$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Энергетика

От атома к ветру

18.10.2016

Пока в Беларуси строят Островецкую АЭС, в ФРГ отказываются от ядерной энергии в пользу возобновляемых источников. Их доля в конечном объеме энергопотребления должна вырасти на 18% к 2020 г. и на 60% – к 2050-му, сообщила директор Немецкого энергетического агентства (dena) Кристина Хаферкамп на V белорусско-германском энергетическом форуме в Минске.

«Энергетический поворот» предполагает остановку к 2022 г. всех действующих в Германии атомных энергоблоков. Впрочем, за 12 лет их доля в производстве электроэнергии и так сократилась в 1,7 раза – до 15,8%. Немецкие атомщики оценивают свои потери от прекращения работы своих станций и захоронения ядерных отходов в 48 млрд. EUR. В перспективе эти издержки могут вырасти в 3–4 раза.

Поэтому некоторые компании судятся с властями, но без особого успеха. Например, в текущем году земельный суд Бонна отклонил иск концерна EnBW, требовавшего 261 млн. EUR компенсации за отключение двух своих атомных станций. В перспективе – рассмотрение исков E.ON и RWE, требующих 380 и 235 млн. EUR компенсации за неокупающиеся инвестиции в атомную энергетику.

В Беларуси инициатором развития атомной энергетики является государство. А потому за убытки, если таковые случатся, спрашивать будет не с кого. Представители Минэнерго и ГПО «Белэнерго» рапортовали на форуме о ходе строительства Островецкой АЭС в соответствии с графиком и пуске энергоблоков в 2018–2020 гг. По мнению чиновников, АЭС принесет нашей стране существенную экономическую пользу и повысит ее энергетическую безопасность. Так, первый заместитель министра энергетики Леонид Шенц сообщил, что ввод в эксплуатацию БелАЭС позволит республике нарастить генерирующие энергомощности на 2,4 тыс. МВт и снизить на 5 млрд. м3 импорт природного газа. Однако некоторые участники форума отмечают дороговизну такой энергии и трудности с ее сбытом.

Немецкие специалисты уже столкнулись с тем, что утилизация ядерных продуктов и закрытие АЭС обходится дороже их строительства. Наследие атомной энергетики «напрягает» даже богатую немецкую экономику. Германский опыт свидетельствует, что затраты на «похороны» атомной станции должны включаться в тарифы на вырабатываемую на ней энергию. Ведь расплачиваться за это все равно рано или поздно придется. Но наши чиновники вряд ли рискнут включать такую статью затрат в тарифы, поскольку тогда экономическая неэффективность Островецкой АЭС мгновенно станет очевидной.

ФРГ ориентируется на развитие альтернативной энергетики в целях обеспечения устойчивого, экологичного и экономически эффективного энергоснабжения. При этом доля ВИЭ в общем объеме потребления электроэнергии должна вырасти с 32,6% в 2015 г. до 50% в 2030-м и 80% в 2050 г., а в конечном энергопотреблении – с 12,5% до 30 и 60% соответственно.

В прошлом году немецкие ВИЭ произвели 195,9 TВт Ч ч электроэнергии – столько, сколько хватило бы Беларуси для обеспечения всех своих энергопотребителей на 5,5 лет. Уже сейчас в отдельные дни выработка электроэнергии ветро- и гелиоустановками полностью покрывает спрос.

У нас же вклад ВИЭ по-прежнему незначителен. В 2015 г. они выработали лишь 153,5 млн. кВт Ч ч электроэнергии, т.е. 0,45% произведенной в республике электроэнергии. При этом объем переработки отходов сельского и коммунального хозяйства для получения биогаза не превышает 3%, солнечные станции дают 0,3% технически возможной выработки, ветроустановки – не более 3% экономически обоснованного предела.

В ближайшие годы ситуация, скорее всего, не изменится. Одна из причин – квотирование, предусмотренное Указом от 18.05.2015 № 209 «Об использовании возобновляемых источников энергии». На 2016–2018 гг. запланирован ввод 215 МВт новых мощностей. При установлении таких квот учитываются, среди прочего, влияние ВИЭ на регулировку баланса мощностей в Белорусской энергосистеме, расходы организаций «Белэнерго», сообщил начальник управления энергоэффективности Минэнерго Сергей Тимошкин.

Независимые поставщики солнечной и ветровой энергии вообще «неудобны» для государственных энергоснабжающих организаций. Чтобы уменьшить поток желающих обзавестись такими объектами, Минэнерго инициировало утверждение постановлением Минэкономики от 24.08.2016 № 55 новых тарифов, которые владельцы ВИЭ считают невыгодными. Так, повышающие коэффициенты для новых ветроустановок с 1.01.2017 г. в Беларуси будут снижены с 1,2 до 1,1 в их первые 5 лет работы и с 1,05 до 1,01 в последующие 5 лет, а для новых солнечных электростанций – с 2,5 до 2 для оборудования мощностью до 300 кВт, с 2,3 до 1,7 (301 кВт – 2 МВт), с 2,1 до 1,5 (более 2 МВт).

В отличие от нашей страны в Германии нет квот на ВИЭ, сообщил юридический советник Федерального агентства сетей ФРГ (Bundesnetzagentur) Александр Линов. Энергетический регулятор – Bundesnetzagentur руководствуется здесь законом о возобновляемых энергиях (EEG) и заданиями федерального правительства. При этом основной принцип – «стимулирующее регулирование», предполагающее создание условий для прямой конкуренции, в т.ч. путем возможности свободного перехода потребителей от одной сбытовой компании в другую.

Гарантированный доступ к электросетям, рынку сбыта и 20-летняя финансовая поддержка государства создают в ФРГ стимулы для инвестиций в строительство новых ВИЭ. У нас же единственным аргументом в энергетике является только желание чиновников.

Автор публикации: Михал СТЕЛЬМАК