$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

ОТ РОМАНТИЗМА К РЕАЛИЗМУ©

04.11.2011

За 10 лет активного развития частно-государственного партнерства (ГЧП) Германия прошла путь от эйфорийного восприятия данной темы до осмысления некоторых ошибок и извлечения уроков. Опыт этой страны, представляющий интерес для Беларуси, рассмотрели в ходе круглого стола, организованного Советом по развитию предпринимательства при Президенте.

ГЧП достаточно ново не только для нашей республики, но и для многих западноевропейских стран. Германия в их числе. По словам консультанта юридической фирмы «Байтен Буркхардт» Штефана Крехтана, целый ряд секторов немецкой экономики на протяжении 60–90-х годов оставался под контролем государства, и лишь с приходом 2000-х формат сотрудничества с частным капиталом начал приобретать популярность. Как оказалось, осилить только за счет бюджетных средств многочисленные инфраструктурные проекты не под силу даже богатой Германии. Поэтому примерно 10 лет назад в этой стране, по образному выражению Ш.Крехтана, в теме ГЧП, или в западной понимании — PPP (private public partnership), началось «время брошюр». Повсеместно стали проводить экспертные конференции, круглые столы, на которых изучался опыт Великобритании и Франции, где уже несколько десятилетий развивалось данное направление. Вслед за этим массово стартовали и проекты ГЧП в различных сферах.

Однако уже к 2006 г. маятник общественного мнения от восприятия ГЧП как панацеи от всех экономических проблем качнулся в противоположную сторону — неприятия данного формата. Многие проекты не оправдали возложенных на них надежд, а некоторые и вовсе оказались провальными. Из уст высокопоставленных чиновников все чаще можно было услышать критику ГЧП, а некоторые даже увидели в нем подрыв государственных устоев.

Спустя еще несколько лет в немецком обществе наступила фаза реализма — ГЧП стали воспринимать как одну из форм осуществления проектов с ее достоинствами и недостатками.

Чего же достигли и в чем разочаровались рациональные немцы? В настоящий момент в Германии реализуется порядка 200 проектов в формате государственно-частного партнерства, что позволило частично переложить расходы федерального и местных бюджетов на частных инвесторов. С другой стороны, экономия средств по тем услугам, которые перешли из ведения государства к частникам, оказалась не столь значительной, как ожидали, — примерно 10% вместо целевых 20–30%. Не все проекты вышли на рентабельную работу, в частности, неудачным стал опыт строительства двух частных автомобильных тоннелей. Установленная там плата за разовый проезд в пределах 1,5 EUR показалась автомобилистам обременительной, из-за чего они предпочли пользоваться объездными путями.

Эти и некоторые другие не очень удачные примеры, реализованные в рамках концессионных договоров за средства частных инвесторов, заставили бизнес Германии быть более осмотрительным. К примеру, сегодня банки и иные финансовые институты неохотно выделяют средства под концессионные проекты. Куда проще найти финансирование для объектов, услуги которых будут оплачиваться с участием госбюджета. И таких нашлось немало в сфере здравоохранения, образования и культуры. Как оказалось, даже тюрьмы могут быть достаточно успешно приватизированы. Оставляя функции охраны заключенных за собой, государство начало активно передавать частным структурам обеспечение едой, одеждой, проведение образовательных, спортивных программ и т.д.

Не стало серьезным препятствием отсутствие в Германии специального федерального закона о ГЧП, а также центрального государственного органа, который курировал бы политику в этих вопросах. Прерогатива принимать решения, сотрудничать или нет с частным капиталом, отдана местной власти — администрациям 17 земель, более 11 тыс. городов, коммун и общин. Федеральное министерство экономики Германии ограничилось лишь рекомендациями по заключению договоров и оценке экономической эффективности проектов ГЧП.

К положительным стоит отнести и тот факт, что не оправдались тревоги скептиков о невозможности привлечения в формате ГЧП представителей малого бизнеса в силу высокой капиталоемкости инфраструктурных проектов. Опыт показал, что крупные инвесторы достаточно охотно по субподряду перераспределяют госзаказ между многочисленными мелкими фирмами.

Впрочем, точка в споре об эффективности ГЧП в Германии еще не поставлена, т.к. ни один проект в силу своего долгосрочного характера (20 лет и более) пока не завершен. И возможно, к тому моменту маятник общественного мнения пройдет еще несколько новых циклов.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО