$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

ОТЛОЖЕННЫЙ ПРОЕКТ. ВОЗМОЖНА ЛИ ЕДИНАЯ ВАЛЮТА В ЕЭП

22.03.2011

Для успешной интеграции стран в рамках ЕЭП весьма желательно введение единой валюты. Это сократило бы трансакционные издержки, ослабило валютные риски, способствовало бы росту взаимной торговли, стимулированию общего рынка инвестиций и облегчению условий для миграции рабочей силы.

Александр Лученок, доктор экономических наук

По-видимому, в РФ такой валютой намерены считать не новую денежную единицу, эмиссию которой будет регулировать наднациональный орган, а российский рубль. Именно его сейчас предлагается использовать как региональную резервную валюту, заменяя доллар и евро. Однако придание российской валюте статуса общей в ЕЭП неизбежно приведет к противоречиям экономических интересов стран-участниц. Об их глубине можно судить по попыткам распространения сферы применения российского рубля в РБ.

Предполагалось, что в рамках Союзного государства Беларуси и России наша страна перейдет на использование российского рубля как единой валюты двух государств. Однако анализ показал, что в результате РБ столкнулась бы с серьезными проблемами.

Во-первых, наша страна потеряла бы возможность проведения самостоятельной денежно-кредитной политики. Ведь россияне настаивали, чтобы функции эмиссионного центра перешли к Центробанку РФ, региональным управлением которого стал бы Нацбанк. В результате белорусская сторона не смогла бы влиять на денежную массу, величину процентных ставок и инвестиционную политику. Предложение о создании двух эмиссионных центров РФ неоднократно отклоняла, опасаясь чрезмерной эмиссии денег в РБ для поддержки своей экономики.

В нынешних условиях белорусская экономика нуждается в постоянной кредитной подпитке, которая частично оказывается и за счет дополнительной денежной эмиссии. Отказавшись от национальной валюты, РБ утратила бы возможность повышения конкурентоспособности своих товаров путем девальвации белорусского рубля. По той же причине исчезла бы возможность изменения стоимости импортируемых товаров и переориентации белорусских потребителей на отечественные аналоги. Это увеличило бы и так весьма значительное отрицательное внешнеторговое сальдо и государственный долг страны. В конечном счете отказ от национальной валюты означал бы лишение РБ возможности регулирования экономики монетарными методами.

Вторая проблема — формирование доходной части бюджета. Мы пока не готовы к проведению жесткой денежно-кредитной политики, к ограничению темпов роста денежной эмиссии.

В-третьих, переход на российский рубль отрицательно повлиял бы на развитие реального сектора белорусской экономики. Выравнивание условий хозяйствования на основе применения общей валюты потребует выравнивания уровней оплаты труда. В частности, отечественные товары подорожают, что приведет к ослаблению их конкурентоспособности на российских рынках.

В-четвертых, из-за отрицательного сальдо текущего счета платежного баланса после объединения денежных систем происходил бы отток предоставленных российских рублей из Беларуси в Россию. Это означает, что у нас возник бы дефицит этих рублей, что привело бы к стагнации отечественной банковской системы, росту взаимной задолженности предприятий, спаду производства, росту задолженности по зарплате и пенсиям. Причем хотя бы временно улучшить ситуацию за счет дополнительной денежной эмиссии было бы невозможно.

Таким образом, при переходе на российский рубль Беларусь практически лишилась бы самостоятельности в проведении своей экономической политики. Поэтому вряд ли следует ожидать, что участники ЕЭП захотят переходить на российский рубль на тех условиях, которые РФ предлагала РБ. В подобной ситуации более предпочтительно создание наднациональной валюты, эмиссия которой будет осуществляться с учетом экономических интересов всех участников ЕЭП.

Создание единой валюты — вопрос очень непростой и требует как минимум сближения экономических механизмов стран — членов ЕЭП. Сегодня они существенно различаются по структуре экономики и внешней торговли, состоянию платежного баланса, обеспеченности природными ресурсами, проводимой денежно-кредитной политике и т.д. Все эти различия должны непременно приниматься во внимание при рассмотрении сроков введения и механизма создания единой валюты.

Поэтому наиболее реальным остается вариант введения единой региональной наднациональной межгосударственной валютно-расчетной единицы, аналогичной экю, который затем преобразовался в евро. Введение такой единицы будет способствовать устойчивому росту безналичных операций между субъектами хозяйствования государств — членов ЕЭП и интеграции финансовых рынков, повышению их общей привлекательности для инвесторов третьих стран.

На следующем этапе по мере согласования законодательной базы, сближения методов государственного регулирования в денежно-кредитной и бюджетно-налоговой сфере, отработки единых правил ведения бизнеса общая расчетно-денежная единица сможет превратиться в реальную наднациональную валюту. В этой связи нужно разработать концепцию создания единой наднациональной валюты для стран ЕЭП и принципов эмиссии, подготовить рекомендации по созданию межгосударственного эмиссионного центра. Затем можно заняться обоснованием курса единой валюты с учетом паритета покупательной способности мировых резервных валют и национальных денежных единиц стран — участниц ЕЭП.

Одна из наиболее сложных проблем — согласование доли участия каждой из сторон в деятельности наднационального эмиссионного центра. РФ доминирует в ЕЭП по численности населения, денежной эмиссии, ВВП и другим объемным показателям. В отличие от ЕС, где «слабые» страны могут совместно требовать соблюдения своих интересов, в ЕЭП роль России огромна, что может сказаться и на эмиссионной политике. Поэтому, если исходить из интересов Беларуси и Казахстана, распределять квоты представительства в наднациональном эмиссионном центре следует исходя не из экономического мощи, а на основе равного представительства. Но такой подход пока не находит должного понимания в Москве. Поэтому введение единой валюты будет откладываться или до выравнивания условий хозяйствования во всех странах ЕЭП, или пока участники ЕЭП не будут вынуждены пойти на соглашение под влиянием внешних или внутренних угроз. Несмотря на то что введение единой валюты в ЕЭП является сложной задачей, работу в этом направлении необходимо активизировать.