$

2.0500 руб.

2.2613 руб.

Р (100)

3.1842 руб.

Ставка рефинансирования

9.50%

Социум

Пенсионная реформа: как избежать тупиков?

18.06.2002
В нашей Конституции очерчен круг лиц, нуждающихся в материальной поддержке. И надо отметить, государство предпринимает огромные усилия для того, чтобы оказать ее. Задержки с выплатой пенсий и пособий случались крайне редко и длились не более двух недель. Однако в нынешнем году ситуация серьезно осложнилась. В Фонд социальной защиты населения, 80% которого расходуется на пенсионное обеспечение, направляется значительная часть бюджетных поступлений -- большая, чем в какой-либо другой постсоветской республике. Но средств в "копилке" не хватает. В марте резервы фонда составляли всего 15% от месячной потребности, и выплаты шли, что называется, прямо "с колес".

Утвержденная Президентом Программа социально-экономического развития на 2001--2005 годы предусматривает, что пенсия должна составлять не менее 48% от средней зарплаты. Однако вряд ли этот прогнозный показатель осуществим. Республиканский бюджет на 2002 год принят с дефицитом почти в 345 млрд. руб., то есть расходные статьи обеспечены только на 91%.

Существующая пенсионная система, основанная на распределительном принципе, не выдержала испытания временем. Она базируется на солидарности поколений: тот, кто трудится сегодня, отдает часть своего заработка тем, кто трудился вчера. Беда, однако, в том, что нация стареет. А мировой опыт свидетельствует, что экономически активная часть населения может содержать ветеранов, если соотношение между работающими и пенсионерами 3:1. Как только берущих становится больше, рука дающих поневоле оскудевает.

В последнее десятилетие занятость у нас сокращалась, а число нетрудоспособных росло, и сейчас на 4,5 млн. работников приходится 2,6 млн. пенсионеров. Время работает против нас. Вскоре уйдут на отдых дети послевоенного демографического бума, но им нет полноценной замены. С конца 1980-х годов рождаемость падает и все меньше предвидится заявок на рабочие места. К 2010 году численность тружеников и едоков сравняется.

Бремя социальных расходов, которые ложатся на плечи работающих, не было бы столь тяжким, если бы люди получали достойное вознаграждение, но большинство имеет мизерные зарплаты и не в состоянии пополнить пенсионный "котел" до нужной отметки.

Распределительная или, как ее иначе называют, сберегательная пенсионная система оказалась заложницей социально-экономического кризиса. В том, что ее надо обновлять и менять, ни у кого нет сомнений. Три месяца назад правительство приняло Программу реформирования пенсионного законодательства. Ее предполагают осуществить в два этапа: в 2002 году укрепить финансовую базу нынешних страховых пенсий, а в 2003--2004 годах создать накопительный фонд, то есть механизм самообеспечения людей на старость.

Совет Министров завершает работу над пакетом законопроектов, которые поступят в Палату представителей. О содержании этих документов пока рано говорить, тем более, что среди парламентариев и экспертов существует большой разброс мнений. Споры ведутся вокруг двух проблем -- насколько радикальной должна быть реформа и как быстро мы сможем ее реализовать. Поскольку дискуссия лишь начинается и депутаты не успели согласовать свои критерии и подходы, я выскажу собственное соображение по этому поводу.

Ныне идет речь о трех видах пенсионного обеспечения. Меньше всего вопросов вызывают социальные пенсии. Их источником является бюджет, и охватывают они участников войны, отставных офицеров, детей-сирот, инвалидов и жертв чернобыльской катастрофы. К этой категории примыкают граждане, имеющие особые заслуги, -- в недалеком прошлом их называли персональными пенсионерами. Здесь список может сократиться, но крупных изменений не предвидится.

Иное дело -- страховые пенсии. В их основе лежит либо распределительный, либо накопительный принцип. Мы привыкли к тому, что государственная пенсия формируется за счет обязательных страховых отчислений. На практике это означает перераспределение доходов в пользу старшего поколения. Но наряду с этим появится индивидуальное страхование: человек добровольно будет откладывать часть заработанных денег в специальный фонд, и эти накопления обеспечат его старость.

Среди экономистов есть сторонники радикального решения: пусть люди работают не на анонимов, а исключительно на себя. Предлагается все страховые суммы направлять в Накопительный фонд. Но возникает вопрос: кто и как обеспечит существование нынешних пенсионеров?

Внятного ответа не слышно. Прожектеры говорят о том, что кормить нынешних ветеранов должны дополнительные налоги, штрафы и доходы от биржевых операций с накопленными средствами. Эти рецепты не внушают доверия. Предприниматели и так загнаны в угол, необходимо не закручивать, а, наоборот, отпустить гайки -- ослабить налоговый пресс и сократить перечень штрафных санкций. Да и вряд ли удастся сразу найти выгодное приложение пенсионным накоплениям. В России действует примерно 230 негосударственных страховых фондов, но только 60 из них обеспечили прибыль в размере трех процентов годовых без учета инфляции, а остальные идут с минусом -- "длинные" деньги пока не работают...

Подход нашего правительства в принципе правилен. Нам нужна смешанная система: с одной стороны централизованное распределение пенсионных средств, а с другой -- их индивидуальное накопление. Иного сегодня не дано. Но в этом коридоре много тупиков. Любая реформа требует финансовых вливаний, а откуда их взять, если казна пуста? Правительственные эксперты прописали лекарства, которые хуже болезни.

Во-первых, хотят увеличить размер страховых отчислений (сейчас они состоят из двух слагаемых: 35% от фонда оплаты труда плюс один процент из индивидуальной зарплаты работника). Это в высшей степени спорное предложение. Мы и так глубоко залезли в карман производителя: непомерно высокие налоги и, ко всему прочему, большие взносы в фонд социальной защиты. Например, в Чехии, Венгрии и Польше эти суммарные изъятия составляют от 20 до 30% заработка, а у нас они достигают двух третей. Мы угнетаем покупательную способность и подрываем свой внутренний рынок, выталкиваем людей в теневую экономику. Экономисты подсчитали, что за последние десять лет доля зарплаты в денежных доходах населения снизилась с 73 до 52%. Человек восполняет прорехи семейного бюджета с помощью приработка, который не декларируется и уходит от налогообложения.

Следует пересмотреть жесткую фискальную политику: не стричь всех под одну гребенку, а, наоборот, принять закон о снижении налогов с предприятий, которые повышают зарплату для наемного персонала.

Во-вторых, предполагается увеличить пенсионный возраст. В Казахстане, Таджикистане и Киргизии мужчины и женщины будут выходить на пенсию соответственно в 63 и 58 лет. Эту новацию поддержала Россия, и у нас иногие готовы последовать ее примеру. Но, согласитесь, выбран не лучший путь. Средняя продолжительность жизни в Беларуси 68 с половиной лет, после Чернобыля показатели здоровья нации пошли вниз, медицина шаг за шагом становится платной, а государство озабочено лишь тем, чтобы сократить объем социальных выплат.

Есть предложение исключить из пенсионного стажа так называемые "кредитные периоды" -- время профессиональной учебы, вынужденной безработицы, ухода за ребенком или инвалидом первой группы, армейской службы. Короче, не учитывать годы, в течение которых человек не выплачивал страховку. Но разве молодая мать, студент или военнослужащий не заняты общественно полезным трудом?

Обсуждается возможность "компрессии пенсионной шкалы", то есть ее сжатия. В какую сторону, нетрудно догадаться: минимальные пенсии индексировать, а средние и максимальные выплачивать по номиналу. Сегодня пенсия высокооплачиваемого работника составляет всего 15--20% его зарплаты. Мы, видимо, придем к тому, что директор крупного завода и разнорабочий будут иметь одинаковое пенсионное обеспечение. Такая уравниловка окончательно разрушит материальные и моральные стимулы профессионального роста. В результате классные специалисты уйдут в "тень" или уедут работать за рубеж.

Наконец, упорно говорят о необходимости лишить работающих пенсионеров если не всей, то по крайней мере половины пенсии. Эта мера представляется мне и незаконной, и неэффективной. Она незаконна, потому что гражданин не иждивенец, которому можно произвольно урезать паек. Пенсия -- это не подарок: она заработана всей жизнью. Да и в случае принятия такого решения эффект будет мизерным. Дело в том, что работающие пенсионеры занимают полярные ниши на рынке труда: это либо профессионалы высокого уровня, либо вспомогательный персонал -- уборщики, вахтеры, сторожа. Без первых не обойтись, их уход нанесет ущерб любой организации, а у вторых практически нет замены -- молодой человек не возьмет в руки метлу, если ему "светит" не более 25 USD в месяц.

Мы очутились в сложной ситуации, когда нет простых и легких решений. За счет отмены многочисленных льгот и сокращения управленческого аппарата государство, видимо, сможет несколько снизить расходы и подлатать пенсионный фонд. Возможно, придется перенять опыт Украины, где в пользу пенсионеров изымались 1--6% от сумм купли-продажи иностранной валюты, стоимости реализованных автомобилей, недвижимости, ювелирных изделий и сигарет, услуг сотовой связи.

Параллельно надо определить порядок финансирования накопительной части трудовой пенсии. Скорее всего, это будет происходить путем как обязательных, так и добровольных взносов. Но потребуются твердые правовые гарантии. Во-первых, накопления должны получить статус отложенной собственности работника. В случае его ухода из жизни родственники смогут наследовать оставшиеся суммы. Во-вторых, государство обязано взять на себя ответственность за сохранность этих средств и регулярно проводить их индексацию.

Чтобы пенсионные накопления не обесценивались, их надо пустить в дело. Для этого необходим развитой финансовый рынок, которого в Беларуси нет. Только две страховые компании получили лицензию на работу с "длинными деньгами", но их инвестиционные возможности вызывают сомнения. Нужна сеть негосударственных пенсионных фондов и управляющих компаний, чья деятельность будет прозрачной и эффективной.

Пенсионная реформа -- не какая-то обособленная периферийная проблема. Сейчас как никогда ясно, что мы не сможем защитить старшее поколение, если не выберемся из хозяйственной разрухи. Именно здесь корень всех проблем. Почему в марте наши пенсионные запасы составляли всего шестую часть объема месячных выплат? Потому что не было выдано 60 млрд. руб. начисленной заработной платы (это больше 30 млн. USD), и, естественно, сократились отчисления в Фонд социальной защиты. Согласно статистике, треть белорусских предприятий убыточны, а по оценке независимых экспертов на грани банкротства оказалась добрая половина. В сельскохозяйственных регионах агрофирмы и кооперативы погрязли в долгах и лишь на 40--50% обеспечивают финансирование пенсий.

Каждая из постсоветских стран имеет свои перспективные отрасли, где можно добиться прорыва и выйти на рынок с конкурентоспособной продукцией. Но у всех нас есть общий козырь -- малое и среднее предпринимательство. Если мы создадим условия для его развития, многие трудности будут позади. "Малоформатный" бизнес -- это рабочие места, наполнение бюджета, мощный пенсионный ресурс. Нам пора усвоить истину, которая должна примирить правых и левых, государственников и либералов: в рыночных условиях нет и не может быть социального государства без либеральной экономики.

Автор публикации: Геннадий ДЫЛЕВСКИЙ,депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь


Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы