$

2.6403 руб.

3.0840 руб.

Р (100)

3.3149 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Консультации

Ответственность правоохранителя за нанесение увечий гражданам

18.08.2020
Ответственность правоохранителя за нанесение увечий гражданам
Фото: pixabay

На фоне трагичной ситуации со множеством задержанных в Минске и других городах страны известный адвокат, в прошлом – следователь и прокурор, Сергей Иванов написал в своем профиле в соцсети Facebook пост об ответственности силовиков за подобные инциденты.

В Уголовном кодексе есть ст. 426, а в ней – ч. 3, которой предусмотрена ответственность за умышленное совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы прав и полномочий, предоставленных ему по службе, сопряженное с насилием, мучением или оскорблением потерпевшего либо применением оружия или специальных средств.

Преступление относится к категории тяжких, т.к. за его совершение может быть назначено наказание вплоть до десяти лет лишения свободы.

Законом об органах внутренних дел четко определены условия применения сотрудниками этих органов физической силы, оружия и специальных средств (т.е. наручников, резиновых дубинок и т.д.).

Как указано в ст. 26 упомянутого Закона, все вышеперечисленное можно и нужно применять только в целях защиты жизни, здоровья, чести, достоинства, прав, свобод и законных интересов граждан, интересов общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств. Только так, и никак иначе!

Отдельно и специально в той же статье оговорено, что сотрудник органов внутренних дел несет ответственность за последствия необоснованного и незаконного применения физической силы, оружия и специальных средств в тех случаях, если им превышены пределы необходимой обороны, а также при выполнении им заведомо для него преступного приказа.

Таким образом, необоснованное применение спецсредств уже само по себе может рассматриваться как состав преступления.

Вопрос с субъектом. Является ли субъектом сотрудник МВД, участвующий в разгоне? Ведь тут возникает сложность в установлении действий каждого конкретного сотрудника. Или субъектом может быть командир подразделения, отдававший команды?

Сотрудник ОМОНа, даже рядовой, – это сотрудник милиции, т.е. представитель власти. То есть должностное лицо. То есть субъект преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 426 УК. У каждого своя голова на плечах.

Я уверен, что конкретный милиционер, который избивал лежащего, не сможет сослаться на прямой приказ своего начальства поступать именно так. А если и сошлется, то начальство скажет, что это не так.

Интернет (и не только он) с каждым часом полнится все новыми свидетельствами совершенно ничем не оправданной жестокости представителей правоохранительных структур (думаю, что слово «правоохранительный» в данном случае уже можно брать в кавычки).

Широкое распространение получил видеосюжет, в котором сотрудник милиции в форменной одежде, подбегая со спины к человеку, вставшему на колени и поднявшему руки, с налета бьет его в спину, а затем продолжает избивать уже упавшего беднягу ногами.

Рассказы людей, которым не посчастливилось угодить в период с 9 по 11 августа в ИВС и в печально уже знаменитый Центр изоляции правонарушителей на улице Окрестина, просто ужасают.

Человек, победа которого на выборах была объявлена вчера, заявил во всеуслышание о том, что не надо бить тех, кто уже упал и лежит на земле. Однако на самом деле бить нельзя даже правонарушителей, если они не сопротивляются задержанию. Это совершенно невозможная в цивилизованном обществе жестокость.

К примеру, действия американского полицейского, которыми возмущается прогрессивная общественность вот уже несколько месяцев, повлекли за собой весьма печальные и очень серьезные последствия, которые еще долго будут отзываться болью не только в США, но и во всем мире.

А ведь он никого не ударил, а лишь наступил задержанному ногой на шею. Теперь этого полицейского, скорее всего, признают виновным в убийстве, но какого тогда названия заслуживают пытки и издевательства над людьми, вся вина которых состоит лишь в том, что они посмели открыто протестовать против того, что вполне обоснованно считают обманом?

Можно долго рассуждать о том, обязаны ли омоновцы или прочие служивые беспрекословно выполнять любой приказ. Можно возмущаться тем, как и на ком «тренируются» эти люди. Можно искать истоки жестокости некоторых из них в особенностях воспитания или происхождения.

Однако на самом деле главная причина такого поведения одна. И зовется она – безнаказанность. Они прекрасно знают, что никакое возмездие их не постигнет.

Все это началось не вчера. Привлечь работника милиции к уголовной ответственности за превышение власти всегда было очень сложно.

Даже наличие экспертного заключения, документально фиксирующего побои, вкупе с показаниями очевидцев еще не гарантирует возбуждения уголовного дела. На всех уровнях такой сотрудник найдет сочувствие и поддержку, потому что он – часть системы и на его месте завтра может оказаться любой другой.

И даже в тех редких случаях, когда уголовные дела в отношении силовиков, необоснованно применивших насилие, доходили на суда (мне лично довелось в свое время расследовать несколько таких дел), обвиняемые искренне не понимали сути предъявленных им претензий, и вся их позиция сводилась к удивленному вопросу: «А меня за что?»

Закон должен работать. Перед законом все равны. Это базовые конституционные положения любого цивилизованного сообщества, не исключая и нашего.

Работники правоохранительных структур – такие же люди, как и все прочие, ничем не хуже и не лучше других, а поэтому за совершение ими преступления они должны нести такую же ответственность.

В противном случае неизбежно возникновение привилегированных каст, которые могут сохранять свои власть и положение лишь с позиции грубой физической силы.

Кастовость, охраняемая силой оружия в противовес силе права, – это возврат в феодализм, в средневековье. Так жить нельзя. Таково мое мнение.

Статья доступна для бесплатного просмотра до: 01.01.2028


***
Право: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы