$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПАФОС НЕАКТУАЛЬНОЙ ТЕМЫ©

24.07.2012

Очередное сворачивание приватизации и попытки решить все экономические проблемы административными методами показали несостоятельность государственного управления предприятиями, которое уже привело к снижению их конкурентоспособности по сравнению с зарубежными компаниями. Сегодня Беларуси более чем когда-либо необходима приватизация, считают экономист ИПМ Андрей СКРИБА и сотрудник института исследований «Палiтычная сфера» Дмитрий ИСАЕНОК, представившие общественности на прошлой неделе свои исследования на эту тему.

По мнению авторов исследований, практика «точечных» сделок, инициированных государством, причем нередко вынужденно, свидетельствует об отсутствии системного подхода и четкой стратегии, которые бы позволили вести конструктивный диалог с инвесторами. При этом низкая эффективность приватизации в прошлые годы объясняется отсутствием конкуренции среди покупателей госимущества.

Кому и зачем

В 2011 г. индексы приватизации EБРР по Беларуси находились на столь низких уровнях, как 2,33 и 1,67 для малой и крупной приватизации, что гораздо ниже, чем в других странах региона. Прошлогодний план приватизации носил «тестовый» характер и отвечал скорее не цели масштабного разгосударствления в какой-либо сфере, а задаче минимизации возможных социальных рисков от приватизации, их сглаживания в масштабах каждого конкретного региона или отрасли, полагает Д.Исаенок. Этот план не предполагал смены отраслевой структуры белорусской экономики. Поэтому приватизация относительно успешно проходила в тех сферах, где доля частного бизнеса уже заметна. Среди покупателей на аукционах доминировали обычно белорусские и российские компании, давно работающие в конкретной отрасли и приобретающие собственность для расширения производства — чаще всего в швейной и мебельной промышленности, машиностроении, коммуникациях.

В то же время приватизация не столько привлекала в белорусскую промышленность дополнительный частный капитал, сколько способствовала укрупнению отдельных компаний. Но если государство стремилось переложить на частный бизнес социальную ответственность за коллективы депрессивных предприятий, то особым успехом эта цель пока не увенчалась.

В приватизационных списках 2011– 2013 гг. значительную часть составляли малорентабельные предприятия со стареющими трудовыми коллективами и оборудованием. Власти надеются их сохранить, чтобы обеспечить занятость и уровень жизни в регионах. А потому одним из обязательных условий приватизации было сохранение рабочих мест и дополнительные инвестиции. Между тем даже на убыточных предприятиях средняя зарплата близка к среднереспубликанской. Неудивительно, что на аукционах было продано лишь около 20% выставленных предприятий, а в связи с ограниченностью круга участников приходилось снижать цены. Предсказуемо неудачно закончилась попытка привлечь инвестиции и дешевые займы в обмен на часть акций предприятий с сохранением контрольного пакета за государством.

Несколько привлекательнее выглядит продажа «неиспользуемого имущества» за 1 базовую величину. При этом покупателю не приходится брать на себя лишние социальные и инвестиционные обязательства.

Напомним, что Беларусь в исследовании Doing Business–2012 занимает 79-е место по индексу защиты прав инвесторов. Одно из свидетельств слабой защиты прав собственности в нашей стране — норма отечественного законодательства, которая допускает, что приватизационная сделка может быть аннулирована в течение 10 лет после совершения в связи с процедурными или материально-правовыми нарушениями. Для инвесторов это порождает дополнительные риски, для компенсации которых требуется или снижение цены приобретения (на что не соглашается продавец — государство), или отказ от вложений в развитие приобретенной компании, которую можно потерять.

Результаты белоруской приватизации из года в год разочаровывают как Всемирный банк и другие международные финансовые организации, так и отечественных аналитиков — приверженцев рыночных реформ. Их рассуждения о пользе приватизации и ее оптимальных методах не впечатляют власти.

Очевидно, что в стране есть очень сильные стимулы для сохранения доминирования государственной собственности. Это гарантирует поддержание нынешней социально-экономической модели, в которой бюрократия имеет возможность контролировать распределение всех значимых ресурсов, получая за это немалую ренту, пусть даже за счет снижения эффективности и конкурентоспособности предприятий. Население устраивает сохранение всеобщей занятости и социальных гарантий и субсидий, хотя их объем и уровень доходов в неэффективной экономике неизбежно снижается. Однако угроза сокращений, безработицы и остатков социальных преференций пугает больше, чем привлекает надежда на высокую зарплату на приватизированных предприятиях. Еще больше боится приватизации директорат, большей части которого приход новых собственников сулит увольнение или как минимум переход на совершенно иные методы работы под строгим контролем. Неудивительно, что когда составлялись приватизационные списки, власти столкнулись с упреждающим лоббированием невключения в них многих предприятий, установления заведомо неприемлемых для инвесторов условий продажи.

В итоге реализация программы приватизации не привела к существенному сокращению государственной собственности и притоку прямых инвестиций. Из 649 акционированных предприятий приватизировано только 14 и проданы акции только 7 средних АО, в которых государству принадлежали 100% акций. На 1.11.2011 г. доля государства в 2/3 акционированных предприятий превышала 75% и только в 10% АО — менее 25%. В обществах с долей госсобственности свыше 75% занято 73% всех работников акционированных госпредприятий, в то время как в обществах с долей государства менее 25% — только 8,5%.

По мнению Д.Исаенка, в ближайшее время (после парламентских выборов) можно прогнозировать расширение масштабов сверхмалой приватизации в связи с принятием комплекса мер по поддержке бизнес-активности в регионах. Опробованная в прошлом году стратегия может быть сохранена для предприятий легкой и мебельной промышленности. В отношении других отраслей госорганам следует пытаться не увязывать сохранение рабочих мест с разгосударствлением. Более перспективным может быть выдвижение условий по переквалификации части персонала и более активному привлечению молодых специалистов, чем сохранение низкоквалифицированных рабочих мест. Это же касается и условий сохранения отраслевой ориентации и гарантированного объема инвестиций, к которым государству следует подходить более гибко.

Медленная и неравномерная приватизация является основной причиной отсутствия критической массы частных собственников, которые были бы достаточно сильными, чтобы добиться от правительства более дружелюбной, прозрачной и обеспечивающей равные условия деловой среды. Нынешнее состояние делового климата в Беларуси снижает привлекательность инвестиций в приватизированные или новые частные предприятия, препятствуя их росту и создавая в экономике равновесие низкого качества.

Интегральный коэффициент

Тем не менее сейчас в связи с созданием ЕЭП и Таможенного союза для Беларуси складывается благоприятное время для привлечения новых собственников, полагает А.Скриба. Отечественные предприятия получили определенные конкурентные преимущества, в т.ч. по стоимости ресурсов и доступу на рынки Казахстана и России. С другой стороны, возникает и ряд внешних угроз, среди которых — конкуренция трех стран за привлечение капитала. Поэтому необходима либерализация деловой среды, чтобы она была более привлекательной, чем у партнеров по Таможенному союзу. Иначе неизбежен переток капитала туда, где внутренний рынок больше, а условия мягче.

Поэтому исследователь предлагает в ходе предпродажной подготовки предприятий прогнозировать влияние интеграционных процессов на их деятельность, чтобы определять приоритетность реализации актива отечественным или зарубежным инвесторам. При этом в первую очередь следует сфокусироваться на экспортно ориентированных предприятиях, имеющих больший потенциал для инвестиций. Конкурирующие предприятия, ориентированные на внутренний рынок, стоит продавать нескольким инвесторам из разных стран. Приватизация крупных госпредприятий-монополистов должна идти параллельно с привлечением иностранных инвесторов к созданию новых аналогичных компаний для обеспечения внутренней конкуренции.

Отметим, что интеграция сулит Беларуси еще и давление в вопросах приватизации со стороны России. Не случайно премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во время визита в Минск «посоветовал» ускорить продажу Беларуськалия и слияние МАЗа с КамАЗом. Пока это единственная реакция российских властей на заявления наших чиновников о «неактуальности» приватизации в нынешних условиях. Но, по-видимому, продолжение последует: если в самой России приватизация идет по плану, списки активов и условия сделок известны, то российский бизнес хочет видеть то же и в союзных странах.

Что почем

Еще одна проблема — методы оценки активов. Белорусская сторона в ходе переговоров настаивает на применении балансовой стоимости предприятия как минимальной, в то время как иностранного инвестора интересуют ожидаемые денежные поступления, которые не внушают особого оптимизма из-за убыточности многих объектов госсобственности и плохого корпоративного управления. В придачу информация о предлагаемых на продажу предприятиях является неполной, доступ к ней затруднен, а достоверность подвергается сомнению из-за несоответствия МСФО. Не вызывает доверия и то, что оценка активов проводится госорганизациями, полностью зависимыми от собственника (своего и оцениваемых активов) — государства. Неудивительно, что госоценщики не рискуют представлять результаты ниже балансовой стоимости активов и, как правило, подтверждают названные «свыше» цифры. На этот момент особое внимание обратили эксперты Всемирного банка.

По мнению А.Скрибы, если государство не согласно с условиями, выдвигаемыми в ходе переговоров с иностранным инвестором, но все же заинтересовано в приватизации актива, к его оценке следует привлекать независимых специалистов и соглашаться с их выводами. Авторитет страны от этого не пострадает, а если сумма не устраивает, всегда можно отказаться от продажи или организовать аукцион, допустив к нему всех желающих. Наличие альтернативных инвесторов и состязательность торгов обычно позволяют получить максимальный результат.

От кабинета

к кабинету

Анализ приватизационных сделок, в т.ч. сорвавшихся, говорит о том, что одно из основных препятствий здесь — слабая ответственность институтов. Хотя основным органом, отвечающим за приватизацию, считается Госкомимущество, в этом процессе большую роль по-прежнему играют местные и центральные органы управления, отраслевые министерства и концерны, а в конечном итоге каждая сделка утверждается Президентом. В такой ситуации для инвестора остается неясным, кто является основной инстанцией. Поэтому необходимо передать все полномочия по приватизации госимущества единому госоргану, считает экономист. Если окончательное решение остается за Администрацией Президента, то целесообразно подчинить ей Национальное агентство инвестиций и приватизации, чтобы сократить период переговоров.

Международным финансовым организациям остается только умиляться процессом проведения очередных «пилотных» проектов, в которых образцово-показательно привлекаются известные консультанты, проводится аудит и оценка по международным стандартам. Правда, так и не ясно, дадут ли все эти усилия положительный результат или все закончится отсутствием заинтересованных инвесторов, как и предыдущие аналогичные проекты. Местным же экспертам остается в очередной раз призывать к открытости приватизации, особенно крупных предприятий, для общественного и профессионального обсуждения.

Но наши власти идут совсем иным путем. Это закономерно: распыление полномочий и ответственности — характерная черта бюрократического механизма. Отказ от списков приватизируемых предприятий и отсутствие единых условий сделок, выдаваемые чиновниками за «гибкость», только путают инвесторов, создавая у них ощущение непрозрачности, нестабильности и потенциальной коррупционности. Полюбившаяся властям «точечная» приватизация только сужает круг заинтересованных инвесторов и ведет к излишней политизированности, полагает А.Скриба: крупные предприятия будут продаваться в рамках политических проектов. Процесс переговоров даже по малым и средним предприятиям порой настолько затягивается, что не у каждого потенциального инвестора хватит терпения доводить его до конца. Остается занять его у наших экспертов, не устающих 20 лет твердить о необходимости приватизации в надежде, что она когда-нибудь свершится.

Оксана КУЗНЕЦОВА


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях