$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Отдам рубль в хорошую отрасль

20.12.2011

В настоящий момент наиболее привлекательными для инвестирования сегментами экономики являются производство и логистика. А вот в торговле и строительстве, прежде чем начинать инвестпроект, следует основательно подумать и посчитать. Такое мнение в ходе недавнего форума с литовскими бизнесменами высказал сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимательства Виктор МАРГЕЛОВ. «ЭГ» попросила его пояснить такую позицию.

— В белорусской экономике, как и в любой другой экономике мира, можно выделить несколько основных отраслей — это промышленность, торговля, строительство, транспорт и логистика. Начну с торговли, инвестиционная привлекательность которой сегодня, на мой взгляд, здорово пострадала. Инфляционно-девальвационные пертурбации вызвали примерно двукратное падение зарплат белорусов в долларовом выражении. Ну а поскольку наши цены так или иначе привязаны к доллару США, это повлекло и соразмерное снижение покупательной способности граждан. Если к этим обстоятельствам добавить тот факт, что рынок ритейла Беларуси уже сегодня чрезвычайно насыщен и на нем действует жесткая конкуренция, то перспективы вложений в новые проекты представляются достаточно рискованными.

— Если все так плохо в ритейле, то почему продолжают массово строиться гипермаркеты и торгово-развлекательные центры?

— Во-первых, инвестиционный цикл по строительству крупного торгового объекта составляет минимум 2–3 года, и возведение новых магазинов — это в значительной мере результат докризисных инвестиционных решений. Во-вторых, новые точки — это не расширение, а передел рынка. К примеру, в Минске практически каждый действующий магазин получал предложения быть купленным той или иной торговой сетью. Тревожит и то, что в основном за развитием крупных торговых сетей в Беларуси стоит иностранный капитал, который постепенно вытесняет преимущественно национальную мелкую и среднюю торговлю, а это уже серьезная угроза национальной безопасности. Напомню, мы открываем все ворота — вступаем в ЕЭП, а далее Россия присоединяется к ВТО, что делает наш рынок доступным для иностранных товаров, завозимых российскими импортерами. Вряд ли в таких условиях можно надеяться на прежние рычаги воздействия на торговлю в части выкладки на полках белорусских товаров.

— Можно согласиться с вашим мнением в отношении падения инвестиционной привлекательности жилищного строительства. А что на счет сегмента «бизнес для бизнеса»?

— Проблема для отрасли в том, что падает не только жилищное строительство, но и другие его направления. Из-за сложной экономической ситуации многие из застройщиков, готовых еще год-два назад строить офисы класса А стоимостью 1,5–2 тыс. USD/м2, сегодня еле сводят концы с концами. Возможно, инвестиционную привлекательность подстегнули бы упорядоченные льготы для строительного сектора, но их у нас предоставляют выборочно и почему-то опять под инвестпроекты, реализуемые иностранцами. Китайский квартал в столице, арабская застройка, «Минск-сити» с российским капиталом — эти и другие проекты вполне тянут на неоколониализм. Неужели не нашлись бы отечественные инвесторы, если бы их допустили к аналогичным проектам с аналогичными льготными условиями по их реализации? Уверен, что нашлись бы.

— Чем объясняется ваша высокая оценка инвестиционной привлекательности сферы производства? Ведь от экономистов и бизнесменов все чаще приходится слышать жалобы на то, что промышленность не способна создавать достаточно высокую добавленную стоимость по сравнению со сферой услуг.

— Сегодня как раз в связи со снижением спроса населения создались предпосылки для замещения импортных товаров отечественными. Многие белорусы уже не в состоянии покупать звучные иностранные бренды. В то же время налицо спрос на товары, которые, возможно, несколько уступают по качеству, но дешевле. И таких ниш довольно много, особенно в сфере потребительских товаров. Мне известен ряд оперативных проектов по освоению данных ниш белорусскими предпринимателями.

Что касается добавленной стоимости, до достаточно высокой она может быть не только в сфере высоких и инновационных технологий. Приведу в пример свой опыт. Я организовал в Беларуси производство салатов из местных овощей с добавленной стоимостью 100%. При этом мой продукт оказался достаточно конкурентоспособным на прилавках магазинов. Никто, конечно, не говорит, что в стране нужно создавать нерентабельные производства. Но и на традиционных направлениях промышленности можно зарабатывать хорошие деньги.

Да, проекты вроде создания в Беларуси 100 тыс. рабочих мест в сфере IT или каких-то инновационных производственных кластеров теоретически правильные. Но давайте будем реалистами. Нельзя ничего посадить в пустую почву. Чтобы инвестиции пошли в высокотехнологичные секторы экономики, сперва должен появиться предприниматель, который несколько лет «покувыркается» с чем-то более простым, выживет, после работы на арендуемых площадях обзаведется хоть какой-то недвижимостью, а потом возьмет дорогущий кредит и может быть сможет купить высокотехнологичное оборудование. Слона едят по частям. И не все так быстро и гладко происходит даже в высокоразвитых западных странах. Я много ездил по Европе и Штатам в поисках тех самых инновационных малых предприятий, преображающих лицо страны. Вот только все попадались традиционные производства. Да и по статистике доля инновационно активных предприятий в валовом производстве на Западе не превышает 5—7%.

— Виктор Егорович, многие видят спасение белорусской экономики в приходе иностранных инвестиций. Со своей стороны вы всегда стояли на позициях приоритетности национального капитала. А можно ли, на ваш взгляд, говорить о некой золотой середине между национальными интересами и интересами иностранных инвесторов?

— Эта золотая середина в активной роли белорусских бизнесменов при реализации у нас проектов с иностранным капиталом, т.е. совместные предприятия должны превалировать над чисто иностранными. В этом важнейший национальный интерес. Прибыль в большей степени будет оставаться в стране, чего не скажешь об инвестпроектах, где иностранные партнеры являются исключительными собственниками, а граждане Беларуси — только наемными работниками. К тому же СП — более устойчивая форма хозяйствования, поскольку со стороны Беларуси есть люди, которые не за зарплату, а за более весомый личный интерес способствуют успешному развитию предприятий.

— Кстати, как вы оцениваете институциональные условия по привлечению инвестиций в белорусскую экономику? Не пугает ли инвесторов то, что либеральные послабления с неизменной регулярностью наталкиваются на попытки чиновников зажать гайки.

— Уверен, неправильно утверждать, что в нашей стране абсолютно нет условий для развития бизнеса и привлечения капитала. Да, они не лучшие, но и не худшие. Что касается изменений белорусского законодательства, то, действительно, шаг вперед часто сопровождается двумя шагами назад. Просто идет борьба. Прежде всего борьба в головах чиновников. Я бы даже сказал — эволюция. Потому что явных консерваторов, которые наотрез препятствуют инициативам делового сообщества, среди чиновников почти не осталось. Правда, остается проблема низкого взаимодействия между самими чиновниками. У нас некоторые министры друг с другом разговаривать не хотят, один готовит проект нормативного акта, а второй сознательно его не согласовывает. Вот это преодолевать надо.

Беседовал  Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях