$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ОТСТУПАТЬ НЕКУДА: СО ВСЕХ СТОРОН ЭКСПОРТ©

06.11.2012

Главная задача и надежда белорусской экономики — экспорт. На совещании у главы государства 2 ноября Президент Александр Лукашенко заявил, что благополучие нашей страны зависит во многом от динамичного наращивания поставок продукции и услуг на внешние рынки, достижения положительного торгового сальдо. В основе нынешней стратегии государства лежит тезис о том, что коль скоро экономика Беларуси открытая, а практически все ее отрасли — экспортно ориентированные, то экспорт и должен быть главным фактором успешного развития. А потому его надо всячески наращивать.

По темпам роста экспорта прогнозный показатель в Беларуси пока выполняется. Но Президента сегодня больше интересуют не общие цифры, а детали роста, использования резервов и освоения новых ниш. При этом «сражаться» на экспортном фронте должны все отрасли. Однако вопрос, почему сокращается производство и экспорт, растут складские запасы на предприятиях Минпрома, Беллегпрома, отстают организации Белгоспищепрома, — остался риторическим, как и констатация опережающих темпов роста импорта строительных услуг над их экспортом, слабый рост экспорта транспортных услуг, несмотря на преимущества, которые должно было дать создание ЕЭП. Президент обвинил экспортеров в отсутствии четкой стратегии развития. Например, предприятия Минпрома то открывают сборочные производства, то через полгода половину закрывают. Всего менее 10% белорусского экспорта реализуется через собственные сети, но и эти организации страдают низкой финансовой дисциплиной, отсутствием грамотной ценовой политики. Впрочем, в вину предприятиям ставится и продажа продукции за рубеж, минуя собственные сети, через посреднические схемы. Комитет госконтроля установил факты, когда тракторы МТЗ и запчасти к ним поставлялись посредником по внутренним ценам якобы для реализации в Беларуси, а на самом деле — за рубеж, но совсем по другим ценам. Объем таких поставок за 8 месяцев составил более 90 млрд. Br.

ПО МНЕНИЮ премьер-министра Михаила Мясниковича, текущий год страна завершит с объемом экспорта в 51 млрд. USD, что значительно выше, чем в предыдущие годы, причем весь прирост будет обеспечен за счет роста физических объемов. Правда, увеличению валютной выручки мешает падение долларовых цен. Не вырастут они и в ближайшем будущем, а потому достижение в следующем году 60 млрд. USD экспорта «стандартными методами» невозможно. Выход видится в увеличении до 5,7 млрд. USD экспорта сельхозпродукции и продовольствия. Для этого, по мнению М.Мясниковича, необходимо создавать крупные мясо-молочные компании, в т.ч. с привлечением иностранных партнеров. «Пока эта работа идет плохо, — признал премьер-министр. — Нет осознания того, что продавать с каждым годом будет все сложнее».

Из сообщений с совещания не ясно, осознаны ли последствия наращивания вывоза продовольствия, учитывая ограниченность ресурсов республики и усугубление зависимости экономики от внешнеторговой конъюнктуры. Хочется верить, что правительство подсчитало, сколько еды останется самим белорусам.

Власти надеются, что беспрецедентно льготные условия в малых и средних городах материализуются в рост чистого притока валюты, объемов производства и экспорта товаров, производимых из местных ресурсов, особенно в части деревообработки и стройматериалов, в диверсификацию рынков. Чтобы избежать тарифной защиты при поставках товаров, М.Мясникович предложил активнее открывать за рубежом совместные производства, добиваясь для этих предприятий выгодных экономических условий. Еще одно направление — развитие экспортного кредитования через Сбербанк РФ. За 8 месяцев т.г. по этой схеме поставлено более 2 тыс. единиц техники, а в 2013 г. в бюджете заложено увеличение средств на эти цели на 25%. Особые надежды по-прежнему возлагаются на товаропроводящие сети. Правда, в них то и дело выявляются серьезные недостатки, однако они, по мнению М.Мясниковича, не носят системного характера (хотя объем претензий к ним говорит если не о системности, то о массовости проблем).

ЧТОБЫ осваивать новые рынки и модернизировать производство, нужны дополнительные средства. Изыскать их можно было бы с помощью приватизации, особенно если удастся объединиться с зарубежными компаниями, с которыми сегодня приходится конкурировать. Но этот вариант глава государства не одобряет. Никакой «обвальной всеобщей» приватизации по-прежнему не будет, а если что-то и продавать, то только «по хорошей цене».

У зарубежных инвесторов обычно другое представление о стоимости белорусских активов, а потому мечтать об этом источнике сегодня не приходится. Впрочем, Президент предупредил, что если будет возможность что-то продать, то деньги пойдут в золотовалютные резервы, а «надеяться и рассчитывать надо только на себя».

Понимая это, правительство больше рассчитывает на кредиты и собственные средства предприятий. Предстоит собрать около 20 млрд. USD инвестиций в основной капитал. Однако найдутся ли эти деньги в реальности — большой вопрос. Ведь в случае продолжения жесткой кредитно-денежной политики заимствования будут для многих предприятий слишком дороги, а если государство возьмет на себя «удешевление» кредитов за счет бюджета, то запланированная жесткость существенно смягчится и повлечет очередной виток инфляции.

К тому же неясно, найдутся ли у властей ресурсы для таких операций. Сами же предприятия зачастую не имеют средств, а полученные из бюджета ресурсы расходуют неэффективно. Потом оказывается, что выделенные на модернизацию деньги потрачены без толку, а навести порядок путем увеличения доли государства тоже не выйдет — оно уже и так государственное. Конечно, любой руководитель прикроется планом модернизации производства. Но порой он свидетельствует не о видении перспектив, а о бюрократической отписке в надежде, что государство вновь поддержит, скостит проценты плана и добавит денег.

Неудивительно, что, как отметил председатель Комитета госконтроля Александр Якобсон, выполнение задач по качественному изменению структуры экспорта за счет внедрения инноваций и модернизации производств идет «достаточно вяло и ожидаемых результатов не дает». По его словам, у нас 90% прироста экспорта в этом году обеспечено только за счет трех позиций. В придачу поставки за рубеж отдельных видов молочной продукции сократились, ряд товаров реализуется в убыток.

ДОСТАЛОСЬ промышленникам и за состояние расчетов за поставленную продукцию и возврат валютной выручки. «Вы можете вообще ничего не продавать, но деньги везите в страну, — заявил Президент. — А если уж продали, то на 100% деньги должны быть здесь». Хотя внешняя дебиторская задолженность, в т.ч. просроченная, по сравнению с началом года снижается, она остается достаточно большой. По мнению главы государства, «мы по-прежнему кредитуем российских партнеров. С учетом потенциалов наших банковских систем должно быть с точностью наоборот».

Председатель Правления Нацбанка Надежда Ермакова объясняет рост внешней дебиторской задолженности за 8 месяцев на 1 млрд. USD, до 3,2 млрд., увеличением физических объемов экспорта, а также необходимостью освоения новых рынков сбыта продукции, что предусматривало отсрочку платежа на более длительные сроки. Но председатель КГК считает, что одной из причин этого является то, что производителям технической продукции дано право на неоправданно продолжительный срок завершения внешнеторговых операций — от 6 месяцев до 2 лет. К тому же госорганы и экспортеры предпринимают недостаточные меры для своевременного возврата экспортной выручки. Как показывают проверки, когда приходит КГК, сразу исчезают препятствия для возврата валютной выручки, ранее даже считавшейся безнадежно потерянной. В целом в результате действий органов Комитета за 9 месяцев текущего года обеспечен возврат в республику задолженности в размере 240 млрд. Br и взыскано штрафов на 120 млрд. Br. Помочь решению этих проблем должны меры по увеличению поступления валютной выручки и сокращению внешней дебиторской задолженности (см. «ЭГ» № 83, с. 4).

Президент попенял участникам совещания на скудное освоение географии поставок. Но в освоении африканских и азиатских рынков особенно актуальными являются темы страхования экспортных рисков и развития лизинга. Однако подходы отечественных компаний в этом вопросе еще только предстоит усовершенствовать. Другая проблема — изменения в мировой конъюнктуре. К примеру, гендиректор БМЗ Анатолий Савенок пожаловался, что получению дополнительной экспортной выручки мешает 12–15-процентное падение цен из-за перепроизводства в мировой металлургии. А чтобы перестроиться с рынка ЕС на Ближний Восток, Россию, США, Африку — нужно время.

НО ОТ УЧАСТНИКОВ совещания ждали не предложений, а доклада о выполнении заданий. Экспорт должен дать «при нынешней ситуации и валютно-финансовой политике» достаточно валюты, чтобы люди могли купить ее в обменнике. «Нам надо дополнительно с учетом этого года найти 2, максимум 3 миллиарда в год — больше ничего не надо, и мы будем нормально жить», — заявил А.Лукашенко.

«Складывается впечатление, что руководство ряда наших министерств и концернов пребывает в самоуспокоенности, более того, беспечности, прячась за положительными общими цифрами, к достижению которых они не имеют никакого отношения. Этому нужно положить конец. Все должны впрягаться в работу и, как говорится, пахать основательно», — подчеркнул Президент. Еще один упрек в адрес чиновников — слабое контактирование с потенциальными партнерами за рубежом. А.Лукашенко призвал министров и директоров: «Собирайтесь и поезжайте, конкретно договаривайтесь. Рискуйте, но я должен быть твердо убежден, что вы честно и добросовестно старались что-то сделать. Правительству надо прежде всего работать на этих рынках, подтянуть директоров туда, обеспечить им площадку для работы. Бизнесмены живут в самолетах, а вы хотите все продавать и сидеть в Минске. Так не получится».

Проблема в том, что чиновники — не бизнесмены. По своей природе и положению у них нет ни стимулов, ни предпосылок для эффективной предпринимательской деятельности. Частник на свой страх и риск решает: продавать тому, а не этому, экономить здесь и тратить там, давать отсрочки и скидки, чтобы завоевать рынок, а потом придержать товар, чтобы дождаться роста цен и т.п. Чиновник (в т.ч. директор госпредприятия) в такой слалом ввязываться не рискнет — нагоняй за пассивность пугает его куда меньше, чем кара за любой сиюминутный провал. Даже для загранкомандировки нужно оформить ворох обоснований, чтобы не быть заподозренным в разбазаривании казенной валюты. Так что упрек в подмене гибкой торговой политики имитацией бурной деятельности — это диагноз всей административно-командной систeме, сохранить которую у нас пытаются во что бы то ни стало.

Вадим ЛЕБЕДЕВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях