$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ОТОРВАННЫЙ ЧЕК©

30.11.2012

Готовится проект постановления правительства об очередном продлении действия чеков «Имущество» после 1.07.2013 г., сообщила начальник управления учета и распоряжения акциями Фонда госимущества Государственного комитета по имуществу Анна КОРНИЕВИЧ в ходе прямой телефонной линии.

Напомним, срок обращения чеков «Имущество» продлевался уже 8 раз, в т.ч. последний — постановлением Совмина от 19.05.2010 № 749 — по 30.06.2013 г. Казалось бы, давно пора покончить с этой морокой, но проблема в том, что каждый раз на руках у населения остается огромное количество чеков. А в соответствии со ст. 13 Закона от 6.07.1993 № 2468-XII «Об именных приватизационных чеках Республики Беларусь» по истечении срока обращения приватизационных чеков не использованные владельцем чеки могут быть предъявлены для погашения по месту выдачи или Нацбанку. При этом государство гарантирует гражданам выплату компенсации. Сегодня в республике потенциально подлежит компенсации более 171 млн. чеков номиналом 4,4 тыс. Br. Нетрудно подсчитать, что на это потребуется 755 млрд. Br. Отказаться же от принятого почти 20 лет назад обязательства у властей не хватает духу.

Чековая приватизация в Беларуси в настоящее время практически замерла, признает А.Корниевич. Впрочем, заметим, что она и ранее шла не слишком активно. Правом получить часть госимущества за чеки воспользовались только 46% их обладателей. В основном обменяли акции на чеки работники приватизированных предприятий. Но мораторий на обращение таких акций надолго отбил у граждан интерес к подобным операциям. Теперь же в соответствии с новой редакцией Закона «О приватизации» акции ОАО, которые созданы и создаются после 1.01.2011 г., уже не подлежат обмену на чеки. Однако их по-прежнему можно обменять на акции в ОАО «АСБ Беларусбанк». Раньше предлагались акции почти 200 предприятий, сейчас осталось примерно 60 ОАО республиканской собственности и 80–90 — коммунальной, созданных до 1.01.2011 г. Выбор небольшой, но если бы спрос был активнее, то этот перечень пополнялся бы, полагает А.Корниевич. По ее мнению, владельцам чеков все же стоит обменять их на акции: ведь когда-нибудь любое предприятие может оказаться востребованным.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, шанс получить что-то бесплатно дается не часто. К сожалению, в данном случае «что-то» слишком похоже на «ничего». Те, кто обменял в свое время акции на чеки, на протяжении многих лет получали мизерные дивиденды (или вообще не получали), а продать свои ценные бумаги не могли из-за моратория. Когда он был отменен, то первые же попытки скупки акций стали сопровождаться претензиями к ценам, обвинениями в спекуляциях и рейдерстве. В придачу государство вновь ограничило возможность акционеров распоряжаться своей собственностью, введя преимущественное право исполкомов на покупку акций «стратегических» и перерабатывающих сельхозпродукцию предприятий — как правило, наиболее интересных для инвесторов. В следующем году это право и вовсе будет распространено на любые предприятия, которые чиновники сочтут нужным включить в особые перечни.

Вялый интерес к обмену чеков на акции является отражением состояния института собственности в Беларуси. С одной стороны, ст. 13 Конституции (и почему все подобные вопросы всегда под этой цифрой!) государство гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности. Но в реальности собственник может распоряжаться своим имуществом лишь в пределах остаточных прав, установленных законом, границы которых то и дело меняются. Соответственно, растет риск обладания собственностью: в любой момент жди новых ограничений, а то и вообще все отберут — повод всегда найдется. А если легитимность собственности находится под постоянной угрозой, то и ценность имущества падает.

ПОКА белорусские власти принципиально отрицают рынок, в остальном мире теоретически доказано и многократно проверено на практике, что собственность управляется эффективно, только если права на нее симметричны: каждый, кто владеет какой-то из составляющих права собственности, получает долю приносимой ею пользы (дохода), пропорциональную его фактическому, прямому или косвенному участию в управлении. Кстати, именно такие исследования принесли мировую славу нынешнему нобелевскому лауреату по экономике Ллойду Шепли. Проблема в том, что агенты, управляющие собственностью, могут ошибаться, злоупотреблять своим положением, словом, вести себя «оппортунистически». Если частный собственник отвечает за свое добро, заинтересован в его сохранении и приумножении, то иные агенты не имеют таких стимулов. Поэтому собственностью не могут управлять роботы и бюрократы — сколько ни грози им персональной ответственностью за неэффективность.

Тем не менее именно бюрократия рьяно претендует на контроль за «народным» имуществом. При этом если каждому гражданину в каждом отдельном предприятии принадлежит одна десятимиллионная — стоит ли ради такой мелочи волноваться? Пусть все права на «общенародную» собственность берет государство. Которое, в свою очередь, не только плохо контролируется гражданами, но и само далеко не лучший хозяин. Директор госпредприятия может рассчитывать на премию и оклад, а чиновник получает всего лишь зарплату, вообще не зависящую от результатов работы подведомственных предприятий. Стоит ли удивляться, что те и другие то и дело делят прибыль и активы за спиной «хозяина». Отсюда коррупция, «откаты», хищения, вывод имущества и т.п. Так что главный недостаток госсобственности во всем мире — асимметрия прав: частные выгоды, общественные потери.

При сильном гражданском контроле государственная собственность иногда работает (но редко). Если такого контроля нет, она неминуемо превращается в обузу на шее налогоплательщика (в виде льгот и разнообразных мер господдержки) и рассадник коррупции. При этом государственным все будет лишь до поры до времени, ибо то, что плохо лежит, обязательно будет рано или поздно присвоено. Это хорошо знали в советские времена, оставившие потомкам циничные напутствия: «ты здесь хозяин, а не гость — тащи отсюда каждый гвоздь!», «все вокруг колхозное, все вокруг мое», «сколько у государства ни кради, свое все равно не вернешь».

АСИММЕТРИЯ прав собственности была одним из главных факторов, приведших к краху социалистической системы. После распада СССР «красные директора», фактически узурпировавшие свои заводы, приобрели еще больше прав, но не обязанностей, что только усугубило ситуацию. Приватизация в «лихие 90-е» была единственным спасением для экономики, ибо даже плохой хозяин лучше, чем никакой. Но ее бенефициарами стали те же директора и предприниматели, близкие к власти. А народ получил чеки в полном соответствии с объемом своих фактических прав на «общую» собственность, да и те заботой государства не смог конвертировать ни в номинальные кусочки этой собственности, ни в реальные деньги от продажи прав на них. Но не потому, что идея всенародной приватизации плоха, а потому, что ее не дали реализовать. Свидетельство тому — примеры Чехии, Польши или Монголии, которые мы стараемся не замечать, предпочитая пугать себя опытом России. Но и там приватизация при всех своих недостатках дала результат: худо-бедно создала предпосылки для последующего роста, а главное — обеспечила первоначальное накопление капитала, что необходимо для появления конкурентоспособной буржуазии, которой мы так и не обзавелись. Правда, собственники пришли не самые эффективные, но вырастить за 20 лет то, что уничтожалось в предыдущие 70, не так-то просто, особенно если одни мечтают о возврате социализма с андроповским или сталинским лицом, а другие снимают сливки с чужой собственности, ничего не вкладывая.

Приватизация наверняка еще не раз всплывет при обсуждении условий заимствований, которые власти Беларуси надеются получить у России и МВФ. Но здесь речь идет лишь о сумме продаж и в лучшем случае — об изменении доли госпредприятий в экономике. Зарубежных кредиторов меньше всего волнует, появится ли в Беларуси многочисленный класс местных частных собственников, в каком объеме будут соблюдаться и защищаться их права или же белорусские активы перейдут в руки иностранных бизнесменов, порой весьма сомнительных.

Какая-то приватизация все равно состоится. Но если не настаивать на прозрачности и конкурентности продаж, то их и не будет. Зато, если потянуть подольше, возможны варианты. Один из них: госсобственность обесценится так, что ее придется отдавать за 1 базовую величину, если найдутся желающие. Другой: из бюджета (т.е. за счет «собственника» — народа) в предприятие вбухают миллионы долларов, а потом отдадут за некоторую сумму (которая не всегда окупит предыдущие вложения) российским олигархам, разбогатевшим на той самой проклинаемой приватизации. Третий: будем тянуть до тех пор, пока не упремся в один из предыдущих вариантов.

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях