$

2.1364 руб.

2.4873 руб.

Р (100)

3.1332 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ОТ ЭЙФОРИИ К СКЕПТИЦИЗМУ©

05.03.2013

Пока рост Беларуси в рейтинге Всемирного банка Doing Business, подаваемый официальными лицами как значительное достижение, не привел к сопоставимому увеличению инвестиционной активности и ускорению притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в частности. Страна все ближе к заветной тридцатке лидеров рейтинга, но есть ли от этого существенный толк для экономики?

Исследовательский центр ИПМ, проанализировав зависимость между иностранными инвестициями на душу населения и условиями ведения бизнеса в 163 странах, пришел к выводу, что при нынешних позициях республики в Doing Business ПИИ должны составлять не менее 3,5 млрд. USD против фактических 1,376 млрд. USD в 2012 г. Второй расчет, сделанный среди переходных экономик, выдал значение 3,4 млрд. USD. На основании этих данных авторы аналитической записки «Либерализация бизнес-среды в Беларуси в 2009–2011 годы» охарактеризовали нашу страну как находящуюся ниже «линии тренда», что означает — имеющую инвестиционный показатель меньше среднего по совокупности стран.

Одновременно успехи в Doing Business не вызвали у нас адекватного увеличения доли и значения частного сектора, как это наблюдается в других странах с переходной экономикой. Сопоставление данных Доклада о процесе перехода (Transition Report), подготовленного Европейским банком реконструкции и развития, с местом Беларуси в Doing Business показывает, что доля частного сектора в республике должна составлять не менее 68% против реальных 30%.

Хотя последнее несоответствие как раз и объясняет провалы с ПИИ. Ведь частных инвесторов мало интересуют вложения в госкомпании, не связанные с их приватизацией. Зато огромный пласт государственных предприятий заставляет собственника, выполняющего одновременно роль правового регулятора в стране, сохранять искаженные условия конкурентной борьбы в виде неравного доступа к различным видам ресурсов для субъектов разных форм собственности, регионального протекционизма, телефонного права, вмешательства органов власти и других «прелестей» административной экономики. В итоге многие реформы, формально соответствующие требованиям Doing Business, на практике имеют незначительный эффект. Это косвенно подтверждают и данные ежегодного опроса Исследовательского центра ИПМ среди малого и среднего бизнеса, который по основным составляющим перекликается с работой Всемирного банка.

Так, согласно опросу ИПМ, после всплеска положительных оценок в 2009 г., когда произошли наиболее значимые улучшения в деловой среде, в 2010–2011 гг. эйфория от либерализации резко пошла на спад. Преимущественно негативными были оценки административных процедур, размера налогов, времени их уплаты, условий внешнеторговых операций, аренды, ценообразования, доступа к кредитам и др. (см. табл.).

В ИПМ делают вывод, что, во-первых, процесс реформирования условий хозяйствования в стране в 2010–2011 гг. замедлился, а во-вторых, некоторые направления по либерализации бизнес-среды имеют ограниченный потенциал, например, сложно еще больше упростить сведенные до минимума процедуры по открытию новых фирм.

Заметные расхождения с Doing Business исследователи ИПМ объясняют низкими оценками респондентов по критериям, которые Всемирный банк либо рассматривает косвенно, либо не учитывает вовсе, а именно — по количеству проверок, размерам штрафов, арендной плате, ценообразованию, доступу к кредитам и расчету зарплаты. Еще одно объяснение — в выборке ИПМ значительную долю занимают представители малого бизнеса, которые, как правило, высказывают больше недовольства в отношении условий хозяйствования, чем крупные компании. Из чего следует вывод, что правительству необходимо не только концентрировать усилия на повышении места в рейтинге Doing Business, «шлифуя» законодательство на соответствие его индикаторам, но и проводить либерализацию по широкому спектру иных условий хозяйствования, а также обеспечивать макроэкономическую стабильность.

Впрочем, по мнению председателя Белорусского союза предпринимателей Александра Калинина, эффект от либерализации уже заметен, причем именно в последние 2 года, когда в стране существенно увеличилось количество субъектов хозяйствования частной формы собственности. Но поскольку предприниматели зачастую инвестируют в бизнес собственные наличные средства, без должного учета, это не отражается в статистике. Что касается иностранного капитала, то между законодательными улучшениями и его активизацией находится временной лаг. Поэтому А.Калинин полагает, что наш рост в Doing Business положительно скажется на притоке ПИИ, причем, возможно, уже в этом году. Пока же капитал течет к нам не очень быстро из-за проблем с гарантией собственности, обострившихся на фоне прошлогодних примеров национализации активов.

Примечательно, что и чиновники, и предприниматели продолжают демонстрировать приверженность курсу на либерализацию бизнес-климата. Некоторые пакеты предложений уже стали традиционными, например, совместные постановления Совмина и Нацбанка, утверждающие годовой план либерализации, или Национальная платформа бизнеса, аккумулирующая предложения ряда бизнес-союзов. Вот и на этот год в них фигурируют дебюрократизация, упрощение процедур, развитие частной инициативы, улучшение доступа к финансовым ресурсам и многое другое. Так что у страны есть все шансы подрасти в очередном рейтинге. Вот только успевали бы за этим трендом иные показатели экономического развития.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО