянут» за собой необходимость институциональных реформ, предполагающих изменение правил, регулирующих не только экономические, но и все остальные общественные отношения. Именно такие изменения и пугают более всего не только многих чиновников, но и часть предпринимателей – в основном тех, чей бизнес построен на «дружественных» отношениях с государством, эксклюзивном доступе к материальным и финансовым ресурсам. Поэтому их пугает перспектива таких перемен, как, скажем, переход от директивного кредитования к рыночному, открытый и равноправный выбор поставщиков и участников госпрограмм. Это никак не устраивает и руководство ряда промышленных и сельскохозяйственных предприятий, прочно подсевших на «иглу» господдержки и протекционизма. Вместе они составляют мощное лобби, готовое бороться с любыми попытками изменить привычный порядок. Самый простой и многократно опробованный вариант здесь – добиться затягивания различных изменений на годы в надежде, что о них забудут или удастся успеть адаптироваться. Но сегодня этого недостаточно. Ведь самая большая угроза для бенефициаров господдержки – ограничение финансирования, в котором они нуждаются непрерывно. Поэтому едва ли не главной мишенью становится жесткая денежно-кредитная политика Нацбанка. Обвинять регулятора и «жирующие» банки в недостаточной поддержке реального сектора всегда было модно. Но традиционные упреки сегодня пытаются подкрепить чем-нибудь посолиднее эмоций.

С одной стороны, невозможно отрицать, что немалое число предприятий убыточно и неплатежеспособно. При этом в реальности их гораздо больше, чем по официальным данным. Как сообщил на конференции заместитель председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации Георгий Гриц, сегодня можно ставить вопрос о целесообразности существования примерно 500 предприятий, где работает свыше 130 тыс. человек. Правда, уже прозвучал тезис о том, что эффективность рабочих мест важнее их сохранения, но вряд ли кто-либо в республике рискнет взять на себя ответственность за столь масштабные сокращения персонала. Избежать его можно только в случае оживления экономики. С другой стороны, реальных источников для этого не видно. Поэтому кажется весьма соблазнительным любой путь, который позволил бы не только выйти из стагнации, но и вернуться к былым темпам роста, не прибегая к ломке нынешней социально-экономической модели, – благо, на свете достаточно теорий, способных подкрепить подобный вариант.

В качестве примера Г.Гриц напомнил последний доклад ЮНКТАД «О торговле и развитии», наполненный утверждениями о неэффективности частного капитала, ориентированного на извлечение сиюминутной прибыли, а не на долгосрочные производительные инвестиции, о политической ангажированности рейтинговых агентств и вынужденной сверхзависимости развивающихся стран от денежной политики и спроса США, ЕС, Великобритании и Японии. В докладе подвергалась резкой критике политика денежно-кредитного стимулирования спроса в развитых странах. Авторы доклада считают, что это лишь заставило компании направлять прибыль на выплату дивидендов и приобретение финансовых активов, а не на увеличение капитальных вложений. ЮНКТАД призвала радикально реформировать мировую финансовую систему, в которой наблюдается рост теневого банкинга, сверхвысокая концентрация активов и преобладают «разрушительные для производительных инвестиций спекулятивные интересы». Ее альтернативой и источником длинных денег в докладе называют региональные банки развития и государственно-частное партнерство. Центробанкам развивающихся стран ЮНКТАД предложила отказаться от накопления валютных резервов, которые якобы лишь увеличивают отток капитала, от экспортных стратегий развития, сосредоточиться на стимулировании внутреннего спроса и расширении региональной кооперации в торговле и инвестициях (при этом особенно приветствовалось расширение ЕАЭС). Надо отметить, что многие авторитетные экономисты сочли доклад ЮНКТАД леворадикальным и противоречащим реальности. Но его идеи в ряде стран были восприняты с удовлетворением. Еще «левее» выглядят рецепты, содержащиеся в наполненном антизападной риторикой докладе российского академика Сергея Глазьева на заседании «Столыпинского клуба». Здесь предлагается усилить роль государства, начать эмиссионное кредитование предприятий, ввести жесткое валютное регулирование, отказаться от расчетов в долларах, в т.ч. во внешней торговле, ограничить спекулятивные операции, в т.ч. налоговыми мерами. По мнению Глазьева, резкий рост денежной массы (7,5 трлн. RUB в течение 5 лет) не приведет к увеличению инфляции, поскольку ее направление в реальный сектор обеспечит бурный рост экономики. Академик проигнорировал тот факт, что для появления этого роста даже при наличии масштабных инвестиций потребуется несколько лет, а инфляционный эффект проявится буквально в течение нескольких месяцев и «съест» все усилия предприятий. В результате вместо обещанного роста можно скатиться в стагфляцию, выбираться из которой будет еще тяжелее, чем из нынешнего кризиса. Сторонники эмиссионного пути уверяют, что выпущенные деньги обеспечиваются ресурсами страны и активами предприятий, но умалчивают (или вообще не понимают), что обеспечение может быть только ликвидным.

Подобные предложения как альтернатива реформам, заранее заклейменным как либеральные, могут привлечь немало сторонников среди чиновников. Остается надеяться, что в правительстве и Нацбанке достаточно профессионалов, способных удержать страну от столь рискованных экспериментов.

Леонид ФРИДКИН